Stolica.ru
Реклама в Интернет

МИХАИЛ ХАРИТОНОВ

КОРМ

 (Зеркало рассказа Огонь)


Посвящается Песаху Амнуэлю

 

 

Польша, 1943.

 

Дверь захлопнулась, лязгнули засовы.

Загорелся неяркий свет. Тощие, измождённые люди стояли босиком на бетонном полу, вплотную друг к другу. Все были голыми: одежду у них отобрали. Никто не разговаривал. Негромко поскуливала женщина с разорванной мочкой уха: охранник польстился на бирюзовые серёжки. Седой старик сидел на полу, закрыв лицо руками, и тихо молился, мешая жаргон и французский.

Скрипнула другая дверь, и в помещение вошёл невысокий человек в чёрном мундире и чёрных очках. Он нёс с собой какой-то небольшой цилиндрический предмет, тщательно обёрнутый в плотную ткань.

Человек встал так, чтобы его было видно. Поднял руку. Блеснул золотой шеврон.

- Achtung! - крикнул он и театральным жестом поднял покрывало.

Через несколько секунд раздался стук падающих тел. Последним упал старик.

- Шма Исраэль, - сказал человек в мундире и грустно улыбнулся. Взвилось и запахнулось покрывало, надёжно укутывая непонятную вещь.

Он ещё раз осмотрел помещение, повернулся и вышел.

На улице моросило.

Человек в мундире направился к соседнему зданию, увенчанному длинной трубой. Над ней поднималась шапка искрящегося красного пламени, мерно вспыхивающего и угасающего - казалось, что огонь дышит. От высоковольтных проводов, уходящими под крышу здания, шёл пар.

«Надо бы поставить пламягасители» - в который раз подумал человек в мундире и ускорил шаги.

 

 

Боливия, 2004.

 

«Не видать мне отражения вершины Игерота в водах залива Пласидо, не бывать мне в Западном Государстве, не разгадывать письмена Боливара в той библиотеке, которую я пытаюсь представить себе отсюда, из Буэнос-Айреса, и которая, несомненно...» - Иосиф Цойфман механически повторял про себя начало борхесовского «Гуаякиля», некогда переведённого им на иврит. В то время он всё ещё считал себя литератором. Впоследствии он избавился от этой иллюзии, равно как и от некоторых других. Однако привычка заполнять внутреннюю пустоту звоном испанской речи осталась с ним навсегда.

Он стоял посреди городской площади, пыльной и пустой. Перед ним возвышался аляповатый, как и всё в этой стране, конный монумент какому-то местночтимому герою - какому-нибудь Хуану Паредесу или Педро Хуаресу, в стародавние времена с лихвой исполнившего предназначение мужчины: убить много других мужчин, после чего самому пасть от руки сильнейшего.

Иосиф попытался подавить в себе подступающее отвращение к позеленевшему от времени идолу, но потерпел неудачу. Тогда он повернулся к фонтанчику с водой. Фонтанчик нехотя выталкивал из себя кривую струйку толщиной с палец, наводя на мысль о судорожно преодолеваемой импотенции. На краю чаши виднелись следы птичьего помёта.

Услужливая память тут же обогатила неприятный образ детским воспоминанием о проваленном экзамене по латыни: юный Иосиф срезался на цитировании «Exegi monumentum», придав Аквилону эпитет impotens вместо inpotens, то есть заместив классическое «неистовство» ветра незаслуженным «бессилием». Вышло безвкусно, но отчасти уместно: профессор Цойфман физически ощущал своё бессилие перед чужой незнакомой страной, перед безлюдной площадью, перед позеленевшим от времени бронзовым мачо, перед всей этой дурацкой ситуацией, в которую он попал по собственной воле.

Мысль о воле снова вернула его к борхесовскому рассказу, и он в очередной раз задумался, следовало ли переводить его последние слова, которые автору заблагорассудилось написать на французском. Иосиф ещё раз взвесил все за и против, и в очередной раз понял, что не знает ответа. «Возможно, эта способность самозабвенно увлекаться чужой культурой и выдаёт во мне настоящего еврея», привычно подумал он, и привычно возразил себе: в конце концов, рассказ привлёк его внимание потому, что он касался взаимоотношений арийца и семита - темы почти столь же скользкой и столь же захватывающей воображение, сколь и отношения мужчины и женщины.

В портфеле застрекотал и тут же замолчал радиотелефон. Цойфман знал, что звонок был предупредительным: он сигнализировал, что очередной этап проверки пройден успешно. «Если вам позвонят, значит, всё в порядке» - говорил старик-немец с извилистым шрамом на лысине, который дал ему этот адрес. За последний год профессор Цойфман повидал много таких стариков: ветхих, как Завет, но упорно цепляющихся за свою призрачную, выморочную жизнь. Они были живучи, эти старики, нечеловечески живучи. Это и отличало их от тех ординарных нацистов и нацистиков, которые - с теми или иными церемониями, или вовсе без таковых - уже отправились в свой персональный ад. «Существуют только два народа - мы, и народ Амалека: остальные - трава, которая утром растёт, а вечером её бросают в огонь» - Цойфман попытался вспомнить источник цитаты, но не смог этого сделать. От царя Амалека, Агага, произошли все антисемиты. Гитлер, безусловно, был из народа Амалека. Гитлер существовал на самом деле. Значит, и всё остальное тоже было на самом деле. Этот паралогизм вдруг показался профессору исполненным какого-то глубинного смысла.

Он успел ещё подумать о том, что Аша, кажется, всё-таки намерена обзавестись ребёнком; что аспиранты сейчас стали, пожалуй, более разносторонни, но менее внимательны, и одно не извиняет другого; что «Западный край» Ледантека - плохая, вторичная книга; что кондиционер - не менее сомнительное изобретение, нежели компьютер; что интеллектуализм как жизненная позиция несостоятелен. Потом его окликнули.

