Stolica.ru
Реклама в Интернет

ДИВЕН СТРИНГ

АТОМНЫЕ АНГЕЛЫ


БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Дивен Стринг - знаменитый американский писатель с мировым именем, признанный мастер ужасов, фэнтези, детективов, сайнс- и палп-фикшна.

Восемьдесят восемь его романов возглавляли список бестселлеров газеты Паблик Промоушен. Его книги переведены на 714 языков и вышли общим тиражом свыше 999.999.999 экз. По произведениям Стринга поставлено 14 фильмов, в том числе общепризнанный шедевр Стигарда Кубрицы "Оне", принёсший своим создателя двадцать "Оскаров", восемнадцать "Золотых Медведей", диплом Международной Психиатрической Ассоциации и две Дарвиновские премии.

Стринг - король психологической драмы. Он бесстрашно спускается в самые тёмные подвалы подсознания своих героев, срывая покровы над безднами, которые рождают чудовищ. Ужасные откровения о человеческой природе, щедро разбросанные по страницам его романов, по удачному выражению авторитетнейшего издания Нью-Йоркер Дейли Таймс Телеграф, "заставляют содрогаться даже патологоанатомов, зубных врачей и страховых агентов".

Стринг не замыкается в пределах так называемой научной картины мира. В его книгах действуют сверхъестественные существа, помогающие героям или строящими дьявольские по своей изощрённости планы. Эти сущности изображаются с той пугающей достоверностью, которая отличает истинного визионера.

В то же время Стринг - серьёзный историк, отдающий немало времени исследованиям прошлого. Его познания в области истории и культуры поражают читателя точностью деталей и глубиной проникновения в самые отдалённые эпохи. Он чувствует себя как дома в любой стране и любом веке. Миллионы людей по всему миру знакомятся с тайнами тысячелетий по книгами Дивена Стринга.

Дивен Стринг - автор романов ужасов, но при этом он всем своим творчеством защищает и прославляет жизнь. Доверие и отственность у Стринга всегда побеждают козни тёмных сил. Его романы, несмотря на весь их зловещий и кровавый антураж - нескончаемый гимн, воспеваемый истинным ценностям человеческого бытия: доброте и любви.

Из справочника "Десять тысяч величайших писателей XXI века"

 

 

АТОМНЫЕ АНГЕЛЫ

 

Deaven R. String

Nuclear Angels

 

(с) 2008 by Deaven Royal String

(с) Сокр. пер. с америк. М. Харитонова

 

 

Моему Президенту Бараку Обаме

и моему эрзацтерьеру Пруденс.

Без вас моя жизнь была бы неполной.

 

 

ПРОЛОГ

 

ГЕРМАНИЯ, МАЙ 1945

 

Вильгельмштрассе вела прямиком в ад.

Оберштандартенфройляйн СС Берта фон Браузер спешила туда - на секретную встречу.

Советские солдаты, занятые грабежами, смотрели на неё как на пустое место: слишком много было вокруг добычи, чтобы польститься на высокую худую женщину в лохмотьях, или проявить интерес к её потрёпанной, видавшей лучшие времена, сумке.

Немцы реагировали иначе: они-то знали, что это за люди - с такой осанкой, с такими лицами. Какой-то измождённый старик попытался указать на неё огромному зверообразному калмыку-комиссару, шарящемуся в разбитой витрине ювелирного магазина: он что-то бормотал и показывал рукой в её сторону. Калмык лениво повернулся и медленно, растягивая удовольствие, расстрелял старика из ручного гранатомёта.

Женщина даже не оглянулась. Она была уверена, что ей никто не помешает.

Стоны и крики насилуемых домохозяек оставляли её равнодушной. Сваленные на мостовой головы благообразных стариков с испачканными кровью сединами она обходила, не удостаивая взглядом. Внутренности детей из фольксштурма, выпотрошенных советскими варварами, мешали несколько больше: в разбросанных по тротуарам кишках вязли каблуки, отлипая с противным чпоканьем. Но и это было всего лишь незначительным неудобством.

Жалость не могла выжить и секунды в ледяном сердце эсэсовки. Немцы - всего лишь материал для исторического творчества. Этот материал истрачен. Что ж, найдётся другой, более подходящий. Дух исторического творчества позаботится об этом.

То, что она, скорее всего, умрёт, её тоже не беспокоило. Уж она-то знала, что смерть - далеко не самое страшное. Всего лишь цена, которую иногда приходится платить, и хорошо ещё, если за что-то стоящее. Ей повезло: она получила эту роль, ей выпал счастливый билет в один конец: сохранить главное сокровище Рейха, дух исторического творчества. Миллионы немцев с восторгом умерли бы как один в борьбе за это.

На углу бульвара Унтер-ден-Линден она ненадолго задержалась, чтобы посмотреть, как советские военные играют в футбол головой немецкой девочки. Пасы сержанта - судя по полноценной европейской внешности, эстонца, - были не лишены изящества, но бездарная игра голкипера, картофеленосого русского майора в ушанке, стоящего в Бранденбургских воротах, портила всё удовольствие. Майор бестолково метался между колоннами, хватаясь руками за воздух. Гол был неминуем, но сержант взял слишком высоко: голова взмыла свечкой и зацепилась белокурой косичкой за древко советского знамени, свисающего с полуразрушенной квадриги. Сержант растерялся, но другой игрок, скуластый и узкоглазый ингуш, сбил голову метким выстрелом, и игра продолжилась.

Женщина усмехнулась. Плутократы и коммунисты выиграли этот матч, и думают, что это навсегда. Но выигрыш - ещё не победа.

Мимо проехал, дребезжа, крытый грузовик с красной звездой на борту. Из кузова вывалился труп с содранной кожей и упал навзничь на мостовую. На голое мясо был натянут генеральский френч с оторванными погонами, меж окровавленных ягодиц торчала опунция. Женщина поморщилась: кожа кожей, но прикасаться к погонам поверженного врага - низко и недостойно. Немцы такого себе не позволяли даже с комиссарами.

Но и это не имело значения.

Значение имел только американец. Этот продажный, сколький тип из заокеанской плутократии, каким-то чудом сумевшей сокрушить непобедимый Рейх, должен послужить целям, которые он не сможет ни понять, ни осмыслить.

Он ждал её на углу Лейпцигской улицы возле кондитерской. Высокий, в сером плаще и мягкой шляпе, в майском Берлине сорок пятого года он казался призраком из счастливого довоенного прошлого.

В кондитерской было пусто, как в старом склепе. Огромная витрина с берлинским печеньем, разбитая прикладами, нелепо накренилась, извергнув на пол содержимое. Два комиссара с рябыми жёлтыми лицами стояли на четвереньках, зарывшись рылами в гору лакомств, время от времени запивая его водкой из пятилитровых походных фляг.

Хозяин заведения лежал рядом, лицом вниз, вместо затылка - кровавая каша. Советские комиссары не умели расплачиваться за услуги ничем, кроме пуль.

Американец немедленно выхватил два блестящих пистолета и выпустил в каждого русского по обойме. Русские отмахивались руками от пуль, но потом всё-таки затихли.

- На сдачу, - с извиняющейся улыбкой сказал американец, убирая оружие. - Примитивный организм очень трудно убить. Поэтому вы и проиграли на Восточном фронте... Гутен таг, штандартенфройляйн.

- Оберштандартенфройляйн, - поправила его женщина. - Оберштандартенфройляйн СС Берта фон Браузер, ассистентка доктора Менгеле, военная преступница - кажется, вы так нас называете? Теперь ваша очередь.

- Вы отлично знаете, кто я, и по чьему поручению здесь, - не стал развивать тему собеседник. - Где он?

Берта фон Браузер молча протянула сумку.

- Ткани в сосуде Дьюара, заморожены под давлением. Мы разработали технику хранения материала, не повреждающую оболочки клеток.

- Сколько времени это может храниться?

- Лет пятьдесят. Но лучше не тянуть до последнего.

- Простите, я снова задам этот чёртов вопрос, но нам нужна уверенность... Это и в самом деле он?

- Я гарантирую это.

- Кора в хорошем состоянии?

- Разумеется. Мы сняли её предельно аккуратно, - она отвечала на вопросы, гадая, когда же американцу надоест их задавать.

- Хорошо... Скажите, - в голосе прорезался настоящий интерес, - а почему вы не попытались сохранить ему жизнь? На определённых условиях мы могли бы на это пойти...

- Он решил иначе, - отрезала женщина. - Другая жизнь - или никакой.

- Мы уважаем последнюю волю сильного противника, - американец усмехнулся. - Что ещё?

- Документация. И разработки доктора Менгеле по второму нервному центру. Обратите внимание на функции вагуса, это важно.

- Извините, я не биолог, - американец развёл руками. - Скорее антибиотик.

Оберштандартенфройляйн одарила собеседника ледяной улыбкой.

- Наверное, - американец тоже осклабился в ответ, - вы думаете, что мы двуличны. Но использование оружия противника, если оно более совершенно - это аксиома войны. Почему бы не использовать и самого противника? В конце концов, он всего лишь человек. И мы сможем его контролировать. Особенно если посадим его... в то самое место.

Оберштандартенфройляйн промолчала. Недалёкие агенты плутократии и в самом деле думают, что всё можно использовать и что люди - это всего лишь люди.

Кто-то выстрелил в окно, посыпались осколки стекла. Американец, не глядя, послал в берлинскую весну три пули. По ту сторону витрины грязно выругались по-русски.

- Я выполнила свои обещания. Теперь американское правительство должно выполнить свои. Вы обещали мне миллион долларов и гражданство США, - оберштандартенфройляйн доигрывала последний акт драмы, не особенно заботясь о производимом впечатлении. Она знала, что её обманут, и была готова к этому.

- Не всё так просто, - американец напустил на себя озабоченный вид. - Во-первых, мы не представляем американское правительство. Мы - группа патриотов, которые считают, что в борьбе за свободу хороши любые средства. Коммунизм распространяется по планете. Опыт величайшего антикоммуниста всех времён и народов может оказаться спасительным. Что касается вас лично...

Оберштандартенфройляйн так и не узнала, что собирался предложить ей агент. Один из русских громил, казалось бы, навеки цивилизованных, внезапно очнулся. Он был не убит, а всего лишь оглушён: пули американца попали в голову, не повредив жизненно важных органов.

Советский солдат открыл глаза. Он был зол, нетрезв, и чувствовал сильную головную боль. Его мутный взор остановилися на американце, и в сердце русского комиссара зашевелилась извечная ненависть генетически неполноценного раба к свободному человеку.

- Prevedd do sviazy, - гнусно выругался он на своём языке и выстрелил из пистолета Калашникова.

Промахнуться было невозможно, но плохо сбалансированная русская пуля описала в воздухе дугу и с грохотом вонзилась под левую грудь немки. Она умерла мгновенно.

Зато для того, чтобы добить громилу, понадобилось пять минут и семнадцать выстрелов. Издыхая, тот успел доесть печенье, грязно оскорбить маму президента Рузвельта и испортить воздух.

Все люди пахнут одинаково, подумал американец - что б там не воображали о себе нацисты.

Он собрался с мыслями и вышел в грохот и дым.

СОЕДИНЁНЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ, ШТАТ НЬЮ-ЙОРК, АВГУСТ 1991

 

Гей Джи крался по коридору, торопясь на тайное свидание.

Ад следовал за ним. Он был в нём самом.

Мужчина в белой робе подопытного не боялся глаз охранников. В это время суток все отдыхали- корпус на ночь закрывался наглухо извне. Тридцать восемь дюймов легированной стали обеспечивали абсолютную изоляцию жилых камер десятого блока от основного комплекса. Плюс двери камер, которые невозможно было открыть без электронного ключа. Во всяком случае, так думали те, кто проектировал эти катакомбы - Гей усмехнулся.

Сложнее было со следящей аппаратурой. Опасность представляли ультразвуковые датчики, реагирующие на инфракрасное излучение. Один тихонько запищал, подобно летучей мыши, но человек посмотрел в его сторону, и тот замолчал.

- Как ты это делаешь? - прошептал крадущийся, обращаясь неизвестно к кому.

- Nichts zu sagen. Я могу контролировать электронику, - ответил голос, идущий неизвестно откуда: низкий, тяжёлый, грубый, с неприятным акцентом.

- Ты уверен, что мальчишка выйдет? - снова зашептал Гей.

- Natürlich. Он тебе так доверяет. Даже признался в своём извращении. Скажешь ему, что дверь открыта и его ждут.

- Он может не поверить, - сказал мужчина в белом.

- Поверит. Он видел, как этот монгольский выродок на него смотрит. Dem geht der Arsch mit Grundeis, во всех смыслах, - голос хмыкнул. - Они так и ищут, как бы заняться непотребством.

- Ну, допустим, он войдёт и они займутся этими делами. Ты уверен, что совокупная масса превзойдёт критическую?

- Не пори горячку, Hosenscheisser, - раздражённо бросил голос. - Если ничего не получится, ты сдашь обоих охране.

- И они сдадут меня, - человек осторожно одолел ещё несколько метров. - То есть нас, - быстро поправился он, почему-то согнувшись, как будто его ударили в живот.

- Нalt die Fress! Не забывай, кто тут главный, - удовлетворённо произнёс низкий голос, чуть громче, чем раньше.

Ближайшая дверь приотворилась. Показалась узкая полоска света.

- Гей? Ты? - послышался третий голос, юный и взволнованный.