Он оглянулся, и успел заметить край светлой рубашки, и клетчатый платок, который стремительно приближался к его лицу. Через мгновение он охнул и сел в пыль, глупо улыбаясь.

- Пойдём, - услышал он как сквозь сон. Чья-то рука взяла его за воротник, а потом он шёл, не зная куда. Мыслей не было. Не было ничего.

 

 

Когда он пришёл в себя, во рту было кисло.

- Сейчас будет хорошо, - господин Йорг Визель стоял над ним, держа в руках закупоренную скляночку. - Сглотните раз, другой, и всё пройдёт.

Профессор машинально сглотнул слюну. Через несколько секунд зрение сфокусировалось, но в голове царил хаос.

- Я не помню, как я попал сюда. И что тут делал, - сказал Иосиф, пытаясь собрать рассыпающиеся мысли.

- Мы немного поговорили. Вы рассказали о себе, а я - о себе, - любезно улыбнулся господин Визель. - Попробуйте это, - хозяин протянул гостю высокий бокал. - Shorle. Вино с газовой водой. Очень освежает в жару.

Профессор Цойфман полулежал в глубоком кресле с повязкой на лбу. В затылке пекло. На рубашке остались следы пыли. Он взял бокал и чуть-чуть отхлебнул, не почувствовав вкуса напитка.

- Sonnenbrand... зной... здешнее солнце очень коварно, - наставительно произносил господин Визель, - кажется, что всё в порядке, а потом... как это будет по-английски... Обморок. Да, обморок.

- Я живу в Эрец Исраель, - Иосиф нашёл в себе силы возразить словоохотливому собеседнику. - Там жарко. Со мной не было обморока.

- Я этого и не говорил, - охотно согласился хозяин. - У вас, кстати, больные сосуды. Попробуйте вот это, - хозяин кабинета одним движением извлёк откуда-то из недр заваленного диковинами письменного стола крохотную скляночку с красной каплей на дне. - Сейчас всё пройдёт. Позвольте, - он открыл пробку и протянул флакончик гостю.

Профессор вдохнул, и почувствовал себя несколько лучше.

- Это... это был наркотик? - наконец, сформулировал Иосиф.

- Не совсем. Мы называем это Mahtmittel, «принуждающее средство». Достаточно вдохнуть один раз. Человек делает то, что ему велят. В частности, говорит правду... К сожалению, очень дорогое снадобье. Оно делается из корня истинной мандрагоры... - он испытующе глянул в лицо профессора. - Так о чём мы беседовали?

- Не помню, - пробормотал Иосиф. Мысли путались, мешая друг другу.

- Ну, давайте тогда я... Вы - Иосиф Цойфман, историк. «Историк современности», как вы себя отрекомендовали.

- Не помню, чтобы я представлялся... - поморщился профессор.

- Неудивительно, средство довольно сильное... Пройдёт, пройдёт. Вы пейте, пейте. Не бойтесь, это просто вино и газировка. Простите, что я был вынужден подвергнуть вас этому... этому маленькому дознанию. В конце концов, - усмехнулся он, - у меня есть все основания опасаться некоторых израильских организаций. Я вхожу в список Симона Визенталя. Который, - он опять усмехнулся, - существенно укоротил жизнь многим моим друзьям. Франц говорил мне...

- Кто? - в голове у Иосифа несколько посветлело.

- Франц Стангль, комендант Треблинки. Его, кажется, взяли в Бразилии. Так вот, он говорил мне...

Иосиф слегка застонал и покрутил головой.

- Да, простите, я отвлёкся. Итак. Вы - историк современности. Всю жизнь занимались второй мировой войной и связанными с ней вопросами. С особенным вниманием к теме Холокоста. Насколько я понял, это связано ещё с личными переживаниями. У вас в роду есть погибшие... разумеется, я соболезную...

- Вся семья матери, - механически сказал Иосиф. Он постепенно возвращался в норму, но головокружение всё не проходило.

- Да, да, это ужасная трагедия, - вежливо добавил господин Визель. - Итак, вы всю жизнь занимались этой темой. Первоначально вы исходили из традиционной версии. Ваша первая книга была посвящена судьбе венгерского еврейства. Кажется, она принесла вам некоторый успех? Нет-нет, не отвечайте, на все интересующие меня вопросы вы уже ответили...

- Не очень большой успех. Я писал эту книгу в память о родителях моей матери. Она - венгерская еврейка, - пояснил профессор. - В коммунистической Венгрии моя книга была запрещена.

- Ну, это уже половина успеха. Засим последовала книга о предвоенном Алжире...

- Очень неудачная, - профессор окончательно пришёл в себя: окружающий мир перестал крутиться и подпрыгивать перед глазами.

Иосиф Цойфман обвёл взглядом комнату, в которой он так неожиданно оказался. Она была невелика, но хорошо обставлена. Два кресла, декоративный камин. Огромный письменный стол, заваленный бумагами и безделушками, за нам - тёмные буковые полки книжного шкафа. В углу на журнальном столике стоял террариум. Между камешками и веточками блестел лоснящийся бок крупной змеи. Стены украшали ковры. Под самым потолком был укреплён длинный витой рог неведомого животного.

- Рог единорога, - любезно пояснил господин Визель, проследивший направление взгляда гостя. У меня в коллекции есть кубок, вырезанный из основания такого рога. Согласно гримуарам, такой кубок нейтрализует любой яд, всыпанный или влитый в питьё... Суеверие, разумеется. Но всё же приятно. Коллекционная вещь.

Иосиф улыбнулся.