- Да, - шепнул Джи, ужом ныряя в щель.

Камера была крошечной: узкая койка, капельница, унитаз из тяжёлого серого металла, нависающий над ним душ. На койке сидел юный мулат, гибкий, как тростник. Присмотревшись, на его прекрасном юном теле можно было разглядеть багровые ленты швов и синюшные полосы шрамов от полостных операций. Огромные карие глаза полнились болью и надеждой.

- Здравствуй, Арам. Седьмая дверь открыта. Цам ждёт тебя, - сказал гость.

- Правда? Как ты это сделал? - не поверил мулат.

- Мне помогли, - Гей Джи придвинулся чуть ближе, разводя руками. - Я не могу всё рассказывать, это повредит другим людям. Верь мне. Я твой друг. И друг Цама. Я могу помочь вам встретиться. Сейчас.

- Сейчас? - мальчик вздрогнул. - Цам вчера мне шепнул, что он такой же, как и я. Но я не знаю... я не готов...

- Другого случая может не представиться, мало ли что они сделают завтра, - гость повёл глазами в сторону капельницы, угрожающе нависшей над узким ложем.

Он замолчал, ощущая во рту вкус собственной лжи. Она была кислой, как рвота.

Арам ничего не заметил. Он был слишком юн и измучен.

- Спасибо тебе, - сказал он, протягивая шоколадного цвета руку и дотрагиваясь до предплечья гостя. Тот вздрогнул.

- После облучения мне стало больно писать, - неожиданно признался юноша. - И ещё больнее, когда они делают со мной... ну, это, - было темно, но Гей Джи почувствовал, как Арам смутился. - Жжёт как огнём.

- Не обращай внимания, пройдёт. Сегодня они с тобой делали это? - вдруг забеспокоился Гей.

- Нет, - сказал мальчик. - Завтра утром. Как ты думаешь, они ничего не заметят?

- Ничего, - вошедший поспешно выдавил из себя последнюю ложь. - Иди, Цам ждёт.

Арам поспешно кивнул и выскользнул в коридор.

Когда его мягкие шаги затихли, Гей Джи осторожно высунул голову, огляделся и, пригибаясь, побежал в сторону, противоположную той, куда направился юноша. По пути он прикасался к каждой двери.

- Всё, - наконец, сказал он, останавливаясь возле опустевшего помещения охраны и осторожно прикасаясь к тому месту, где располагался замок. - Ты открыл все замки?

- So gut wie, - донеслось снизу. - Когда рванёт, они бросятся к дверям. Кто сможет, тот выйдет. Кстати, дверь закрой.

- Думаешь, стена выдержит? - спросил Гей, осторожно входя.

- Взрыв вскроет северную сторону, - пробормотал второй голос. - Примерно половина сдохнет сразу, остальные побегут сюда. Тут тоже не обойдётся без трупов... Надеюсь, мальчишка не наврал, и его сегодня не доили, а того швуля не спринцевали...

- Да прекрати же! - человек врезал себе кулаком по пузу, и тут же рухнул на бетонный пол, скрючившись от сильнейшей боли.

- Dummkopf! Rotznase! - рявкнул голос. - Я научу тебя выполнять правила и вести себя подобающим образом!

Всё накрыла вспышка белого света невиданной чистоты, прошедшего сквозь бетонную стену - и тут же, через долю секунды, своды расколол грохот, сводящий с ума.

Когда человек очнулся, первое, что он увидел - собственную кровь, выплеснувшуюся изо рта. В красной луже белели два вылетевших зуба. Кровь текла из глаз и ушей, но он был жив.

- Поздравляю, - насмешливо сказал голос. - Мы выиграли. Надеюсь, - сказал он цинично, - им было хорошо.

- Мне показалось, - прошептал Гей, - когда был этот свет... В нём свете кто-то был. Чья-то душа.

- Душа? Чушь, - отозвался низкий голос. - После смерти ничего нет. Я гарантирую это.

- Нет, не душа. Это что-то новое, - человек силился встать, но не мог. - Оно... оно коснулось меня. Там, внутри. Теперь мы связаны...

- Тебя хорошо приложило, вот и всё.

За дверью послышались стоны, потом хриплая ругань.

- А теперь, - сказал голос, - предоставь дело мне. Я умею обращаться с толпой. Мы прорвёмся на свободу.

- Их всех перебьют, - прошептал человек.

- Неважно. Они - всего лишь материал для исторического творчества. Я выживу. Значит, выживешь и ты.

- Хотелось бы верить.

Он собрался с духом и вышел в дым и грохот.

* * *

АТОМНЫЕ АНГЕЛЫ

 

ГЛАВА 1

 

Одиночество - худшее из лекарств, которыми нас пичкает жизнь.

Детектив Люси Уисли повторила про себя эту фразу раз пятьдесят, пока стояла в пробке. Её напарник, Рой Бэксайд, тем временем внимательно изучал порнографический журнал.

- Смотри-ка, - повернулся он к напарнице, похабно ухмыляясь, - у этой цыпочки неплохие сиськи, ты не находишь?

- Надеюсь, ей уже семнадцать, - холодно сказала Люси.

Она знала, что Рой её хочет, и в другом месте и другое время она была бы не прочь: он был похож на её отца до операции, а это значило, что он ей непременно должен понравится. Во всяком случае, так говорила Кисса Кукис, её личный психоаналитик, а Люси привыкла доверять своему психоаналитику. Однако служебные инструкции запрещали романы с сослуживцами. Конечно, Люси приходилось нарушать правила - когда речь шла о жизни и смерти. Секс не был вопросом жизни и смерти. Принять же на себя ответственность за более серьёзные отношения она была пока не готова: Рой не внушал ей доверия - именно потому, что был похож на её отца. Поэтому она намеревалась соблюдать этот пункт правил настолько скрупулёзно, насколько возможно.

- Дерьмо, - разочарованно сказал Рой. - Ненавижу такие дни.

- Сегодня пятница. Не не самый худший день в неделе, - рассеянно заметила Люси и зевнула. - Есть ещё понедельник.

- Утро пятницы ужасно, - не согласился Бэксайд. - И сиськи тоже так себе.

Он выбросил журнал на дорогу и достал контейнер с тёплым завтраком из пакистанского ресторана.

- А конец месяца - это вообще ад, - добавил он, жуя чапли-кебаб с соусом "Тысяча островов". - И нас несёт прямиком туда.

У Люси зазвенел мобильник.

- Номер не определяется, - нахмурилась она. - Что-то тут не так.

- Да ладно, какой-нибудь псих, - сказал Рой.

Телефон продолжал извергать трели, зловеще вибрируя.

- Посмотрим... Детектив Уисли, - сказала она в трубку, всё ещё размышляя об ответственности и доверии.

В трубке послышалось тяжёлое дыхание. Потом мужской голос произнёс какое-то неразборчивое слово и отключился.

- Псих, - разочарованно констатировала Люси, убирая телефон.

- Что он сказал? - заинтересовался Бэксайд.

- Я не поняла, - детектив Уисли потёрла лоб. - Кажется, что-то вроде "кал". Или "гол".

- Кал-гол? Сексуальный маньяк, тоскующий по твоим колготкам? - ухмыльнулся Бэксайд, поедая горячую булочку с ветчиной и соусом "Тысяча островов".

- Прекрати, - попросила Уисли. - К тому же ты прекрасно знаешь, почему я не ношу... это, - Люси демонстративно запнулась.

- Ох, извини, - Рой тут же стал серьёзным, - я, конечно, знаю... ну, неофициально... но я забыл, чего именно ты не носишь. Я считал, у тебя проблемы с трусиками, - неуклюже соврал он.

- Забывать такие вещи безответственно, - буркнула Люси, стараясь не показывать, что ей приятно его доверие: он мог бы истолковать это превратно и снова начать свои домогательства.

Люси не могла носить колготки. Ими её чуть не задушил отец, точнее, мать (это случилось уже после операции) - вечером, в день её рождения. Из восемнадцати фобий, которые она приобрела в тот сложный вечер, у неё после многолетнего лечения осталось всего четыре: страх перед колготками, ужас перед семейными праздниками, нелюбовь к вечерам и боязнь высоты. Её психоаналитик, Кисса Кукис, очень злилась из-за этой последней фобии, так как она не вписывалась в клиническую картину. Люси была бы рада избавиться от неё, но не могла: высоты она и в самом деле боялась. Что касается колготок, то ей ощутимо их не хватало, особенно в холодные дни. Зато фобия на колготки отлично вписывалась в клиническую картину, а Люси не хотела подводить своего психоаналитика: это нарушило бы то доверие, которое должно существовать между врачом и пациентом, а это было бы безответственно с её стороны. Поэтому она постаралась внушить себе страх перед колготками, который отныне составлял важную часть её идентичности. Получалось, правда, не очень, но она продолжала работать над этим.

- Извини, - повторил Рой. - Кстати, - решил он перевести разговор на безопасную тему, - что с тобой случилось сегодня утром? Ты говорила о каком-то камне...

- Кирпич. Представь себе, на меня свалился кирпич. Когда я выходила из дому. Кажется, сполз с крыши. Я могла умереть, если бы не увернулась.

- Это вряд ли, - компетентно заявил Рой. - Сейчас кирпичи делают пустотелыми, из облегчённой керамики. Недавно в мексиканском квартале было дело: мать пыталась убить младенца, отнесла его на стройку и четыре часа била его кирпичами по голове.

- И что же? - заинтересовалась Люси.

- Кирпичи кончились. А ей влепили штраф за умышленную порчу собственности строительной компании.

- Не слишком ли это жестоко? - усомнилась Уисли. - В конце концов, у неё были причины воспользоваться этими кирпичами. Нам, представителям власти, нужно быть на стороне простых людей, а не корпораций.

- Она могла бы поступить более ответственно, - твёрдо сказал Рой. - Например, распилить ребёнка на части бензопилой. Или положить в микроволновку.

- Может быть, у неё не было микроволновки, - предположила Люси.

Телефон зазвонил снова. На этот раз голос в трубке был более разборчивым.

- Каки, - сообщил незнакомец. - Каки-завоняки. Найди девочку.

Телефон хрюкнул и отключился.

- Что там? - потянулся к ней Рой.

- Похоже на детский стишок, - вздохнула Уисли. - Ты прав, это какой-то маньяк, они все любят детские стишки и загадки. Может быть, поймаем его и хорошенько надерём ему задницу? Хотя нет, нам ещё писать чёртову уйму бумажек. Носорог требует, чтобы с отчётностью был полный порядок.

- Дерьмо, - разочарованно сказал Бэксайд. - Ненавижу такие дни.

- Дерьмо и есть, - уныло согласилась Люси. - Мне сегодня нужно успеть в больницу святого Христофора. К папе-маме. То есть к маме-папе.

- Мне тоже, в госпиталь святого Мартина, - напомнил Рой. -Давно я не видал сестрёнку.

- Не стоит посещать её слишком часто, - посоветовала Уисли. - У неё может случиться кризис идентичности. Да и твои проблемы тоже могут обостриться.

В госпитале святого Мартина у Роя жила сестра, страдающая ретроамнезией после неудачной попытки вагинальной лоботомии, сделанной гинекологом-извращенцем, испытывавшим преступное влечение к женским мозгам. Рой был в ярости: он очень любил сестру. Он даже поклялся пристрелить маньяка на следующий же день после выхода на пенсию: чувство ответственности не позволяло ему сделать это раньше. Увы, преступного гинеколога, помещённого в психиатрическую лечебницу, залюбил до смерти санитар-гермотрансвестит, бывший сержант, испытывающий сложные чувства к гинекологам. С тех пор Рой страдал фобиями по отношению гермотрансвеститам и сержантам. Эти неправильные, неполиткорректные фобии, являющиеся, по сути, проявлениями нетерпимости к альтернативным формам сексуальности и неприятием субординации, оттолкнули от него коллег и отдалили карьерные перспективы. Но Уисли старалась его поддерживать: она считала, что как профессионал Рой ведёт себя адекватно. Во всяком случае, когда на нём мундир, он контролировал себя.

- Так что лучше съезди к святому Витту, - сказала Люси по-дружески.

В нервно-паралитическом центре святого Витта у Роя лежала кузина: с ней случился трёхсторонний инсульт после того, как лучшая подруга изнасиловала её щипцами для омаров. Обычная американская история.

- Ладно, - выдохнул Рой. - Поехали.

ГЛАВА 2

 

Владимирильич Лермонтов мастерил атомную бомбу. С её помощью он намеревался погрузить Америку в хаос, из которого поднялся бы новый мир - безумный мир неограниченного насилия.

Он любил безумие и насилие и считал себя их служителем. Хаос придавал ему сил и помогал работать чётко и аккуратно.

Лермонтов был не первым, кто пытался взорвать атомную бомбу в центре Нью-Йорка. Обычно этим занимались слабоумные маньяки. Лермонтов их презирал. Он не был слабоумным, не был он и маньяком. Во всяком случае, обыкновенным маньяком.

Его мать была коммунистической активисткой, отец - потомком русских эмигрантов из старинного черносотенного рода. От отца он унаследовал фамилию, мать дала ему имя, а также кое-что посущественнее - номера тайных счетов запрещённых коммунистических организаций. Кроме того, мать привила сыну вкус к безумию и анархии, а отец - любовь к насилию и дисциплине. Вместе они воспитали совершенного воина Хаоса.

Отец Лермонтова погиб жалкой, ничтожной смертью. Его убило традиционное развлечение русских погромщиков - лизание ядовитой галлюциногенной жабы из отравленных вод Волги. Однажды жаба съела таблетки "экстази", приготовленные его женой для заседания тайной партячейки. В тот день её поры выделили воистину адскую смесь. Отведав её, Лермонтов-старший в приступе достоевщины зарубил себя топором.

Маму Лермонтов-младший убил сам, удушив отцовской жабой. Он это сделал не из-за кризиса доверия, как нормальный американец, а хладнокровно и осознанно - чтобы исказить свою клиническую картину и обмануть врачей.

Ему повезло: дело расследовали невнимательные и безответственные люди. Они быстро выписали Лермонтову стандартный диагноз и отправили на коррекцию в Центр Пиаже. Там ему сделали лоботомию - точнее, думали, что сделали: Владимирильич подкупил лечащего врача, и вместо части мозга ему удалили аппендикс. Таким образом он вышел на свободу, сохранив в неприкосновенности свой интеллект - холодный и острый, как бритва, свободный от чувства любви и сознания ответственности.

Лермонтов жил в подвале клиники для слабоумных детей. Для отвода глаз он снимал лофт в Квинсе, вблизи аэропорта, но появлялся там редко - только чтобы оплатить счета. Его настоящим домом был тёмный, смрадный подвал, в котором он ютился, подобно червю.

Большую часть его жилища занимал лазерный плутониевый вибровакуумный пресс. Он позволял изготавливать компоненты атомного оружия из сырого плутония. Он был создан в тайных террористических лабораториях КГБ и попал в руки Владимирильича через коммунистические контакты матери.

Оставшееся место занимали холодильники и контейнеры. Как всякий безумец, Лермонтов дорожил своим здоровьем. Он ел только органическую пищу, пил только натуральную, генетически неизменённую, воду. Кроме того, каждый день он тратил полтора часа на изучение математической теории хаоса: погружая в него Америку, он хотел знать, во что же именно он собирается её погрузить.

Каждое утро он подтягивался на обрезке водопроводной трубы, вмурованном в стену подвала. Пока что его личный рекорд составлял восемьдесят четыре подтягивания. Лермонтов собирался довести свой результат до ста, прежде чем взорвать бомбу. Он надеялся, что стальные мышцы помогут ему выжить в мире неограниченного насилия.

Владимирильич снова взялся за очередную коробку из-под кукурузных хлопьев, где лежал плутоний для нового сегмента бомбы. Он был горячим на ощупь: процент радиоактивного изотопа в нём был близок к критическому.

Коробки он получал по почте от своего единственного союзника, такого же воина Хаоса, как и он сам. Он никогда в жизни не видел этого человека. Тот иногда звонил ему и давал краткие инструкции.

Лермонтова не интересовало, откуда берутся коробки с плутонием, кто их присылает и с какой целью. Всё это было неважно. Его интересовал результат. Результатом должно было стать торжество хаоса. Всё остальное не имело ни малейшего значения.

Безумец заглянул внутрь монтируемого заряда. Осталась всего две дольки.

Тень улыбки пробежала по его бледному лицу, зловеще сверкнул оскал. Недавно Владимирильич вставил себе сверхпрочные металлокерамические зубы. Он надеялся, что такие зубы помогут ему выжить в мире неограниченного насилия.

Лермонтов извлёк из посылки и с удовлетворением пощупал тёплый комочек опасного вещества. Положил его в пресс, завинтил внешний кожух и включил ток. Подумал о том, что через шесть часов вибровакуумного воздействия бесформенный плутониевый самородок превратится в острый, как бритва, кусочек смерти.

Всё ещё улыбаясь, безумец подошёл к турнику. На этот раз он намеревался подтянуться девяносто раз.

ГЛАВА 3

 

- Здравствуй, сынок, - донеслось из переплетения трубок и проводов.

- Здравствуй, ма, - с нежностью сказала Люси.

Когда-то у Люси была биологическая мать. Во время беременности, когда определяли пол ребёнка, она была введена в заблуждение невнимательной медсестрой, которая сказала, что у неё будет мальчик. В результате она оказалась психологически не готовой к рождению девочки. Она бросила мужа и ребёнка и отправилась волонтёром-добровольцем в Западную Африку, где и погибла, пытаясь накормить местные примитивные племена американской гуманитарной помощью - обезжиренными низкоуглеводными продуктами.

Дочь росла без матери, что плохо отражалось на её индивидуальном развитии. Отец чувствовал ответственность за происшедшее и поэтому решил заменить маленькой Люси мать, для чего сменил пол. Увы, это привело отца к потере доверия к собственному телу: мужское подсознание отвергало навязанную извне женскую роль.

Во время очередного кризиса идентичности отец Люси попыталась задушить дочку своими колготками, но не довершила дела, так как увлеклась новой идеей - выбросилась из окна. Она упал на крышу мусоровоза, в котором спрятался маньяк, бежавший из больницы святой Анжелы, фанатичный поклонник национального американского героя, доктора Лектора. Тот попытался изнасиловать папу и одновременно отъесть ей груди, но завяз зубами в силиконе и не смог освободиться. В таком виде несчастная довезла его до ближайшего полицейского патруля, где маньяка пристрелил полицейский. Лёгкая пуля со смещённым центром тяжести прошла сквозь тушу психопата и через член проникла в тело его жертвы, превратив органы таза в кровавую кашу. Ей спасли жизнь, но она остался навеки прикована к аппаратам искусственного дыхания, кровообращения и гемодиализа. Кроме того, отец частично ослепла и фрагментарно потеряла память. Его воображение заполнило пробелы фантазмами. В частности, он помнила, что Люси - её дитя, но обычно считала её не дочерью, а сыном, а в плохие дни - племянником, иногда даже внучатым.

Уисли никогда не разуверяла отца: это было бы жестоко, безответственно, и к тому же разрушило бы то хрупкое доверие, которое оставалось между ними.

Она посмотрела в глаза своей папы. Тот посмотрела на неё как-то недовольно, свирепо и в то же время грустно и с недоумением.

- Мне снился плохой сон, племянничек, - пожаловалась отец и впала в истерическую кому.

Люси подождала, пока отца приведут в чувство. За это время она успела посмотреть модный журнал, забытый сиделкой. Пролистала каталог вибраторов. Она ими не пользовалась, предпочитая плющевого мишку, но считала, что эти устройства освобождают женское начало от доминирования самцов - во всяком случае, так утверждала её психоаналитик Кисса Кукис.

Наконец, отец пришла в себя, помочилась с кровью, - это был хороший симптом, - пробормотала под нос короткую католическую молитву и сказала:

- Мне снился плохой сон, сынок. Меня хотят убить. И тебя тоже, мой сладенький.

- Кто именно? - спросила Люси без интереса.

- Человек, - шёпотом сказала отец. - Человек в зелёном. Он подошёл уже очень, очень близко, - прошептала он синеющими губами.

Люси устало вдохнула. В последнее время отцу всё время снился человек в зелёном.

- Что он хотел? - на всякий случай спросила Уисли.

- Он носит в себе смерть. Он хочет уничтожить всё, что нам дорого, - прошептала отец, готовясь к очередной клинической смерти. Обычно она наступала на третьей минуте разговора.

Уисли привычно проталкивалась между суетящихся реаниматоров, думая о том, что одиночество - худшее из лекарств, которыми нас пичкает жизнь.

В этот момент зазвонил мобильник.

- Каки-завоняки, - сообщил голос и отключился.

- О Господи, - вырвалось у Люси.

- Пожалуйста, не упоминайте конкретного Бога, - строго заметил реаниматор, колдующий над содрогающимся телом её папы-мамы. - У нас лежат люди самых разных вероисповеданий и убеждений, это может оскорбить их религиозные чувства.

- Извините, я не имела в виду ничего определённого, - пролепетала Уисли, с остервенением запихивая мобильник в переполненную сумочку.

Она не заметила, как оттуда выпал маленький блестящий ключик. Мягкое пластиковое покрытие скрало звук падения.

В лифте она рассеянно подумала, что, похоже, кое-что потеряла. По дороге она, может быть, вспомнила бы, что именно - но на выходе из больницы мимо её уха просвистел кусок бетона. Она едва успела увернуться.

Напуганная, она побежала к машине.

ГЛАВА 4

 

- Мама, - сказала маленькая Биси, - принесли твой журнал.

Серафима Найберн почувствовала, как сердце колотится у неё в груди, подобно птице, бьющейся о железные прутья клетки. Чтобы успокоиться, она обвела взглядом стены комнаты. Серые пятна картин вселяли в душу тревогу, но и надежду.

Она положила руку на пульт инвалидного кресла и привычным движением вдавила кнопки в подлокотниках до упора. Мотор зажужжал, и женщина поехала по ворсистому ковру навстречу своей судьбе.

Жизнь Серафимы была простой и бесхитростной, как и она сама. В шесть лет она потеряла обе ноги: одну оторвало взрывом газового коллектора, вторую ей отрубила топором накачавшаяся амфетаминами мать, как раз в тот самый день, когда её собрались отправить в клинику для психохроников. Обычная американская история. Впрочем, как выяснилось, потеря была не столь уж и значительной - всё равно перелом позвоночника в автокатастрофе, случившейся через два года, навеки парализовал нижнюю часть её тела, так что ноги только мешали бы. Во всяком случае, Серафима считала, что ей повезло: она всегда старалась видеть светлую сторону в любых житейских неурядицах.

Гораздо хуже была аллергия, отнявшая у неё радость еды и питья. Она могла есть только обезжиренные салатные листья и пила лишь дистиллированную кака-калу-лайт. Мир ароматов тоже был закрыт для неё - большинство запахов вызывало у несчастной аллергические отёки. Даже алкоголь, этот коварный, но верный друг несчастных душ, и тот был для неё категорически противопоказан, как и все наркотические средства, вплоть до самых безобидных. Это тоже можно было бы счесть удачей - хотя иногда Серафима думала об этом иначе.

Но самой страшной бедой оказался дальтонизм. Мир, созданный Господом разноцветным, был для Серафимы серым, как самый пасмурный день в году. Но в сердце девушки царило безграничное доверие к бытию и жили все цвета радуги. Она верила, что ей суждено славить Бога в красках. В монастырском приюте для детей-инвалидов она тратила всё свободное время - которого у неё было немного - на то, чтобы научиться различать оттенки серого, а карманные деньги тратила на тюбики с гипоаллергенным акрилом и баночки с природной гуашью.

Серафима никогда не задумывалась о личной жизни и не надеялась иметь детей, но ей снова повезло. Когда ей исполнилось четырнадцать лет, монастырь захватила банда уголовников, бежавших из федеральной психиатрической тюрьмы. Они продержались в монастыре неделю, взяв детей и монахинь в заложники. Безногую девочку было удобно насиловать. Серафима нашла в себе силы порадоваться тому, что это делают это именно с ней - ведь она всё равно ничего не чувствовала, а другим детям досталось меньше боли и страданий. К сожалению, у неё обнаружилась аллергия на сперму: слизистые оболочки отекали так сильно, что преступники отступились и переключились на других. От их неистовства погиб даже ручной хомячок, единственный друг девочки. Серафима считала, что эта смерть её совести - будь её тело терпимей, злодеям не пришло бы в голову так поступать с беззащитным животным.

Через полгода после того, как преступников уговорили сдаться, выяснилось, что Серафима беременна. Пошли разговоры об аборте, но маленькая Серафима готова была отстаивать своё право на материнство. На помощь ей пришли добрые и ответственные конгрессмены, которые запретили в её штате узаконенное детоубийство.

Серафима была счастлива. Она знала не понаслышке, что одиночество - худшее из лекарств, которыми нас пичкает жизнь. Но теперь она была не одинока. У неё под сердцем совершалось величайшее из таинств земных, и она была готова была взять на себя ответственность за дитя и подарить ему всю любовь и нежность, которую она столько лет копила в средоточии своего существа, подобно драгоценному нектару.

Младенца извлекли из окровавленного чрева девочки живым и здоровым. Это была девочка. Имя ей придумал хирург, делавшей кесарево сечение. Накануне у него умерла жена, тридцать восемь лет пребывавшая в бессознательном состоянии - после того, как на свадьбе подавилась чизбургером с повышенным содержанием холестерина. Хирург бесконечно любил свою супругу и тяжело пережил её смерть, но даже этот удар не смог сокрушить его мужественной души, исполненной любви и ответственности. Он всё сделал правильно, и лишь попросил Серафиму, чтобы девочку назвали Бисальбуминией, в память о первой строчке диагноза его покойной супруги. Серафима не могла отказать человеку, чьи руки помогли явиться на свет её ребёнку.

Жизнь Серафимы и Бисальбуминии - мать звала её Биси - была трудной, но исполненной доверия, ответственности и любви. Серафима рисовала картины, подобные радуге: Биси стала её глазами. Пейзажи и натюрморты художницы расцвели настоящими красками: дочь подавала матери нужные тюбики, так что Серафиме больше не приходилось гадать, как отличить светло-фиолетовый оттенок от тёмно-лилового.

Неделю назад прошла её первая выставка. Картины, цветущие красками, исполненные любви и доверия, очаровали посетителей - но не критиков. Те любили совсем другие полотна - исполненные ужаса, ненависти и боли.