- Единорогов не существует, - сказал он. - Моей книги про Алжир тоже не существует, с точки зрения традиционной академической науки. Как, впрочем, и с точки зрения окологуманитарной публики. Знаете, что мне сказал мой издатель?

- Вы это тоже рассказали, - улыбнулся хозяин. - «Делайте больше мышей».

- Простите? - не понял Цойфман.

- Это легенда. Когда Уолт Дисней нарисовал мультфильм про трёх поросят и выпустил его в прокат, его продюсер отбил ему телеграмму: «Поросята не пошли делайте больше мышей». Ваш издатель посоветовал вам сосредоточиться на теме уничтожения евреев. Как более продаваемой, так он выразился?

- Именно так, - Иосиф прищурился, пытаясь разглядеть причудливый предмет на столе хозяина - то ли вычурный подсвечник, то ли статуэтку. - В те времена выражения типа «рынок научного знания» были ещё не в ходу. Я даже попытался оскорбиться. Между прочим, этот человек был евреем. Он не понял меня. Я его тоже.

- Потом занятия литературой. Иврит. Стихи. Роман. Переводы...

- Всё впустую, - закончил Иосиф. - Я снова занялся тем единственным, что умел делать. Больше мышей, вы говорите? Я стал делать больше мышей. И я делал это хорошо. Настолько хорошо, что теперь сижу здесь... в гостях у старого нациста, убийцы тысяч евреев. Я не извиняюсь, господин Визель, - добавил он.

Хозяин кабинета вежливо промолчал.

- Всё началось, когда я занялся большой работой о концлагерях. На сей раз меня интересовала механика дела. Техника, если угодно. Про это написано очень много, но я хотел установить всё точно. Сколько газовых камер было в каждом конкретном лагере. Сколько человек входило в каждую из них. Сколько времени требовалось на всю процедуру. Как газ подавался по трубам... Нечто подобное.

- Ну да, ну да. Фактология всегда была вашей сильной стороной. Изучение конкретики. Как это вы замечательно писали в той статье про назначение историка? «Статистический факт - это оксюморон, нечто вроде горячего льда. Статистика и факт - противоположности. Статистика есть то, что позволяет обойтись без фактов, без обращения к земле. Наше направление есть обращение к земле истории - к детали, к фрагменту, к частности, через которую можно познать целое. Факт есть деталь. Отдельное высказывание, частное письмо, фотография, конкретная вещь, - пепельница, табакерка, портсигар, - обладает хотя бы тем скромным достоинством, что существует на самом деле...» - извините, дальше не помню...

- У вас превосходная память, - сказал Иосиф, чтобы что-то сказать.

- Нет, просто эта мысль мне близка, поэтому запомнилось, - заметил хозяин, пододвигая к себе какие-то бумаги. - И к чему же вы пришли?

- К тому, что я нашел кривые швы и белые нитки! - профессор Цойман подался вперёд, на минуту забыв о своём дурном самочувствии. - Я хорошо чувствую ложь, господин Визель... Кстати, - растерянно заметил он, - а когда вы мне представились? Откуда я знаю, что вы - тот самый Йорг Визель?

- Не беспокойтесь, я и есть тот самый Йорг Визель... - старик неопределённо мотнул головой. - В начале допроса... то есть, простите, в той части нашей беседы, которую вы не помните... я представился.

Цойфман, наконец, присмотрелся к своему собеседнику. Чувствовалось, что время покусало, но не сжевало его до конца: он казался довольно крепким. «Этот ещё поживёт» - решил Иосиф, и удивился, не ощутив приступа ненависти.

- Ложь, - повторил Иосиф. - Я хорошо её чувствую.

- Да, я помню. Это ваша излюбленная тема. Из лекции про исторический метод: «Современники исторических событий - это обычные люди, которые склонны ко лжи, сознательной или бессознательной, в большинстве случаев охотно рискующими ради удовлетворения этой склонности своей репутацией, а иногда и материальными и жизненными интересами». Видите, как внимательно я вас читал... Вы продолжайте, продолжайте.

- Ложь, - в третий раз сказал Иосиф. - Все эти описания, схемы. Даже сами здания. Я работал в одной из сохранившихся газовых камер. Там есть щели в стенах. Щели величиной с палец! Но ладно, ладно... Зондеркоманды, которые работали без противогазов - тоже ладно. А пропускная способность печей? Нацисты физически не могли сжечь столько трупов...

- И что же? - поинтересовался Визель.

Иосиф пожал плечами.

- Вы пришли к выводу, что никакого Холокоста не было? - с интересом спросил Визель.

- Не надейтесь, - жёстко сказал Цойфман. - Я знаю, что Холокост был. Что евреев убивали. Как убили мою бабушку. И моего дедушку. Моя мать чудом осталась жива, - добавил он.

- Да, но, может быть, убивали, но не столько? Не шесть миллионов, а меньше?

- Возможно, меньше. Но в любом случае счёт идёт на миллионы, - так же твёрдо сказал профессор. - Это установлено точно, здесь слишком много фактов. Установленных фактов. Вы убили всех этих людей.

- Не отрицаю, - хозяин кабинета сделал странную гримасу. - Но...

- Но не так, как мы думаем, - закончил профессор. - Возможно, газовых камер не было. Но было что-то другое. И я хочу знать, что это было.

- Зачем вам это? - помолчав, спросил Визель. - Вы никогда не сможете ничего опубликовать.

- Я знаю. Это нужно мне лично. Мне самому. Я хочу знать правду, господин Визель, бывший комендант специального объекта номер триста семь...

- Это было не очень известное место, - заметил хозяин кабинета. - Как вы меня нашли?