Тут Серафима узнала о себе последнюю и самую ужасную вещь: у неё была острейшая аллергия на критику. Каждое недружественное слово о её картинах, напечатанное на бумаге, буквально убивало её. После чтения журнала "Артс Америкэн" её лицо покрывалась кровавой сыпью, а если разбору её творчества было посвящено больше абзаца, с ней обычно случался припадок. Один такой припадок стоил ей мизинца на правой руке - кресло опрокинулось и никелированный поручень размозжил ей палец. В другой раз ей чуть было парализовало ноги - к счастью, их у неё не было и к тому же их уже парализовало. Но каждый следующий номер журнала мог принести ей новые страдания.

И особенно Серафимы боялась доктора Гейдара Джихада, самого модного арт-критика Нью-Йорка и самого страшного врага всего того, что она любила и во что верила.

Этот человек не верил ни во что и был абсолютно безжалостен. Своими рецензиями он буквально уничтожал талантливых художников, глумился над их творческими порывами, скальпелем беспощадного анализа рассекал трепещущую плоть их творений и всюду находил язвы вторичности, метастазы дурного вкуса, трупные пятна творческой немощи. Он причинял боль и наслаждался этим.

Найберн раскрыла журнал "Артс Америкэн" - так, как бросаются с моста. Она была готова - ну, или почти готова - к рецензии, к удушающему удару, разящему домкрату жестокосердия.

Но на сей раз ей повезло. Рецензии доктора Джихада в этом номере не было.

 

ГЛАВА 5

Рой сидел в пластмассовой клетушке и уныло разглядывал порнографический журнал, с привычным отвращением скользя глазами по выпуклостям обнажённых красоток.

Рой был геем. Разумеется, он не стыдился этого, к тому же открытая гомосексуальность быстро продвинула бы его по службе. Но он продолжал изображать любителя женщин, чтобы иметь возможность делать вид, что хочет Люси. Он понимал, что та нуждается в мужском внимании к себе, особенно его стороны - ведь он был так похож на её отца. В такой ситуации публичное раскрытие своей подлинной ориентации было бы безответственным поступком, потому что Люси перестала бы чувствовать к нему доверие. Поэтому Рой продолжал покупать порнографические журналы с сиськами, которые терпеть не мог.

- Привет, Рой, - бросил в его сторону Обадья Смит, пробегая мимо.

Рой напрягся. Чернокожий Обадья с его гибким телом привлекал его, но Рой контролировал свои желания. К тому же Обадья, похоже, был натуралом, и, как афроамериканец, имел на это право. Приставания к Смиту могли быть истолкованы как извращённая форма расизма. Рою хватало неприятностей из-за его негативистского отношения к гермотрансвеститам, чтобы вляпаться ещё и в это.

- Эй, тебя ищет Носорог, - это был снова Обадья Смит.

Рою мучительно захотелось прильнуть губами к запылённым форменным брюкам Обадьи, но он вовремя сдержал себя.

- Что ему надо, старой заднице? - проворчал он, откладывая в сторону опостылевший журнал.

Носорогом называли Иеремию Амадея Каина Буллшитмана, начальника отдела. Он был создан для того, чтобы стать шерифом в каком-нибудь городке времён Дикого Запада, но судьба ошиблась в расчётах и зачем-то произвела его на свет в XXI веке, где его талантам не находилось применения. Накопившуюся злость он частенько срывал на подчинённых. Тем не менее, Иеремии доверяли: в сердце этого грузного, грубоватого человека всегда находилось место для ответственности за подчинённых и любви к работе. Он верил в старые добрые американские ценности. За это ему прощали многое.

Рой тяжёло вздохнул и поднялся.

"Дерьмо", - привычно подумал он. "Ненавижу такие дни".

ГЛАВА 6

 

Маленькой Биси было очень страшно. С ней случилось то самое, чего она боялась всё это время. Она не смогла покакать вовремя. Зелёный Человек должен был прийти сегодня, а у неё ничего не было.

Уж как она старалась! Она даже съела уйму чернослива, который терпеть не могла, лишь бы порадовать Зелёного Человека. И в прошлый раз добыча тоже была очень скудной. Девочка боялась, что он рассердится и убьёт её маму.

Биси дрожала под одеялом, гадая, когда же он придёт. Обычно это случалось в три часа ночи, когда мама уже засыпала на своём инвалидном кресле, подложив под себя утку. Утром её заберёт чернокожая Рейчел, кубинка, бежавшая от Кастро и нашедшая любовь и заботу в доме Серафимы Найберн.

Увы, Рейчел в последнее время стала проявлять слишком много интереса к содержимому ночного горшка Биси. Девочка очень боялась, что она когда-нибудь узнает и начнёт её контролировать. Тогда Зелёный человек не просто рассердится, а разъярится. И мама умрёт.

На самом деле, кроме Зелёного Человека, у маленькой Бисальбуминемии было очень много проблем.

Увы, она была патологически здоровой: доктора исследовали её, но не нашли ни единой хвори, включая ту, имя которой она носила. Более того, тесты показывали наличие высокого интеллекта, и поэтому ей не доверяли ученики, а учителя занижали оценки. К тому же, несмотря на многообещающий цвет маминой кожи, Биси родилась белой, за что ей было очень-очень стыдно. Правда, её мама была инвалидом, а отец маньяком-насильником, но даже это не радовало, потому что у неё никак не развивались комплексы по этому поводу.

Ей было ужасно завидно, когда в школе перед занятиями ко всем детям подходили психоаналитики, а то и психиатры, делали мальчикам и девочкам всякие уколы и слушали их рассказы о том, как они боятся темноты и писаются в постель. И только к Биси никто не подходил, потому что она не боялась темноты и не писалась в постель. Однажды, когда ей было особенно грустно, она всё-таки напрудила в простыню. Но мама догадалась, что она это сделала нарочно, и отругала: оказывается, дело было не в том, чтобы пописать, а в том, чтобы делать это по-честному, то есть во сне и под влиянием подавленных комплексов.

Увы, в маленькой душе Биси почему-то не прививались комплексы и фобии. Все её попытки выработать в себе аутизм, маниакально-депрессивный психоз или хотя бы обычную неврастению кончались ничем. Напрасно она пыталась развить в себе страх перед подгузниками цвета маренго или желанием убить маму. Ничего не получалось. Она никак не могла запомнить, что такое маренго, а маму ей совершенно не хотелось убивать. С горя она пыталась очень много есть, чтобы растолстеть и заработать себе комплекс хотя бы на этом, но тело упрямо не желало приобретать лишний вес. Да что говорить! - даже её длинное и некрасивое имя почему-то не вызывало у неё ужаса и отвращения. Зато одна девочка из класса имела самый настоящий невроз - только из-за того, что её звали Мэри-Сью. Биси завидовала этой девочке чёрной завистью.

Правда, Биси боялась Зелёного Человека. Но он не был комплексом, детским страхом или хотя бы галлюцинацией: он был самый что ни на есть настоящий. Уж это-то она знала точно.

Биси познакомилась с Зелёным в апреле прошлого года.

Она как раз купила кисточки и гуашь для мамы и уныло плелась по улице, рассеянно наблюдая, как щенок лабрадора играет на газоне с чьим-то сердцем, на окровавленной плоти которого сиреневой люминесцентной краской было нарисовано сердечко и надпись "Fuck me, Святой Валентин". Умом она понимала, что нужно позвонить в полицию - видимо, в округе объявился новый маньяк - но ей ужасно не хотелось этого делать. По правде сказать, всё вокруг казалось ей каким-то смешным и глупым: и изумрудная трава газона, и красное сердце, и даже мамины картины, подобные радуге. Она не чувствовала ни любви и доверия, ни даже ненависти и боли. По правде говоря, ей казалось, что она сама и всё вокруг - дерьмо.

"Ненавижу такие дни", - подумала она.

И вот тут-то появился Зелёный Человек.

Он был высок и закутан в зелёный плащ. Из кармана у него торчал журнал, свёрнутый в трубочку.

- Каки, - сказал он девочке. - Каки-завоняки.

Биси поняла, что этот человек маньяк и он сейчас её изнасилует. Как она уже знала от мамы, учительницы и телевизора, рано или поздно это происходило со всеми белыми американскими девочками, которые не успели завести себе нормальные комплексы. Потом маньяка обязательно ловили и отправляли в психиатрическую клинику, а у девочки появлялось, наконец, какое-нибудь психическое отклонение, которую потом можно было лечить всю жизнь, проявляя ответственность и доверие.

Как происходит изнасилование, она тоже знала во всех подробностях от мамы и из телевизора. Судя по всему, это было не очень приятно, но другого способа приобрести психические травмы не осталось. Поэтому Биси только вздохнула и начала раздеваться.

- Не-е-ет, миленькая девочка, - сказал Зелёный Человек свистящим шёпотом. - Мне не нужны твои маленькие писики и попики. Мне нужны твои какочки-завонякочки. Которыми ты какиешь в свой маленький славненький горшочечек.

Девочка обрадовалась: маньяк и в самом деле был самый взаправдашний, потому что он говорил как все нормальные маньяки, на ломаном детском языке. Но от его желания поесть детских какашек, вполне естественного (если верить учительнице и телевизору), у маленькой Биси не могло возникнуть даже самого завалящего комплекса. К тому же она смутилась, потому что знала за своими какашками одну особенность: они не всегда бывали правильными, настоящими какашками.

- У меня плохие каки, сэр, - вежливо сказала она. - Они вам не понравятся.

- Мне нужны именно они, твои плохие какашечки, - ненатурально захихикал Зелёный Человек. - Ты будешь каждую неделю собирать свои плохие каки-завоняки. Иначе я убью твою мамочку.

- А как? - поинтересовалась Биси. Ей совсем не хотелось убивать маму Серафиму, но она решила на всякий случай выяснить, как это делается: вдруг это поможет ей приобрести хоть какой-нибудь невроз.

- О, я могу убить её на расстоянии, не пошевелив даже пальцем, - Зелёный Человек ухмыльнулся так зловеще, что Биси, наконец, стало страшно. - Я убью её вот этим.

Он достал из кармана номер журнала "Артс Америкэн" и покрутил им в руке.

Девочка знала, что такое журнал "Артс Америкэн". Мама получала его каждую неделю и каждый раз бледнела, когда открывала его. Поэтому она поверила Зелёному Человеку.

- Я могу раздавить твою мамусичку, как блоху, вот так, - сказал Зелёный Человек и скрипнул ногтями. - Но пока ты будешь приносить мне свои особые каки-завоняки, мамочка будет жить и рисовать свои глупенькие, смешные картиночки.

С тех пор маленькая Бисальбуминемия лишилась покоя. А теперь ещё и этот чёртов запор!

Самое же скверное, что у неё болел живот. И болел всё сильнее.

ГЛАВА 7

 

Владимирильич Лермонтов шёл мимо Центра Пиаже.

Его не волновало то место, где он провёл несколько лет и где он имел шанс стать нормальным имбецилом, объектом любви и заботы. Он избрал разрушительный путь нигилизма и выскреб Центр Пиаже из тайников своего чёрного сердца.

Лермонтов направлялся в подпольную лавку, открытую безумным палеоэкофашистом Чехом Словаком. У него можно было купить органические продукты и генетически неизменённую воду без консервантов. Владимирильич тратил на это остатки средств. Скоро он должен был остаться совсем без денег, но это его не волновало: в безумном мире неограниченного насилия деньги не понадобятся.

Но, готовясь к торжеству анархии, Лермонтов не забывал сеять беду повсюду. Например, он любил нападать на подростков в тёмных переулках. Обычно он начинал с того, что отнимал у них кака-калу и сигареты с марихуаной, после чего принуждал - в обмен на возвращение их немудрёных сокровищ - прочитать страничку из Капитала, аят Корана, заклинание из Некрономикона, или ещё что-нибудь разрушительное. Потом он дарил им (под видом безобидных мемуаров порнозвёзд) какое-нибудь сочинение безумного православного злодея Тургения Ростроповича, запрещённого во всех цивилизованных странах. Его труды - в дьявольски точном переводе, изготовленном в секретных семиотических лабораториях КГБ - он всегда носил с собой в большом количестве: эти книги уничтожали в неокрепших душах волю к добру и свету и делали из детей идеальных воинов Хаоса.

На сей раз, однако, ни одна потенциальная жертва не попалась на глаза Лермонтову, пока он шёл к лавке, которая пряталась в щели между корпусом лоботомии Центра Пиаже и "Макдональдсом".

Железная дверь без вывески была покрыта толстым слоем ржавчины. Он без страха приоткрыл её и ступил в темноту. Лермонтов знал, что его ждёт в темноте: долгий подъём наверх, ещё одна железная дверь, - и, наконец, чердак, где и находилась лавка.

Чердак принадлежал Чеху Словаку, бывшему агенту венгрской разведки. Когда-то он был убеждённым коммунистом, но после поражения советского блока и распада Венгерии на Моравию и Мордовию Чех потерял веру в любые формы общественно-полезного устройства мира.

Познакомившись с ним, Лермонтов понял, что этот человек может быть полезен, и подарил ему полное собрание сочинений Ростроповича.

После чтения Ростроповича Чех Словак полностью утратил желание считать себя принадлежащим к человеческому роду. Вместо людей он полюбил вымершие виды живых существ - динозавров, археоптериксов, гигантских моллюсков. Он доказывал, что эволюция была ошибкой и что единственной задачей человечества является исправление этой ошибки. Для этого он предлагал истребить все современные виды животных, после чего вернуть природу к её первозданности, то есть ко временам мезозоя, который он считал золотым веком Земли. Это следовало совершить путём уменьшения количества кислорода в воздухе благодаря сжиганию всех запасов угля и нефти. По его мысли, возвращение мезозойского климата вызывало бы к жизни умершие виды.

Всё это он изложил в безумном "Палеоэкологическом Манифесте", который Лермонтов распространял вместе с Кораном и Некрономиконом. Он считал, что любая любая идея хороша, если только она оправдывает безграничное насилие и ведёт к торжеству безумия и хаоса. Кроме того, Словак снабжал его продуктами и водой.

На чердаке царила непроглядная тьма. В воздухе висел удушливый чад. Среди ядовитых миазмов особенно отвратительны были запахи горелого латекса, гниющих кумкватов и древесно-восточного парфюма "John Varvatos Vintage". Чех считал, что такая атмосфера ближе всего к мезозойской.

Загорелась единственная красная лампочка, и Лермонтов увидел Чеха. Тот сидел на высоком барном стуле, возвышающемся над горой игрушек, изображающих вымерших животных. Словак, скорчившись, неистово сосал хвост игрушечного бронтозавра.

- Do sviazy! - сказал Чех Словак по-русски. То было старое шпионское приветствие, принятое среди агентов восточного блока.

- Vperedt na zdorovje! - ответил Лермонтов на том же языке. Он любил русский за то, что на нём разговаривали великие адепты неограниченного насилия: Сталин, Геббельс, Чингисхан и Ростропович.

- Сегодня мне снились трилобиты, - сказал Чех и заплакал. - Они были прекрасны. Я обоссал наволочку от тоски по трилобитам! А сегодня по "Дискавери" передача про кистепёрых рыб. Я обожаю кистепёрых рыб. А ты? Любишь ли ты их, как люблю их я?

- Мне нужны продукты и вода, - перебил его Лермонтов, не желая дарить ни капли сочувствия даже себе подобному чудовищу. - Обычная порция.

- Когда ты уже взорвёшь эту свою бомбу? - недовольно пробурчал Чех, доставая из тёмного угла канистру с натуральной водой.

- Обещаю тебе: когда я её взорву, ты узнаешь об этом, - уверенно солгал Лермонтов. На самом деле он собирался взорвать бомбу тайно, чтобы никто не догадался и не смог подготовиться к наступлению Хаоса.

Они ещё немного побеседовали о своих делах. Лермонтов набрал огромную сумку продуктов и собирался уходить.

- Постой, - оживился Словак. - Я приготовил для тебя сюрприз. Тебе понравится.

- Ну-ну, - сказал Лермонтов.

- Вот, - Словак включил вторую красную лампочку, и Лермонтов увидел в самом дальнем углу чердака маленького мальчика, привязанного за лодыжку к железной трубе. Рот его был заткнут плюшевым ахредуптусом, в глазах стыли слёзы.

- Этот мальчишка шнырял возле моей лавки. Что-то вынюхивал. Он твой, - сказал Словак, после чего, исчерпав слова, схватил пластмассового археоптерикса и принялся облизывать его крылья.

- Отлично, - отрывисто произнёс Владимирильич, подходя к несчастному.

Маньяк погладил мальчика по волосам. Тот затрепетал, предощущая, что сейчас с ним будут делать что-то неизъяснимо жуткое.

Лермонтов достал из кармана одиннадцать томов романа Тургения Ростроповича "Братья Каренины" в переводе КГБ, настоящую энциклопедию ненависти и боли. Разложил их перед собой, выбирая, с чего начать. Наконец, выбрал самый отвратительный том - "Преступные наказания".

- Сейчас, - сказал он, гнусно осклабившись, - мы с тобой почитаем вслух одну интересную книжку.

ГЛАВА 8

Биси лежала на хирургическом столе, связанная по рукам и ногам.

Зелёный Человек не стал затыкать ей рот, но она не кричала, потому что понимала, что это бесполезно. Маньяк наверняка затащил её в такое логово, где её никто не услышит.

Она скосила глаза. Рядом был столик на колёсиках, покрытый простынкой. Что лежит под простынкой, девочка рассматривать не стала: вряд ли там было что-нибудь хорошее.

Сверху сияла и слепила глаза хирургическая лампа.

Она думала, до чего же ей не повезло. Ей мог попасться обычный насильник или умеренный садист. Ну пусть бы он ей что-нибудь разорвал или отрезал. Её спасли бы, положили в Центр Пиаже и окружили бы любовью и заботой, которых ей так не хватало. Но этот придурок сейчас её просто убьёт, причём довольно мучительным способом.

- Может быть, - на всякий случай спросила она, - вы не будете резать мне животик? Ведь если вы меня убьёте, то у вас не будет моих какашек, которые вам нужны.

Зелёный Человек недовольно обернулся. Он как раз мыл руки над фарфоровой раковиной.

- Миленькая девочка, - просюсюкал он, - мне как раз нужна твоя плохая какашуточка. Но она застряла у тебя в животике. Сейчас я её вырежу из твоего розового животика и тебе станет лучше.

Биси тяжело вздохнула. Маньяки всё-таки очень непонятливы.

- Если вы разрежете мне животик, - предприняла она ещё одну попытку, - я умру. И у вас больше не будет того, чего вам нужно. А если вы меня отпустите, я когда-нибудь прокакаюсь и всё будет в порядке.

Зелёный Человек со злости плюнул в раковину.

- У тебя аппендицит, дура! - сказал он по-нормальному. - Я могу вызвать врачей, и тебя всё равно привезут сюда. Они тебя прооперируют. И найдут у тебя в аппендиксе сама знаешь что. После чего сюда понаедет всяких профессоров и тебя отправят куда-нибудь в секретную лабораторию, типа той, в которой сделали твоего папу. И никогда в жизни не выпустят. Оно тебе надо?

Девочка задумалась. Она знала, - от мамы и телевизора, - что правительство похищает людей и делает над ними всякие страшные эксперименты. Правительство было даже хуже, чем маньяки.

- Скажи спасибо, что у меня есть кое-какой опыт, - сердито продолжал Зелёный Человек, натягивая на руки хирургические перчатки. Латекс опасно скрипел и потрескивал, растягиваясь.

Бисальбуминемия тем временем думала о другом.

- Простите, - наконец, спросила она, - а что вы сказали насчёт моего папы?

- Не любопытничай, маленькая девочка, - Зелёный Человек снова заговорил детским языком, - я ничегошеньки не говорил про твоего маленького папусичку. Лежи смирненько, моя сладенькая.

Он приблизился к ней, держа в одной руке шприц, а в другой - анестезиологическую маску.

Когда игла вонзилась в руку Биси, та как раз пришла к выводу, что Зелёный Человек всё-таки какой-то неправильный маньяк.

ГЛАВА 9

Доктор Кисса Кукис, дипломированный психоаналитик, лежала под кроватью - обнажённая, в луже собственной мочи - и перечитывала поваренную книгу, подсвечивая страницу лазерной указкой. Это был не самый удобный способ чтения. Зато он имел огромную терапевтическую ценность: по мысли Киссы, эта процедура должна была избавить её от чувства вины перед шампиньонами.

Кисса заимела этот комплекс во время занятий альтернативно-органическим вегетарианством, когда апельсиновый сок и шампиньоны составляли основу её диеты. От приобретённого тогда же отвращения к апельсиновому соку - после года употребления он казался ей похожим на бычье дерьмо - она, впрочем, уже освободилась, прыгнув со второго этажа своего особняка в специально подготовленную яму, заполненную апельсиновым соком, разведённым с бычьим дерьмом. Символизация сублимата репрезентации обошлась ей всего лишь в перелом лодыжки, к тому же закрытый, да ещё лёгкое сотрясение мозга. Зато комплекс сняло как рукой. Но неутомимая доктор Кукис на этом не успокоилась: чувство вины перед шампиньонами тоже нуждалось в радикальной терапии.

Кисса Кукис очень ответственно относилась к своей профессии и свято верила в принцип "врач, исцелись сам". Для того же, чтобы исцелиться, требовалось первоначально заболеть. И маленькая отважная женщина (полуиндианка-полукитаянка, уроженица Аляски) старательно прививала себе разнообразнейшие комплексы и фобии.

Она как раз изучала рецепты жульенов, когда зазвонил телефон. Трубка, предусмотрительно обёрнутая в пластик, лежала в той же луже, так что прерывать процедуру Киссе не пришлось.

Звонила её пациентка, детектив Люси Уисли.

- Кисса, дорогая, - выдохнула она в трубку, - мне нужно с тобой посоветоваться.

- Конечно-конечно, - радостно откликнулась доктор Кукис, - приезжай скорее.

- Я, собственно, стою у двери, - вздохнула трубка. - Может быть, ты откроешь?

- У тебя есть ключ, - напомнила Кисса. Она всегда давала своим пациентам ключи от дома - это устанавливало доверие между врачом и пациентом, а доктор Кукис считала доверие не менее важным фактором, чем любовь и ответственность.

- Ой, я забыла, - извинилась Люси. - В смысле, ключ где-то забыла.

- Невротическое вытеснение! - обрадовалась Кисса. - Ура! Кажется, у тебя серьёзные проблемы!

- Так и есть, - вздохнула Уисли.

Перспектива немедленно заняться любимой работой привела психоаналитика в восторг. Она гордо вскинула голову и треснулась стриженым затылком о днище кровати.

Люси открыла дверь голая мокрая узкоглазая женщина, слизывающая с плеча собственную кровь. Кроме того, от неё резко пахло мочой - зато на лице сияла солнечная улыбка.

- Этот удар был последним штрихом! - заявила она. - Отныне шампиньоны для меня ничего не значат!

- Ты умница, - на всякий случай сказала Уисли. Она не помнила, что именно связывало Киссу с шампиньонами, но боялась показаться невнимательной.

- Проходи, проходи... Понимаешь ли, - доктор Кукис приложила к разбитому затылку мокрые, холодные розовые трусики, - я разработала отличный способ борьбы с чувством вины перед грибами. Отождествление с грибом, потом растождествление. Отождествлялась я под кроватью, что символизирует пребывание в мицелии...

Люси украдкой зевнула, по-детски заслонив рот ладошкой. Она не была специалисткой в области экстремального психоанализа и не очень хорошо понимала революционные идеи Киссы. К тому же у неё была профессиональная проблема, которую надо было решить как можно скорее.

- ...символика урины связана с подземными водами, - увлечённо рассказывала доктор Кукис, уже в гостиной, обтирая своё маленькое тело сдёрнутой со стола скатертью, - а удар затылком просветляет и выводит из царства мёртвых в царство живых, это классическая символика рождения спиной вперёд, об этом много сказано Юнгом, Элиаде и Вуди Алленом...

- Ну так у тебя всё получилось? - почти невежливо перебила детектив, без приглашения устраиваясь в кресле.

- Да, всё просто отлично! - засияла психоаналитик. - Сегодня же напишу статью для "Психоаналитического обострения" и зашлю рекламу в рассылки. Это настоящая научная работа, экспериментальная, а не выписывание цитат из чужих книг. Так что у тебя стряслось?

- Да так, ничего особенного. Нужно составить психологический портрет преступника.

- Всего-то? - огорчилась доктор Кукис. - Ну ладно, валяй.

Она сорвала с окна занавеску, завернулась в неё и легла на пол, головой к окну. Так ей лучше работалось.

- Насколько я понимаю, это маньяк, - осторожно начала Уисли.

- Он убийца или просто садист-извращенец? - уточнила Кисса.

- Не знаю, - пожала плечами Люси. - Может быть, он ещё ничего не сделал.

- Плохо, - встревожилась доктор Кукис. - Которые ничего не сделали - те самые опасные. Мало ли что им придёт в голову. Как ты на него вышла?

- Это он вышел на меня. Он звонит мне по мобильнику и говорит два слова. "Каки-завоняки".

- Всё ясно, - профессионально отреагировала Кисса. - Это белый гетеросексуальный мужчина от тридцати до тридцати семи лет, с высоким IQ, воспитан в протестантской семье, без отца, с авторитарной матерью, помешанной на гигиене, испытывающий хронический недостаток любви и доверия.

- Ты настоящая профи, - восхитилась Уисли. - Но как ты обо всём догадалась?

- Очень просто, - доктор Кукис помахала ногами в воздухе. - Во-первых, всё зло на Земле исходит от белых гетеросексуальных мужчин. Это совершенно очевидно, потому что не может же оно исходить от геев, или афроамериканцев, или от вагиноамериканцев, или от альтернативно мыслящих, или других представителей гонимых и угнетаемых меньшинств? Значит, это белый гетеросексуальный мужчина. Дальше, он воспитан в протестантской семье, потому что протестантизм - это ведь не Вуду и не Викки, это мужская шовинистическая религия, развивающая усидчивость, трудолюбие и рациональное мышление, самые опасные человеческие качества. Дальше, он воспитан без отца. Потому что выражение "каки-завоняки" не мужское. Обычный белый гетеросексуальный мужчина, выросший в морально устаревшей, так называемой полной семье и имевший отца, выразился бы иначе: сказал бы "срань", "говно" или хотя бы "кал". Далее, наверняка он ненавидит свою мать, потому что как же иначе? А если он ненавидит мать, значит, он испытывает недостаток любви и доверия...

- Я поняла, - остановила её Люси. - И про гигиену тоже. А возраст?