- Вы же знаете, - вздохнул Цойфман. - В последние годы я обзавёлся большими связями среди бывших нацистов. Большинство, правда...

- ...были не очень-то дружественны, так? - Визель тяжело вздохнул. - Да, это не очень приятная публика. К тому же среди них много антисемитов, как ни глупо это звучит... Но вам повезло. Вы случайно вышли на нужного человека, который действительно кое-что знал.

- Да, - сказал профессор. - Мне повезло. Тот старик-подводник...

- Фриц, - улыбнулся Визель. - Мой старый знакомый. Действительно, работал с подводной лодкой. Я не оговорился - работал с подводной лодкой...

- Да, я понял. Он мне кое-что рассказал, этот человек. Невероятные вещи, - профессор невольно поёжился. - То, во что никто никогда не поверит. Но я поверил. И понял, что всю жизнь занимался мифами. Но мне уже всё равно. Теперь я просто хочу дойти до конца. Ради этого я и приехал сюда. Вы передали мне через Фрица, что согласны на откровенный разговор...

- Ну да. Вас интересует, почему я согласился? Давайте об этом несколько позже... Вы уже пришли в себя?

- Да, - сказал профессор. Головокружение действительно прошло.

- Хорошо. В таком случае не будем терять времени, - господин Йорг Визель привстал, оказавшись неожиданно высоким, и, потянувшись к шкафу. Достал альбом, обтянутый выцветшим бархатом.

- Посмотрите пока, - он положил вещицу на колени профессору. - Мне нужно покормить змею.

Профессор осторожно открыл обложку. На первой странице была наклеена выцветшая фотография: какие-то молодые люди на скамеечке, рядом - велосипед и собака.

- Это моя семья, - Визель возился с террариумом, и даже не повернул головы. - Вам это неинтересно.

Иосиф перевернул страницу. Было что-то неприятное в этой старой фотографии.

Следующее фото было парным. Два высоких молодых немца, одетых в национальные костюмы, в круглых шляпах с прицепленными к ним веточками дуба, старательно улыбались в объектив.

- Всё это старые дела. То, что вас интересует - в середине альбома.

Профессор Цойфман перелистал ещё несколько страниц. Промелькнули неизвестные люди в форме и без, какая-то девушка в шляпке, потом - горный пейзаж... Наконец, пошло узнаваемое.

- Это внешний вид объекта триста семь, - пояснил хозяин, отвлекшийся, наконец, от своих занятий и занявший своё место за столом. - Собственно, его главная часть. Электростанция.

- Очень похоже на крематорий, - заметил профессор, разглядывая фотографию.

- Ну, можно сказать и так... И тем не менее. А вот следующее фото вас наверняка заинтересует.

 

- Не понимаю, - профессор вертел в руках альбом. - Вы хотите сказать, что...

- Да, именно так, любезнейший профессор. Перед вами - три фотографии. Они были сделаны с интервалом в три минуты. Это, как вы изволили выразиться, конкретная вещь. Обладающая тем скромным достоинством, что она существует на самом деле. Разумеется, всякую вещь можно подделать. Люди склонны ко лжи, не так ли? При этом не нужно спрашивать, почему они лгут и зачем это им надо. Повод для лжи примысливается к самому действию. Вы можете подумать, например, что я тщеславный психопат, и пытаюсь произвести на вас впечатление...

- Не тяните кота за хвост, - невежливо прервал его Иосиф. - На первой фотографии - помещение, заполненное людьми. Видимо, это евреи, предназначенные к уничтожению. На второй - то же самое, плюс немецкий офицер. На третьей - гора трупов, плюс тот же самый немецкий офицер. Вы утверждаете, что промежуток между фотографиями - три минуты...

- Может быть, четыре, - рассеянно заметил Визель. - Не отвлекайтесь.

- Все эти люди мертвы. Кроме офицера. То, что подействовало на них, не подействовало на него. Вы изобрели какой-то способ умерщвления... из тех, о которых рассказывал Фриц. Это вы хотите мне сказать?

- Мы его не изобретали, - мягко поправил собеседника Визель. - Это очень, очень старый способ. Вот, - он протянул Иосифу ещё одну фотографию. - Между прочим, этот снимок стоил фотографу жизни. Тогда у нас не было автоматических камер...

На пожелтевшем квадратике плохой фотобумаги был виден кусочек столешницы. На ней стояла полуприкрытая покрывалом клетка. Покрывало было откинуто, и было видно, что внутри сидит странное существо: небольшой зверёк размером с кролика, но с петушиной головой. Снимок был не очень хорош: похоже, фотограф не успел навести объектив на резкость.

- Это царёк, или василиск. Очень редкое магическое существо, - пояснил хозяин. - У него есть способность убивать взглядом. По преданию, всё живое, на что он посмотрит, обращается в камень. На самом деле это, конечно, сказки, просто мышцы моментально твердеют... Очень интересный эффект. Трупы можно грузить, как брёвна. Работать с василиском очень рискованно, но альтернатива была ещё хуже...

- Подождите, - профессор сжал голову руками. Альбом сполз с коленей и упал на пол. - Подождите, не сразу. Поймите, я вам верю. Я достаточно общался с вашими бывшими коллегами, Йорг, и меня очень трудно удивить. Фриц рассказывал мне о том, что такое были ваши подводные лодки...

- А он рассказывал вам о том, как взбесившаяся субмарина сожрала весь его экипаж? - с интересом спросил Визель. - Очень поучительная история.

- Рассказывал, - профессор чуть улыбнулся. - Но я позволил себе ему не поверить.