- По статистике, - наставительно сказала Киса, - маньяки до тридцати предпочитают пользоваться электронной почтой, а после тридцати пяти, как правило, уже попадают в психиатрические клиники или в тюрьмы. Я взяла два года с запасом. Вдруг он хитрый.

- Это всё очень здорово, - задумчиво сказала Люси, - но в Нью-Йорке всё ещё много белых гетеросексуальных мужчин среднего возраста.

- Ну, это недоработка полиции, - парировала Кисса. - Их всех давно пора посадить в тюрьму и лоботомировать. Не понимаю, куда смотрит правительство. Кстати, - оживилась она, - как поживает твой комплекс на колготочках?

- Ну, я их не ношу, - смутилась Люси. - А что?

- Это уход от проблемы. Ты должна встретить её лицом к лицу. Я тут разработала новый способ лечения. Называется некротерапия, - похвасталась Кисса. - Исцеление от комплекса через смерть. Предсмертные переживания могут сыграть катарсическую роль, особенно если причина смерти связана с комплексом. Например, если повесить тебя на колготках...

- Но ведь я умру, - не поняла Уисли.

- Ну, во-первых, ты умрёшь психически здоровой, так что игра стоит свеч, - стала объяснять доктор Кукис. - Во-вторых, тебя могу спасти врачи. Я думаю, достаточно обычной клинической смерти. Двадцать процентов вероятности, что ты выживешь.

- Не получится, - с сожалением сказала детектив. - Мой папа-мама клинически умирает регулярно, и всё бестолку. Никакого терапевтического эффекта. Извини, но я должна была тебе это сказать.

- Это потому что он или она неправильно умирает, - сказала доктор Кукис. - Под моим руководством дело пошло бы совсем иначе. А может, всё-таки попробуем? У меня есть колготки, их можно привязать к люстре...

- Обязательно, но сначала я поймаю маньяка, - отклонила предложение Люси. Она ни в коем случае не хотела разрушать доверие между собой и доктором Кукис отказом от участия в её научной работе, но чувство ответственности заставило её слегка сманеврировать: ведь она должна была защищать свой город от опасного преступника.

- Ну как знаешь, - разочарованно сказала Кисса. - Тогда я сама. Я как раз обнаружила, что совершенно не переношу аромата духов Annick Goutal's Eau d'Hadrien. Похоже, это очень глубокий комплекс. Думаю попробовать утопиться в ванне, наполненной этими духами. Правда, флакончик стоит полторы тысячи, а мне нужна целая ванна. Может быть, взять целевой кредит в банке? Тем более, отдавать вряд ли придётся... Да, кстати, не забудь заплатить за консультацию.

Уисли с облегчением вздохнула - она знала, что оплата услуг есть знак доверия - и ответственно протянула ей кредитную карточку.

Выходя из дома Киссы, она машинально подняла глаза наверх - и увидела угрожающе нависший над головой конец какого-то кронштейна. На всякий случай она прибавила ходу - и вовремя: за спиной что-то глухо стукнуло в асфальт.

Напуганная женщина быстро обернулась, вытаскивая пистолет.

Ей почудилась какая-то вспышка света, радужное сияние, но это продолжалось меньше мгновения, и, скорее всего, просто почудилось.

Зато валяющийся на мостовой обломок металлической трубы был дьявольски убедителен.

ГЛАВА 10

 

Отец-мать Люси умирала уже третий раз на дню, быстро и скучно.

Клиническая смерть уже стала для неё привычной, как утренняя телепрограмма или резь в мочеиспускательном канале после катетеризации. Как правило, смерть продолжалась недолго, минуты две - пока подбежавшие реаниматологи не вытаскивали его обратно и он не начинала дышать самостоятельно.

В минуты смерти отец Люси обычно видела сияющий вдали ослепительный свет и ангелов. Каждый раз он подлетала к ангелам всё ближе, и каждый раз не успевала: ангелы закрывали проход, и несчастная душа падала назад, в тесную клетку изуродованного тела. Но он знала, что когда-нибудь успеет проскочить. Больше того, он знала, что успела бы проскочить, если бы летела быстрее. На самом деле ему не давало умереть чувство ответственности перед сыном и любовь к дочери. Он иногда воспоминала, что его дочь и сын - один и тот же человек. Но он не хотела об этом думать. Это было слишком сложно для его измученной души, разрушаемой болью и одиночеством - худшим из лекарств, которыми нас пичкает жизнь.

На этот раз смерть продолжалась долго - минуты три, если не больше. Он успела увидеть свет, влиться в его поток и подобраться к бесплотному воинству так близко, как никогда прежде.

Он впервые разглядела лики ангелов, исполненные любви и ответственности, и ему впервые за все эти годы мучений по-настоящему захотелось остаться здесь, в обители света.

И свершилось чудо - ангелица, величественная, как Декларация Независимости, выступила из сияния её навстречу.

- Подожди, - сказала ангелица. - Ещё не время. Сначала скажи им о девочке. Девочку надо найти.

- Какую девочку? - спросила отец-мать Люси Уисли.

- Лос-Ужос, - сказал другой ангел, прекрасный, как Билль о Правах. - Лос-Ужос. Агагу хватило всего одной ночи, а бедствия неисчислимы. Теперь иди. Это ненадолго. Обещаю, ты скоро вернёшься, и тебе будет хорошо.

И мать-отец детектива Уисли упала - спиной вперёд, - в тёмную пропасть, ведущую назад, в переплетение трубок и боль измученного тела. Но на этот раз он не сожалела об этом. Ведь у него было ответственное задание: передать слова ангела своему сыну, Люси.

Ибо найти девочку могла только она, его сын, лучший детектив Нью-Йорка.

Отец-мать открыла глаза, готовая увидеть над собой заботливые лица реаниматологов. Однако на сей раз реаниматологов не было. Ибо лицо человека, склонившегося над ним, ничем не напоминало лицо реаниматолога.

- Ну что, - спросил неизвестный, одетый в зелёное - живой?

Несчастная больной кивнул. Трубки и провода заколыхались.

- Живой, значит. А зачем? - продолжил непонятный человек.

Мать-отец Уисли прищурилась, пытаясь рассмотреть говорящего получше.

- Я задал вопрос, - повторил человек. - Ты жив. А зачем? В этом есть какой-нибудь смысл? Если ты будешь играть в молчанку, - добавил он, - я, пожалуй, перережу вон ту трубочку. А если и дальше будешь молчать, выдерну вон тот проводок. И так дальше, пока не сдохнешь. Так что соображай быстрее.

- Я должна... должен... должно... - прохрипела отец-мать.

- Сколько? - поинтересовался человек в зелёном, пережимая пальцами трубочку от какого-то прибора. - И кому?

- Сказать... - ответила отец-мать, чувствуя, что её телу не хватает чего-то важного.

Пальцы разжались.

- Должен сказать? Ну так говори.

- Надо... найти девочку... - отец-мать почувствовала, что вот-вот умрёт снова, и попыталась зацепиться краешком гаснущего сознания за жизнь.

- Девочку, говоришь? С девочками много возни, - задумчиво протянул зелёный. - Вот сейчас мне как раз пришлось повозиться с одной девочкой.

- Надо найти девочку, - отец-мать Люси с трудом выталкивала из себя слова, - Агагу хватило всего одной ночи... Лос-Ужос...

- Что-что? Э-э, парень, ты, похоже, лезешь в чужие дела, - озабоченно сказал зелёный. - Давай-ка обратно, - он взялся за пучок проводов и трубок.

- Одной ночи, а бедствия были неисчисли... - угасая, пробормотала отец-мать.

Умирая в очередной - и наконец-то в последний - раз, он успела подумать, что не оправдал доверия, и врата света отныне закрыты для него. Потому что его последние слова услышал не его сын-дочь, а преступник.

Но на сей раз никаких ангелов, преграждающих путь, не было. Был лишь чистый свет горнего милосердия - радужный поток, мост в новую жизнь. Он поняла, что прощена, и ринулась в животворный источник бесконечного обновления.

...В палате тревожно запищал кардиограф. Его стрелка замерла в крайнем положении, показывая отсутствие сердечной активности.

- Ну, сейчас набегут, - недовольно сказал человек в зелёном и двинулся к двери.

На мгновение он задержался, увидев на полу маленький блестящий ключ. Он остановился, как бы прислушиваясь к какому-то внутреннему голосу.

- Чего? - сказал он куда-то в пустоту.

Раздался невнятный звук: будто что-то пробурчало в животе.

- Ну, - сказал человек в зелёном, - если тебе это зачем-то надо...

Потом наклонился и осторожно, двумя пальцами, подобрал вещицу и завернул в медицинскую салфетку.

ГЛАВА 11

 

- Деточка, - вздохнул Иеремия Амадей Каин Буллшитман, начальник отдела, жуя сигару и рассматривая портрет Джорджа Вашингтона. - Это дело не для тебя.

Люси промолчала. Она всё ещё не могла привыкнуть к мысли, что её папы-мамы больше нет. Холод одиночества - худшего из лекарств, которым нас пичкает жизнь - ещё не просквозил её душу. Но она чувствовала, как изнутри подступает огромная боль невосполнимой утраты, боль, которая угрожает затопить остров здравого рассудка, поглотить питающую её душу родники любви и ответственности.

- Я хочу вести это дело, - сказала она, чтобы хоть что-то сказать. Но, сказав, она почувствовала, что сказала нужные слова. Да, она должна расследовать убийство своего отца-матери. Найти убийцу и поступить с ним по закону. Может быть, даже отправить в тюрьму, если он вдруг окажется достаточно вменяемым.

- Девочка, - сказал Носорог, - я всё понимаю. Но это противоречит инструкции. Ты заинтересованное лицо. Ты не можешь вести дело, в котором лично заинтересована.

Уисли упрямо наклонила голову, сжимая кулачки. Она не нарушала инструкций - когда речь не шла о жизни и смерти. Но сейчас речь шла именно о жизни и смерти.

- Мою папу убили, - повторила она. - Я хочу найти этого ублюдка и надрать ему задницу. Кстати, - вспомнила она о том, что происходило с ней в последнее время, - похоже, меня пытаются убрать с дороги.

- Как? - спросил Буллшитман, продолжая жевать сигару. Он не курил, с тех самых пор, как его двоюродный брат умер в семьдесят два года от рака лёгких, потому что в тринадцатилетнем возрасте однажды затянулся чужой сигаретой. Но и отказаться от табака совсем он не смог: сказывалась многолетняя привычка.

- На меня трижды падали тяжёлые предметы. Кирпич, камень, какая-то железка... - начала перечислять Люси, уже понимая, что говорит это напрасно.

- Падали предметы? Откуда? - Буллшитман откусил прожёванный кусок сигары и съел его, закусив извлечённой из верхнего ящика стола ментоловой папироской.

- Не знаю. Наверное, сверху, - пожала плечами Люси.

- И кого же ты подозреваешь? Ангелов? - тем же тоном поинтересовался Буллшитман.

- Не знаю, - честно ответила Уисли. - Но я уверена, что существует какая-то связь.

- Любой на моём месте сказал бы, что ты неадекватна и страдаешь галлюцинациями. Но я в тебя верю, ты справишься. Если будешь держаться подальше от этого расследования, - заключил начальник отдела. - Я поручу это дело другому.

- Хорошо, - сказала Люси. - Но я хочу знать, что сказала моя отец... мой мать... сказала моё родитель перед смертью. Я знаю, в палате все разговоры записываются на плёнку. Я хочу прослушать запись.

- Нет, - отрезал Носорог, откусывая добрый кусок от плитки трубочного табака. - Эта запись, - он достал из ящика стола кассету, - является уликой. Ты не имеешь права знакомиться с её содержанием, это может помешать следствию. Пойду покурю... - он вспомнил, что не курит, и нахмурился. - Пойду отолью, - поправился он. - Подожди меня тут.

Наградой ему стал благодарный взгляд Люси.

Дождавшись, пока Буллшитман выйдет, она вставила кассету в диктофон и услышала голос.

Он был ей знаком. То был голос человека, который звонил ей по телефону.

ГЛАВА 12

 

Люси и Рой сидели в маленьком вьетнамском ресторанчике и ели водорослевые чипсы с морскими гребешками. Гребешки были такие горячие, что обжигали язык.

Люси подумала, не подать ли в суд на владельцев ресторанчика за то, что на тарелке нет дисклеймера о максимально допустимой температуре пищи: ведь американский ребёнок или американский психопат на её месте мог обжечься или подавиться.

Но Рой отвлёк её от этих ответственных размышлений, признавшись, что дело об убийстве папы-мамы Уисли поручено вести ему.

- Само собой, - добавил он, вылавливая палочками последний кусочек морского гребешка, - я буду держать тебя в курсе. Если это не противоречит инструкции, конечно.

Уисли задумчиво кивнула головой. Она ощущала поддержку Роя, его готовность помочь ей пережить утрату. Но то, что она задумала, она обязана была совершить одна.

- Тебя ввели в курс дела? - поинтересовалась она. - Ты исследовал улики?

- Пока нет, - ответил Бэксайд, - Носорог просил меня зайти к нему завтра.

- Значит, завтра... Как ты думаешь, - спросила Люси, вглядываясь в лицо Роя, - что такое Лос-Ужос?

Рой вздрогнул и выронил палочки.

- Откуда ты знаешь это название? - он нервно оглянулся. Его красивое смуглое лицо побледнело.

Люси мягко коснулась его руки своей. Она поняла, что допустила бестактность - возможно, задела какой-то комплекс.

- Всё в порядке, - сказала она. - Я слышала его от папы-мамы... в бреду, - на всякий случай солгала она. - Может быть, это имеет какое-то отношение к делу?

- Ладно, я расскажу тебе, - Рой Бэксайд справился с собой, вновь натянув маску уверенного и циничного профессионала. - Только не спрашивай меня, откуда я всё это знаю. Этого я не могу сказать даже своему психоаналитику.

На мгновение детективу Уисли пришла в голову странная мысль: если бы она была героиней психологического триллера, то, наверное, решила бы, что убогая фантазия автора окончательно истощилась и он не смог изобрести сколько-нибудь убедительный сюжетный ход... Но это был не триллер. Её окружала реальность, жестокая и дьявольски опасная.

Она пообещала не задавать лишних вопросов.

- Тогда слушай. Лос-Ужос - сверхсекретная лаборатория плохих парней из Министерства Обороны. Она находилась вблизи мексиканской границы. В годы "холодной войны" там держали особый контингент. Психов, маньяков, дегенератов. И ставили опыты над их генетическим материалом. Они хотели вывести суперсолдат, нечувствительных к радиации.

- Безумие, - покачала головой Уисли. - У них что-нибудь вышло?

- Нечто ужасное, - сказал Рой. - Большинство сумасшедших сошло с ума, дегенераты поголовно дегенерировали, а некоторые... - он понизил голос до шёпота - приобрели особые способности. Например, перерабатывать в своём организме радиоактивные вещества. Или выделять их. Там был один парень, который мочился изотопами. В конце концов произошёл взрыв с выбросом радиации. Наверное, кто-то обделался плутонием. Власти всё скрыли.

- Какой ужас, - только и вымолвила потрясённая Люси. В её голове не укладывалась мысль о том, что правительство может скрывать подобное от своих граждан. - Неужели не было даже сенатской комиссии?

- Разваливался Советский Союз, и все конгрессмены были заняты. А потом военные под шумок всё засекретили, - покачал головой Рой. - К тому же после взрыва никто не выжил. А теперь забудь о том, что я тебе сказал.

- Да, кстати. Ты не знаешь, кто такой Агаг? - как бы между прочим поинтересовалась Люси.

Рой посмотрел на неё с искренним недоумением.

- Кажется, - неуверенно сказал он, - что-то из Библии. Я не очень хорошо помню такие вещи.

- Из Библии? Мне нужно позвонить.

Она ухватилась за трубку мобильника, как утопающий за соломинку.

ГЛАВА 13

 

Ребе Алте Шлёмиль отдыхал после сытного кошерного обеда, когда в его роскошной гостиной зазвонил телефон.

Он привычным жестом разгладил бороду и глянул на часы. Вот-вот должен был начаться шабес, а раввин скрупулёзно соблюдал все требования иудейского закона. В частности, пользоваться электрическими приборами запрещалось. Мудрый раввин никогда не нарушал строгих правил, установленных Талмудом.

Но ребе Шлёмиль был не только мудр, но и добр. Поэтому он потянулся к трубке: ведь звонок мог исходить от его коммерческого агента, или от какого-нибудь потенциального спонсора, нуждающегося в его любви и доверии.

В трубке послышался молодой женский голос.

- Здравствуй, дядя. Мне нужно узнать у тебя одну вещь.

Тень улыбки пробежала по румяному лицу Алте Шлёмиля. Звонила его сумасбродная племянница Люси Уисли. Он не очень одобрял её выбор - работать в полиции. Он помнил её маленькой гордой еврейской принцессой, с крохотной скрипочкой-четвертушкой в руках. У девочки были способности к музыке, а она взяла в руки пистолет. Но он всё равно любил маленькую еврейскую принцессу Уисли. Когда-нибудь девочка образумится.

- Говори, только быстрее. Через минуту начинается шабес, - сказал он строго.

- Дядя, это очень важно. Ты хорошо разбираешься в Писании. Скажи, кто такой Агаг и что он сделал? - голос девушки стал напряжённым.

Ребе бросил взгляд на часы. До начала субботы оставались буквально секунды.

- Это предание Торы. Агаг - царь народа амалекитян, вечный врагов евреев. Все амалекитяне были истреблены царём Шаулем, но он оставил их царя в живых всего на одну ночь. И он...

Стрелка электрических часов дёрнулась и передвинулась на следующее деление. Наступил шабес. С этого момента разговор по телефону становился грехом перед лицом Б-жьим. Алте Шлёмиль должен был немедленно прекратить разговор.

Он с сожалением оторвал трубку от уха и попытался положить её на рычаг. Попытался, потому что в последний момент почувствовал, что его руку что-то удерживает.

В изумлении он уставился на своё запястье. Оно было перехвачено чем-то радужным, сияющим. Ребе поднял глаза и увидел ангела, величественного, как свиток Торы с автографом автора.

- Твои часы спешат на три минуты, суббота ещё не наступила, - сказал ангел, улыбаясь. - Заверши разговор и спаси множество евреев в этом городе.

Ребе больше не колебался. Он снова приложил трубку к уху.

- Дядя, - доносился голос непутёвой племянницы, - я не слышу...

- И он успел совокупиться с рабыней, а та рабыня породила от Агага потомство, от которого произошли все антисемиты на свете, - грустно закончил ребе. - Если бы не эта ночь, множество евреев не погибло бы. Не было бы испанской инквизиции. Не случилось бы страшных, чудовищных, ни с чем не сравнимых по жестокости еврейских погромов в России, откуда бежали мои предки. Даже неиллюзорная машина Холокоста не была бы построена. И всё это из-за одной капли семени! Прости, - торопливо добавил он, - начинается шабес, я больше не могу говорить.

- Спасибо, дядя, - голос племянницы в трубке был озадаченным. - Может быть, ты дал нам ниточку.

ГЛАВА 14

 

В старых полицейских архивах полно пыли.

Разумеется, пыль заводится именно в старых полицейских архивов. В новых все данные находятся не в картонных папках, а внутри компьютерных стоек. Там никакой пыли не водится в принципе. Но Люси нужно было старое дело.

Проблема состояла в том, что она не имела понятия, что это за дело, где его искать и к какому году оно относится. Рой после долгих расспросов припомнил, что взрыв в Лос-Ужос произошёл "когда-то давно": то ли семь, то ли десять лет назад, а может и раньше. К тому же бежавший оттуда маньяк мог прятаться достаточно долго - год или несколько лет. И в любой день этого года или этих лет он мог совершить то, о чём Люси думала с ужасом и омерзением.

Уисли шла вдоль бесконечного стеллажа, осознавая, до чего нелепа и беспомощна её попытка. Для того, чтобы разобрать все эти горы пыльных бумаг, нужна была армия полицейских и годы работы.

Кроме того, она находилась здесь без разрешения. Носорог отстранил её от дела, и она вела расследование на свой страх и риск. Более того, прямо нарушая соответствующую инструкцию. Конечно, Люси нарушала инструкции - когда речь шла о жизни и смерти. Месть не была вопросом жизни и смерти... Уисли вспомнила, что когда-то это было не так, и случайно задела стеллаж локтём.

Старые доски заскрипели. Через несколько секунд откуда-то сверху на неё с грохотом обрушилась, как сбитый в полёте страус, пухлая зелёная папка, перемотанная бечевой.

Люси отшатнулась, чертыхаясь. Ей надоело, что на неё всё время что-то падает. К тому же теперь ей придётся терять драгоценное время, водружая документы на место.

Она взяла папку в руки, и тут бечева предательски лопнула. Содержимое папки вылилось ей под ноги.

- Дерьмо, - с чувством сказала Люси. - Ненавижу такие дни.

Она встала на колени и принялась собирать рассыпавшиеся бумажки. Внезапно она замерла. Приблизила бумажку к лицу, прочитала несколько строчек. Потом стала лихорадочно рыться в общей куче, что-то разыскивая

Она не заметила отблеска удаляющегося радужного сияния.

ГЛАВА 15

 

- Это просто чудо, - сказал Рой, выслушав рассказ Уисли, и притянул к себе ещё одну тарелку с водорослевыми чипсами, сдобренными соусом "Тысяча островов".

- В самом деле, - детектив не стала спорить с очевидностью. - Я и за год не разобрала бы все эти чёртовы папки. А та стояла на самом верху. Не знаю, как такое могло случиться. Это всё равно что приехать в Америку из Польши и в первый же день выиграть в лотерею.

Рой повспоминал, можно ли шутить на тему поляков, решил, что можно, но не слишком. Тень улыбки пробежала по его загорелому лицу.

- Там были подробности одного дела. Банда уголовников, бежавшая из федеральной психиатрической тюрьмы, захватила женский монастырь. Они там продержались неделю, взяв монахинь и детей в заложники. Разумеется, все были зверски изнасилованы.

- Обычная американская история, - заметил Рой, раскачиваясь на стуле. - Какое отношение она имеет к нашим делам?

- Казалось бы, никакого. Но на одной странице была пометка: "Лос-Ужас"! Зачёркнутая тремя волнистыми линиями.

- Три волнистые линии? Тут поработали агенты ФБР, - насторожился Рой. - Это их почерк. Значит, они скрывают что-то важное. Видимо, кто-то из этих дегенератов был оттуда, из Лос-Ужаса. Значит, после взрыва кто-то из подопытных выжил...

- Ага, - подхватила Уисли, - был найден в развалинах и помещён в обычную психиатрическую тюрьму...

- Но правительство хотело продолжить опыты, - Рой качнулся на стуле сильнее: он чувствовал, что истина где-то рядом, и боялся упустить мысль, - и устроило побег... ему, а также и всем остальным заключённым, - закончил он . - Чтобы всё скрыть.

- Да! Скрыть! - вскричала Уисли. Части дьявольской головоломки на глазах собирались в единое целое. Не хватало всего нескольких деталей.

- И там, в монастыре, - задыхаясь от волнения, прошептала она, - этот дегенерат изнасиловал монахиню. Или прислугу. Или, может быть, - голос её упал, - в монастыре жило несколько больных детей. Он мог воспользоваться их беспомощностью.

- Там, в деле, есть имена пострадавших? - спросил Рой.

- Да, там приведены все данные. От сексуального насилия пострадали семеро мужчин, восемнадцать женщин, сорок восемь детей разного пола, три кошки и хомячок. Хомячок погиб, - добавила она грустно.

- А дети?

- Среди них - одиннадцать девочек, - ответила Уисли, поправляя сбившуюся прядь.

- Осталось выяснить, - заключил Рой, - что произошло с каждой через девять месяцев.

ГЛАВА 16

 

Владимирильич Лермонтов пил генетически неизменённую воду без консервантов. Перед каждым глотком он зачитывал вслух формулу из книги по математической теории хаоса. Эти формулы звучали в его устах как кощунственные заклинания.

Обычно он обедал в одиночестве. Но на сей раз напротив него сидел, прикрученный к стулу обрывком электрического шнура, щупленький тинэйджер.

- Сейчас ты будешь есть это, - распорядился Лермонтов, показывая на тарелку. На ней лежал натуральный хлеб, сделанный из настоящей пшеницы.

- Я хочу гамбургер, - простонал отрок. Его душа была надломлена голодом, издевательствами и Ростроповичем, но несломленный червячок добра и света ещё извивался на дымящемся пепелище его искалеченной идентичности.

- Ну-ну, - сказал Лермонтов и стал думать, какой именно способ неограниченного насилия был бы в данном случае наиболее подходящим. Отвергнув побои и изнасилование как недостаточно жестокие, он достал с полки книгу в чёрной коже: тринадцатый том Тургения Ростроповича, самые ужасные его сочинения, которые даже в дикой и кровавой России печатались только в подпольных большевистских типографиях.

- Сейчас я буду читать избранные отрывки из "Нерегулярных самоотчётов киллера животных", по русски - "Zappfhyisttki ogkhottnicka" - медленно проговорил Владимирильич, проговаривая каждую букву. - Это книга свела с ума Карла Маркса, Фридриха Ницше и Ли Харви Освальда. Ты ведь хочешь узнать, что там написано, мой маленький дружок?

Несчастный подросток помотал головой. Он уже узнал, какую ненависть и боль несёт в себе русская литература, и не хотел пережить это снова.

- В таком случае ешь.

- Не могу, - заплакал несчастный.

Лермонтов с наслаждением раскрыл книгу на середине.

- О, вот кое-что интересное. Это история преступлений комиссарских выродков Chjiertthoupfhkhuannoff’а и Njieddop'ijusskhinn’а, - пояснил он. - Сейчас ты узнаешь, как они уничтожали пленных белогвардейцев. Очень впечатляет.

Услышав ужасные русские имена, ребёнок описался.

Владимирильич принялся медленно, смакуя, читать вслух: "Раненый беляк покатился кубарем по гладкой и сухой траве, подпрыгнул кверху и жалобно закричал в зубах рассовавшегося пса..."

- А-а-а-а-о-о-о-о-о-о-у-у-у-у! - завыл несчастный мальчик, зажимая уши ладонями. Сцены русских зверств уничтожали его маленький мозг.

- Если ты не хочешь слушать об этом, тогда ешь, - сказал жестокий безумец, пододвигая ближе к мальчику тарелку.

- Но это... это ведь сделано из живого растения? - голос ребёнка дрогнул.

Губы Лермонтова растянулись в жестокой улыбке, лишённой следов любви и тени ответственности.

- Так ты не ешь ничего живого? Совсем?