- И правильно, - заметил Визель. - Типичная моряцкая байка. На самом деле личинки морского змея очень преданы своим дрессировщикам... Сейчас их уже не осталось, - добавил он. - Последнюю субмарину убили англичане. Поговаривают, что их военные до сих пор держат одну неактивную личинку в этом своём озере... как его... Лох-Несс. Но я в этом сомневаюсь. Хотя личинка может находиться в таком состоянии несколько столетий, пока не найдётся достаточно сильный маг... Но среди людей таких нет. А мы вряд ли снова пойдём на сотрудничество с людьми.

- Кстати, Йорг, у меня к вам ещё один вопрос. Фриц говорил... Впрочем, неважно. Скажите, вы человек?

- Ах, вы и это знаете, - ухмыльнулся Визель. - Я кобольд. Ничего особенного, довольно распространённый народец. Вот фюрер был баньши, причём чистокровный, это большая редкость. У баньши исключительные гипнотические способности, к тому же дар предвидения... Когда немецкие маги предложили нам сотрудничество, они хотели, чтобы Германию возглавил именно баньши. Хотя наша сторона настаивали на гоблине. И были правы, замечу. Впрочем, теперь всё это неважно.

Профессор Цойфман вздохнул.

- Лично мне понадобилось немало времени, чтобы переварить этот факт. Что существуют, э-э, как бы это выразиться...

- Мы называем себя «магические народы». Народы, способные к магии. Или, скажем так, имеющие отношение к магии. Нас очень немного, и мы предпочитаем не ввязываться в человеческие дела. Та ситуация с нацистами больше не повторится. Никогда не повторится. Кстати, - Визель неожиданно сменил тон, - откуда вы узнали, что единорогов не существует?

- Фриц говорил, - вспомнил профессор. - По его словам, он всю жизнь мечтал увидеть единорога...

- И узнал, что их больше нет. Последнего единорога убили крестьяне в семнадцатом веке веке. За то, что загрыз девушку... Ужасная потеря. Я имею в виду единорога, разумеется. Магических животных вообще очень мало, и все они живут в труднодоступных местах. Вы не представляете себе, какой ущерб потерпела магическая фауна в результате этой нелепой войны! Нет, нет, больше никогда.

- Всё-таки, откуда вы взялись? Тролли, гоблины, кобольды? Вы относитесь к виду Homo, или?.. - профессор не договорил.

- Ах, профессор, на этот счёт существует множество мнений, - Визель картинно развёл руками. - Не думайте, что историческая наука у нас находится в лучшем состоянии, нежели у людей. Скорее наоборот. Чего греха таить - мы всё ещё пребывали в первобытной дикости, когда у вас уже существовала высокая цивилизация. Сатиры, кентавры - всё это были жалкие дикари, не знавшие огня и едва владевшие членораздельной речью, и прекрасные древние греки совершенно напрасно им поклонялись... Увы, способность к магии отбивает охоту к совершенствованию орудий труда, а значит, и к мышлению. Фактически, какое-то движение вперёд у нас началось во времена вашего средневековья, и то только благодаря человеческим магам. Которые нам дали цивилизацию... и, увы, время от времени использовали в своих целях. - Визель запнулся. - Кстати, профессор, вы тоже принадлежите к магическому народу. Вы это знаете?

- Мне что-то говорили об этом, но я так ничего и не понял, - вздохнул Иосиф. - Честно говоря, я так и не смог заставить себя поверить в богоизбранность евреев, несмотря на большие усилия. Хотя, разумеется, я отдаю себе отчёт в том, что еврейская культура и религия - это исключительные явления. Но их исключительность...

- Простите, профессор, я вас перебью, - Визель улыбнулся. - Вы не хотите посмотреть на мою змею?

Иосиф, недоумевая, поднялся с кресла и подошёл к террариуму. Там под мощной лампой грелся полоз. В середине его тела было заметно небольшое утолщение.

- Она только что съела жабу, - пояснил хозяин. - Вы знаете, что, оказавшись в желудке змеи, жаба выделяет полезные вещества, помогающие змее её переваривать?

Иосифа передёрнуло.

- Вижу, вам неприятно. А я вижу в этом ещё одно проявление Weltweisheit, мировой мудрости... Вы верите в целесообразность космоса? Я - да. Мир, несомненно, устроен как большое целое, каждая часть которого находится на своём месте. Разумеется, каждому существу его место кажется недостаточно уютным. Но оно, как правило, не замечает тех благ и преимуществ, которыми оно пользуется как чем-то само собой разумеющимся. В конечном итоге всё уравновешивается, и каждый получает своё.

- Jedem das Seine, - не удержался Цойфман. - Вы это имели в виду?

- Я хотел подвести вас к той мысли, что положение жабы и положение змеи в некотором высшем смысле равноценны. А теперь давайте посмотрим ещё один альбом.

Он повернулся к полке.

 

- Невероятно, - профессор перебирал снимки трясущимися руками. - Невероятно. О них мне никто ничего не говорил.

- Ну ещё бы. Это была одна из самых больших тайн Рейха. К тому же с ними могут работать очень, очень немногие. И мы очень мало знаем о них. А теперь, наверное, никогда не узнаем. Их больше нет. Как и единорогов, - Визель улыбнулся каким-то своим мыслям.

- Саламандры... - прошептал Иосиф. - Огненные духи. Я мог бы предположить что-то подобное.

- Ну почему же сразу духи? Они телесны, и нуждаются в пище. Им требуется das Futter... как это по-английски?

- Корм, - подсказал Цойфман. - Жратва.

- Вот именно... Но, как вы понимаете, аппетиты у них специфические. Поэтому, кстати, они так редки. Например, земляные драконы нуждаются в особого рода папоротнике, который сейчас почти нигде не встречается, а друкхульмы едят побеги так называемой истинной мандрагоры, которые сейчас продаются на чёрном рынке по цене бриллиантов. Василиски, к счастью, питаются обычными змеями... Ну, а морские драконы, онокентавры, саламандры, и прочие - плотоядные. Причём они нуждаются в плоти магических существ. Понимаете?

Иосиф промолчал.

- Вижу, вы уже догадались... Да, правильно. Чтобы было совсем ясно, позволю себе ещё одно сравнение. Молодых змей откармливают головастиками. Головастик - это ещё не лягушка. Сам по себе он малоспособен к полноценному существованию. У него имеется минимум полезных функций, которые позволяют ему выжить. Зато головастики - великолепный корм. Помните, что я говорил о полезных веществах, помогающих пищеварению? Так вот, евреи, в некотором роде, тоже великолепный корм. Вы - магические существа, но магическая способность в вас подавлена. Вы не способны управлять этой энергией, во всяком случае индивидуально. Разумеется, на коллективном уровне её наличие иногда позволяет вам творить чудеса. Без этого вы не выжили бы... Зато евреи - идеальная жертва. В этом и состоит ваша избранность, Иосиф. В рамках мирового равновесия вы предназначены для того, чтобы быть жертвой. Начиная с церемоний, где требуется умерщвление магического существа, и вплоть до банальной кормёжки... Кормить, кстати, лучше живыми: магические энергии покидают труп очень быстро. Поэтому-то нам и пришлось использовать василиска. Он же, собственно, не убивает - скорее, вводит в коматозное состояние. Нечто вроде общего наркоза. Можно было бы, конечно, обойтись и без таких церемоний. Но живые люди, сгорая, сопротивляются, кричат, а саламандры боятся шума. К тому же это негуманно. Мы не звери, что бы вы о нас не говорили... 

- Зачем вам понадобились саламандры? - перебил Цойфман.

- Вы так и не поняли? Всё это началось ещё до войны. Германия была почти полностью лишена собственных ресурсов, особенно энергетических. Немцам отрезали уголь, нефть, в общем всё. А для подъёма экономики нужно было электричество. Много дешёвого электричества. Саламандры способны его вырабатывать в любых количествах, но для этого их надо хорошо кормить. Сначала мы, впрочем, думали обойтись минимальными жертвами, которых было легко набрать среди политических преступников. Хватило бы коммунистов и либералов, благо там было много евреев... Гитлер, впрочем, с самого начала предчувствовал, что этим дело не ограничится, поэтому загодя начал насаждать антисемитизм. Но война спутала все карты. Особенно её вторая половина. Пришлось строить крупные электростанции. Потом их назвали «лагерями уничтожения».

- Они такими и были, - сказал Иосиф.

- Ну, ну. Я уже вижу, что вертится у вас на языке. Каннибализм - вы хотели сказать это слово? Да, каннибализм. А что такое война, как не каннибализм? Кем, по-вашему, были немецкие юноши, уходившие на фронт? Пушечным мясом, не так ли? Вас убивали гуманными средствами, без мучений. А как умирали немцы? Замерзали в русских степях? Горели в танках? Не кажется ли вам, что...

- Нет, не кажется, - профессор Цойфман посмотрел на Визеля исподлобья. - Вы пытаетесь поставить на одну доску преступников и жертв. Ничего другого я, впрочем, от вас и не ожидал.

- Вот как? А вот я ожидал от вас более широкого взгляда на эти вещи... Ну так теперь вы удовлетворили своё любопытство?

- Я услышал много нового и интересного, - процедил сквозь зубы профессор. - Кроме того, мне показали пачку старых фотографий. Которые так несложно подделать.

- Ну вот, вы начинаете защищаться... Зря, зря. Ведь вы на самом деле мне поверили, Иосиф, - заметил Визель. - У вас действительно хороший нюх на ложь. Но если вы хотите увидеть настоящие доказательства - извольте. Я, собственно, за этим вас и пригласил.

Он слегка приобнял профессора за плечи, и на свет снова появился клетчатый платок. Профессор успел отшатнуться, но неожиданно сильная рука на мгновение прижала тряпку к лицу гостя, и тот замер, как вкопанный.

 

Профессор Иосиф Цойфман стоял, привязанный к металлическому столбу. У его ног на земляном полу лежало прозрачное яйцо размером с грецкий орех, внутри которого плавал крохотный огонёк. Рядом стояла клетка с василиском, до поры закрытая тёмной шалью.

Йорг Визель, переодетый в рабочий халат, раскладывал на длинном верстаке какие-то инструменты.

- Это последнее сохранившееся яйцо саламандры, - болтал Визель, протирая ножи. - Оно может храниться очень долго, но сейчас зародыш уже почти исчерпал свою жизненную силу. Вы подвернулись очень вовремя, профессор. Не беспокойтесь, больно не будет. Василиск действует мгновенно, вы ничего не почувствуете...

Иосиф глупо улыбнулся.

- Никто не знает, что я её спас, - старик продолжал сыпать словами, пытаясь скрыть возбуждение, - все думают, что саламандры исчезли как вид. А каково было мне? Я скрывал яйцо от всех, и ждал, ждал... Вы спросите, зачем мне саламандра? О, профессор, вы не знаете, на что она способна! Например, она может осуществлять трансмутацию металлов, немцы таким способом получали золото... неужели вы думаете, что кто-то и в самом деле вырывал изо рта трупов золотые зубы? - Визель хихикнул. - Нет, дорогой профессор, это был куда более чистый металл... ах да, вы же сейчас не коммуникабельны. Ну и ладно... Саламандра - почти неисследованный вид. Но сейчас, с нашими современными возможностями, со всеми этими лабораториями - я думаю, мы на пороге великих открытий. Разумеется, я намерен соблюдать осторожность. Проще всего её, конечно, продать. Чёрный рынок магических предметов - о, там обращаются огромные деньги! Но я не настолько беден, чтобы торговать саламандрами...

Старик поднял голову от верстака, и посмотрел на свою будущую жертву.

- Вас, наверное, слегка беспокоят все эти ножики? Нет-нет, это не для того, о чём вы могли бы подумать. Это может понадобиться, чтобы помочь саламандре пробить скорлупу. Она сожжёт ваше тело без всякой посторонней помощи, знаете ли... У них внешний способ питания, как выражаются биологи. Так сказать, желудком наружу. Саламандра черпает энергию из своего огня... Сейчас здесь будет много огня. Взрослая саламандра, конечно, спалила бы весь этот сарай к чертям, но это всего лишь нимфа...

Цойфман шевельнулся.

- Нуте-с, сначала тест. Это чистая формальность, профессор, но я люблю всё делать по правилам. Попробуем вашу кровь... - старик приблизился к профессору с каким-то острым блестящим предметом. - Дай руку! - скомандовал он, и Иосиф механически протянул ему правую руку.

Визель помял ему палец, потом сделал небольшой надрез. Выступила кровь. Визель наклонился и слизнул каплю. Поцокал языком. Удивлённо приподнял бровь.

Цойфман отчаянно задёргался. Действие магического снадобья постепенно проходило.

- Стой смирно! - скомандовал Визель, и ещё раз попробовал кровь. Сморщился, плюнул. Потом, тяжело сопя, обошёл вокруг столба и разрезал путы, оцарапав при этом профессора ножом.

- Пошёл вон, - с невыразимым презрением сказал старик.

Иосиф стоял у столба, неспособный двинуться с места.

- Кому сказал? Пошёл вон отсюда. Выход там, - старик мотнул головой куда-то в сторону.

- Я... я требую объяснений, - пролепетал профессор.

Йорг Визель неожиданно расхохотался.

- Ausgezeichnet! - наконец, выговорил он, вытирая выступившие слёзы. - Что делает с людьми воспитание! Вы, кажется, недовольны тем, что не пригодились? А кто, интересно, сказал вам, что вы еврей?

Яйцо саламадры внезапно вспыхнуло оранжевым светом.

- Полюбуйтесь, - мрачно заметил Визель. - Сейчас она вылупится - и умрёт, не найдя подходящей пищи... Так с чего вы взяли, что вы еврей? Кто вам это сказал? Мама? Покажите мне вашу маму!

Яйцо засияло красным, потом окуталось радужной дымкой. Внутри светового кокона раздался тихий звон.

- Лопается оболочка... Как же я не учёл такой простой возможности! Вся семья погибла в концлагере. Какой ужас. А может быть, молодой мадьярке просто нужно было сбежать из дому? В Америку, например? Тогда так делали многие. В послевоенной неразберихе так просто было выдать себя за сироту. Потом прибиться к еврейской общине. И лгать всю жизнь. То-то вы так тонко чувствуете ложь... Кстати, ваш официальный отец - еврей?

- Еврей... - Иосиф никак не мог прийти в себя.

- Интересно, зачем она тогда родила ребёнка от какого-то поляка? Или русского, я не разобрал... Наверное, это такое изощрённое проявление антисемитизма. Всю жизнь жить с евреем, ненавидеть его и себя, и рожать детей от случайных любовников - какой сюжет для дешёвого романа! И не кривите губы, - старик демонстративно отвернулся. - Как и все существа моей расы, я чувствую кровь. Вы - полумадьяр-полуславянин. В вас нет ни капли еврейской крови. Кроме того, - с удовольствием добавил он, - вы плохой историк. Я читал ваши статьи ещё и для того, чтобы выяснить, стоит ли пускать вас в расход...

Внутри светящегося яйца засверкало золото.

- Вот она, нимфа... Скоро она выйдет из яйца. И умрёт. Сейчас ей нужна пища, а её здесь нет. Уходите, вы здесь не нужны. Или я вас прикончу! Вы даже недостойны василиска. Есть и другие способы... Не трогайте это!..

Старик не успел договорить. Его глаза остекленели, колени подогнулись. Тело упало на землю с глухим деревянным стуком.

Цойфман аккуратно запахнул шаль и поставил клетку на пол.

Золотое сияние вокруг яйца погасло, и он увидел саламандру. Крохотное сияющее существо напоминало своим видом морского конька. Саламандра плыла по воздуху в колеблющемся сполохе прозрачного белого огня.

Иосиф с трудом подтащил тело старого кобольда к столбу. Он оказался неожиданно тяжёлым. Потом, подхватив клетку, отошёл подальше, чтобы его не опалило жаром.

Саламандра подплыла к телу Визеля, спускаясь к лицу. Издали это напоминало поцелуй. Запахло жареным мясом и горелой тканью.

Саламандра опустилась ещё ниже. Тело кобольда изогнулось, потом издало странный шипящий звук, и внезапно взорвалось: на несколько секунд всё вокруг было охвачено пламенем. Иосиф не успел отшатнуться, и только прикрыл лицо рукой, едва удержав клетку. Всполошённый василиск заскрёб когтями и заклёктал.

Через минуту всё было кончено. Около столба плавала в своей огненной колыбели сияющая саламандра. Теперь её пламя отливало красным.

Цойфман поставил на землю клетку с василиском, аккуратно расправил складки шали. Нагибаясь, он заметил на полу какой-то маленький предмет, и поднял его. Это оказалась оплавленная пуговица.

- Verzeihen Sie, Herr Визель, тысяча извинений. Но другого магического существа поблизости не нашлось, а малютка хотела кушать, - с чувством произнёс профессор, соображая, что делать дальше.

Предстояла большая работа. Разобрать бумаги в кабинете Визеля. Выйти хотя бы на ближайший круг его контактов. Также связаться с Фрицем: возможно, он что-то знает о чёрном рынке магических существ. Обязательно найти литературу о саламандрах. Лучше бы какие-нибудь инструкции. В конце концов, её придётся транспортировать... Поискать в доме деньги или какие-нибудь ценности: ему потребуется свободная наличность.

Да, ещё василиск.

- Ты, наверное, голодный? - профессор наклонился к клетке. Василиск зашебуршился.

- Ну, это просто, - пробормотал профессор, вспоминая полоза в террариуме. - Положение жабы и положение змеи в некотором высшем смысле равноценны, не так ли?

 

 

Лондон, 2006.

 

... - Должен признать, господин Цойфман, что вы прекрасно держались на этих переговорах, и проявили подлинный патриотизм, - человек в соседнем кресле щёлкнул гильотинкой, отрезая кончик сигары.

Иосиф пододвинул к себе пузатую рюмку. Погрел в ладонях, чтобы ощутить аромат хорошего коньяка. Ему было хорошо и уютно. Впервые за весь последний год он мог себе сказать, что никуда не торопится.

- То есть вы хотите сказать, что я безбожно продешевил, - заметил он. - Что ж. Когда сделкой интересуется государство, гражданином которого ты являешься, отказываться от переговоров недальновидно.

- Ну, не так уж вы и продешевили, - усмехнулся собеседник, - просто саламандра бесценна... Американцы, наверное, дали бы вам больше. Если, - он осторожно вдохнул сигарный дым, - не предпочли бы сэкономить. Честно говоря, очень странно, что вас не убили.

- Да, этот рынок довольно жёсткий, - заметил профессор. - Мне несколько раз приходилось прибегать к помощи моего маленького друга, - он покосился на клетку. На сей раз она была закрыта специальным чехлом.

- Кстати, вы не хотите его продать? В частном порядке?

- Нет, - сказал Цойфман.

- Всё же подумайте. Я бы его у вас купил. Дорого. В конце концов, он вам больше не понадобится. К тому же, с помощью этого существа убивали евреев...

- Благодаря нашему правительству, я больше не нуждаюсь в средствах. Надеюсь, мои дети тоже будут довольны своим папочкой. Кстати, моя жена Аша на следующей неделе...

- ...поздравляю... - предупредительно откликнулся собеседник.

- Вообще, я к нему привык, - закончил профессор. - Мы с ним хорошо понимаем друг друга. Что касается прошлого... Будем думать о настоящем. Вы же не задумываетесь о тех евреях, которыми будут кормить саламандру?

- Вы прекрасно знаете, что евреи бывают разными, - в тон ему ответил человек напротив. - Некоторые из них не заслуживают ничего, кроме...

- Да-да, я понимаю. Хорошо, что они есть, эти негодные евреи. Правда ведь? - Цойфман осторожно пригубил коньяк. - В общей гармонии мироздания у них тоже есть своё скромное место.

Собеседник кашлянул.

- Василиск мог бы облегчить их мучения.

- Обойдутся инъекцией. Кстати, - добавил профессор, - у меня есть для вас небольшой подарок. Вот, - Цойфман положил перед собой книжку в изящном сером переплёте. - Сигнальный экземпляр.

Человек в соседнем кресле взял книгу в руки, повертел, заглянул под обложку.

- Ах, да. «Мой Холокост». Об этом много говорят. Газеты пишут, что это чуть ли не новый дневник Анны Франк?

- Газеты преувеличивают. Проза историка - сейчас это модно. Это книга о моей семье. Точнее, о семье моей матери. Нечто вроде исторического расследования. Грустная история. Надеюсь, она найдёт своего читателя.

- И номинатора. Насколько мне известно, книга уже выдвинута на премию имени...

- Давайте об этом не будем. Чтобы не сглазить, - профессор улыбнулся. - Но, разумеется, я рад своему возвращению в литературу. Знаете, - он сделал ещё один маленький глоток, - раньше мне казалось, что занятия историка и литератора противоположны по интенции. Теперь я так не думаю.

Застрекотал телефон. Профессор взял трубку, немного послушал, потом молча положил её на край стола.

- Благодарю вас, - сказал он. - Деньги переведены на мой счёт. Вы выполнили свои обязательства.

- Мы всё-таки представляем правительство Израиля, - улыбнулся собеседник. - Было бы странно с нашей стороны...

- Кстати, вы гоблин? - неожиданно спросил Иосиф.

- Да, как и все чиновники такого уровня... Извините, профессор, мне пора. Ох, да! - собеседник хлопнул себя по лбу. - Совсем забыл. У меня тоже есть небольшой подарок для вас... и для вашего василиска.

Он нагнулся, открыл пузатый портфель, стоявший у него в ногах, и извлёк оттуда большую коробку, аккуратно заклеенную со всех сторон. В крышке были проделаны небольшие отверстия. Внутри что-то шуршало.

- Благодарю, - с чувством сказал профессор Цойфман. - Очень кстати.

- Не за что. Все уже знают, что вам принято дарить змей. Но мне и в самом деле пора.

Собеседник ещё раз попрощался, подхватил портфель, щёлкнул замочком, и удалился.

Иосиф остался один. Он осмотрел коробку, прочёл латинскую надпись на крышке. 

- Надеюсь, - сказал он, глядя на клетку, - тебе это придётся по вкусу. Редкий вид. Ты же у нас лакомка...

Голодный василиск щёлкнул клювом.

- Weltweisheit, - констатировал профессор. - Мировая мудрость.

 

вернуться на главную страницу   гостевая бука: оставьте своё веское слово!

Читай отзывы и напиши свой про нитрат тестер соэкс в официальном сообществе.