- Да! Я веган! Я ем только гамбургеры и пью кака-калу! Я не ем того, что сделано из живых существ! - выкрикнул тинейджер.

Владимирильич ухмыльнулся ещё шире, сверкнув страшными зубами.

- Очень интересно. Ты любишь горошек "Зелёный Великан"?

- Да, - признался честный мальчик.

- Так знай, - с наслаждением сообщил Владимирильич, - что этот горошек, такой зелёный и невинный, тоже когда-то был живым.

- Нет, нет! - закричал мальчик. - Горошек делают из нефти!

- Откуда ты знаешь? - заинтересовался Лермонтов.

- Правительство сказало по телевизору, что нашей экономике нужна ближневосточная нефть, чтобы наши дети могли есть горошек. Значит, его делают из нефти, - пожал плечами тинейджер.

Владимирильич довольно потёр руки. Ему представилась прекрасная возможность растлить юную душу, вытравить из неё доверие к правительству и ответственность за свою страну.

- Тогда слушай. Правительство лжёт и скрывает правду. Горошек не делают из нефти. Это настоящее живое растение. Его выращивают на специальных гидропонных фермах под люминесцентными лампами, так что его листья никогда не видят настоящего солнечного света. Его корни погружены не в землю, а в питательный раствор, переполненный ядовитыми азотистыми удобрениями. А потом, когда гороховые стручки созреют, специальная машина с железными зубьями - очень, очень острыми - едет мимо грядок и...

- Нет! Я не хочу слушать это! Лучше изнасилуйте меня! Куда угодно! Только не мой мозг! - решился несчастный на жалкий, обречённый бунт.

- Нет, это слишком традиционно, - развёл руками садист. - Или слушай, или ешь. Я предоставляю тебе выбор.

Мальчик затравленно глянул на Лермонтова, и увидел каменное лицо безумца, воина Хаоса.

Захлёбываясь слезами, он протянул руку, взял кусочек органического хлеба и откусил от него. Сделал несколько движений челюстью, торопливо проглотил, сдерживая тошноту. Потом поднял недоумевающий взгляд на своего мучителя.

Владимирильич не сводил с него глаз.

- Это... это... это ужасно, - признался тинэйджер, - но мне нравится этот вкус.

- Очень скоро ты к нему привыкнешь, - осклабился Лермонтов. - И это только начало. Ты ещё не пробовал настоящую воду, а не кака-калу... Но это всё пустяки, мой милый дружочек. Очень скоро ты станешь совсем другим.

Он покосился на коробку, в которой дожидался своего часа очередной сегмент бомбы.

- Я сделаю из тебя убийцу, - пообещал он.

ГЛАВА 17

 

- Деточка, - вздохнул Иеремия Амадей Каин Буллшитман, упёршись тяжёлым, неподвижным взглядом в портрет Мартина Лютера Кинга. Изо рта полицейского начальника торчал коричневый хвостик недожёванной сигары. - Я же сказал: это дело не для тебя.

Люси промолчала. Она уже знала, что её визит в архив не прошёл незамеченным.

- Ничего личного, - сказал Носорог, пробуя на зуб пахитоску с медовым ароматом, - но твои действия противоречат правилам. Ты вмешиваешься в сферу компетенции Роя Бэксайда. И будешь вмешиваться дальше, если я это тебе позволю. Так вот, я не позволю этого. Вы больше не напарники.

Детектив Уисли сжала челюсти. Что ж, она переживёт и это. Но не отступится от своего. Ей нужна правда, и она её добьётся.

- Я мог бы отправить тебя в отпуск, - продолжал Иеремия Амадей Каин Буллшитман, отправляя в рот добрую понюшку табаку, - но в таком случае у тебя будут развязаны руки. И ты наверняка превысишь свои полномочия, попытавшись начать своё расследование. Поэтому я направляю тебя на другое задание.

Он взял в руки тощую папку с новым делом.

- Ознакомься, - папка легла на стол перед Люси. - Тут находится заявление некоей Серафимы Найберн. У неё пропала дочь. Женщина - тяжёлый инвалид, без девочки она не может полноценно существовать. Найди девочку, Люси.

Он замолчал, любуясь Люси Уисли: на её лице, внешне бесстрастном, отражались жестокая внутренняя борьба. Любовь к папе-маме боролась с ответственностью за жизнь и благополучие граждан штата Нью-Йорк, которых она поклялась защищать.

Ответственность, как всегда, победила.

- Я найду девочку, - пообещала детектив Уисли. - И надеру кое-кому задницу. Извините, шеф, мне нужно работать.

Выходя, Люси задела шкаф, на котором стоял кубок - школьная награда Носорога, подарок бейсбольной команды. Кубок полетел вниз и с треском разбился у её ног.

Уисли растерянно смотрела на осколки.

- Я вызову уборщицу, - сказал Носорог очень сухо.

Уисли затрепетала. Таким тоном Буллшитман говорил только когда бывал по-настоящему разгневан.

- Ох. На меня всё время что-то падает, - испугалась Люси.

- Иди, - ещё суше сказал Носорог. - И постарайся не напоминать мне о себе хотя бы один день.

Он схватил со стола самую большую сигару и одним ударом могучих челюстей перекусил её на семь частей. Изо рта брызнула табачная крошка.

- Простите, сэр, извините, сэр, - пролепетала Уисли, закрывая за собой дверь.

ГЛАВА 18

 

- Добрый день. Вы из полиции? - спросила Серафима Найберн, стараясь держать себя в руках. Ей это почти удалось. Если бы не доносящийся из-под инвалидного подгузника запах свежей мочи, даже опытная Уисли не смогла заметить признаков волнения.

- Добрый день. Да, я из полиции. У вас пропала девочка? - Уисли вспомнила, что, согласно инструкции ей тоже следовало бы описаться - в знак солидарности и ради установления доверия между ней и этой женщиной.

Обычно Люси не нарушала инструкций - когда речь не шла о жизни и смерти. Но похищение ребёнка было вопросом жизни и смерти, так что Люси предпочла оставить брюки сухими. Свои чувства она попыталась вложить в слова:

- Мы глубоко сочувствуем вам в вашем горе. Но не всё потеряно. Девочка, возможно, ещё жива... У вас есть какие-нибудь подозрения?

Художница горестно покачала головой. Инвалидная коляска, в которой она сидела, печально звякнула.

- Нет, никаких... Я мало кому известна, а из тех, кто меня знает, никто не желает мне зла. Я в этом уверена. Кроме, может быть, одного человека... Но он меня не знает лично, ему просто не нравятся мои картины. Нет, я не знаю, кто бы мог похитить мою дочь.

Уисли тем временем осматривала комнату. Это была типичная мастерская художника. Все стены были увешаны картинами - разных форм, цветов, размеров. Картины были светлыми и яркими: чувствовалось, что художник вкладывал в них душу.

- Может быть, - осторожно предположила Уисли, - она сама сбежала из дома? Ну, как обычно - от побоев, сексуального насилия, кризиса доверия...

- Вряд ли, - с сожалением вздохнула Серафима Найберн. - Биси меня очень любит. Я, конечно, ответственная мать и должна была развить в ребёнке комплекс Электры. Но я не справилась с этой обязанностью, - грустно признала она. - Понимаете, у девочки нет отца, с другими мужчинами я тоже не имею дела. Вы же видите, у меня отсутствуют ноги и парализован весь низ. Бить и насиловать её я тоже не могу. Правда, я её эксплуатирую: я рисую картины, но у меня врождённый дальтонизм, так что Биси мне нужна для того, чтобы не путать краски... Но это её скорее забавляло, чем пугало... Нет, нет, я уверена - её похитили.

Люси вновь обвела глазами комнату. Теперь она смотрела на эти полотна иначе. Яркие и чистые цвета были искренними, но неуверенными. Чувствовалось, что художница рисует как бы наощупь, не ведая, что творит. Это неведение плода мук и прозрений наполняло светлые полотна внутренним сумраком, тончайшей поволокой печали. Тоска по несбыточному - вот что таилось внутри каждого зеленоватого солнечного луча, каждой синеватой травинки, каждой красноватой капли дождя, родившейся под кистью Серафимы Найберн.

- Я не могу рисовать людей, - грустно сказала художница. - Мне не хватает уверенности: всё время кажется, что лица получатся слишком бледными или слишком тёмными. А мне так хочется изобразить живого человека. Хотя однажды я нарисовала дочку. Но это единственная такая картина, и я никогда её не выставлю.

- Мне нужна зацепка, - снова начала Люси. - Когда она пропала и при каких обстоятельствах?

- Неделю назад. Я спала, потом проснулась, стала звать дочь, а её не было... Меня некому было поднять с кровати. Так что мне пришлось ползти на руках. Я старалась не повредить пальцы, ведь иначе я не смогла бы рисовать... Сутки я ползла из спальни сюда, в мастерскую, к телефону. Позвонила в полицию. Они действовали по инструкции - прислали психоаналитика, потому что обычно в полицию звонят люди, испытывающие кризис доверия. На психоанализ ушли ещё сутки. Потом психоаналитик решил, что в терапевтических целях можно поднять меня с пола и дать поесть. Это было очень ответственно с его стороны... А потом я предоставила полиции необходимые справки о своём психическом состоянии и моё заявление приняли.

Уисли развела руками. Это была стандартная процедура.

- Ну что ж делать. Теперь расскажите, как выглядит ваша девочка.

- О, это легко, - тень улыбки пробежала по измождённому лицу Серафимы. - Я же говорю, что однажды её нарисовала. Смотрите, - она показала на небольшую картину, висящую над дверью.

Там, в окружении волшебных цветов и радуг, играла на лугу девочка в белом платье - светловолосый голубоглазый ангелочек.

Люси вздохнула. Если бы девочка выглядела более политкорректно, Носорог дал бы ей больше людей и ресурсов для поисков - или хотя бы дал напарника. Но спасать белую и здоровую девочку ей придётся, скорее всего, в одиночку, разве что будет принято во внимание цвет кожи и физическое состояние матери. В любом случае, шансов немного. К тому же Иеремия Буллшитман не скрывает своего желания удержать её на этом задании как можно дольше, чтобы она не мешала Рою.

Она объяснила ситуацию Серафиме - не вдаваясь в подробности, но вполне откровенно.

- Я не могу обещать, что справлюсь, - закончила Люси, пряча глаза.

- Да, я понимаю, - величественно кивнула художница. - Но всё-таки постарайтесь найти её. И пообещайте, что вы вернёте её мне. Живую или мёртвую.

Когда Люси выходила из дома Серафимы Найберн, под ноги ей шмякнулась огромная дохлая белка.

ГЛАВА 19

 

Кисса Кукис, дипломированный психоаналитик, сидела в своём кабинете, в кожаном кресле, поджав ноги, и пила пятнадцатый за этот вечер сухой мартини со льдом.

Если бы она находилась в отчаянии, переживала экзистенциальный кризис, томилась бы безумными и опасными намерениями, сходила бы с ума - во всех этих ситуациях она бы знала, что делать. В конце концов, она была профессионалом.

Но проблема состояла в том, что ничего подобного с ней не происходило. Её не тревожили её комплексы, видения, угрызения совести, сожаления об утраченном, непристойные желания. Более того, у неё было острое ощущение, что все проблемы её коварно покинули, оставив её в одиночестве.

Спасаясь от него, Кисса уже перепробовала все обычные приёмы, которые ей помогали в других ситуациях - анализ текущих клинических случаев, чтение, мастурбацию, телевизор и караоке. Теперь она употребляла последнее средство - алкоголь. Но и зелёный змий коварно предал её. Мартини, как капризный мужчина, отвернулся от страдающего психоаналитика.

Одиночество, решила она - худшее из лекарств, которыми нас пичкает жизнь. По сравнению с ним даже кризис идентичности - это увлекательное приключение.

Кисса уже всерьёз задумалась о суициде (предыдущие попытки отправиться на тот свет эспресс-поездом её взбадривали), когда зазвонил мобильник, оставленный в гостиной.

Слегка поморщившись, - после сессии с шампиньонами там всё ещё попахивало, - она спустилась, взяла трубку и приготовилась слушать.

- Кисса, ку-ку, - раздался на том конце мужской голос.

- Ку-ку, - машинально повторила та, устраиваясь на кровати поудобнее. - Кто ты? Ты записан на сегодня?

- Ты меня не знаешь, - голос по ту сторону трубки зачастил, - а я не знаю тебя. Я, собственно говоря, сижу в туалете на сороковом этаже одного небоскрёба. Здесь нацарапан номер телефона и твоё имя. Кажется, на него кто-то дрочил. Во всяком случае, я вижу следы. Тебе это интересно?

- Одну минуточку, я проверю, - сказала Кисса, пытаясь дотянуться до ноутбука. Кажется, она и в самом деле рекомендовала какому-то своему пациенту подобную практику со своим номером телефона, вот только не помнила, кому именно.

- Кисса, - продолжал мужской голос, - а ты с какого города?

- Из Нью-Йорка, - ответила психоаналитик. Происходящее начало её занимать.

- А с какого ты района?

- С какой целью интересуешься? - спросила женщина, в которой проснулась осторожность.

- У тебя есть парень? Он прикольный штрих? - продолжал допытываться незнакомец.

- Почему ты спросил именно о парне? Ведь я могу быть лесбиянкой или зоофилкой. Ты что, делаешь какие-то предположения о моей сексуальной ориентации? Ты на подсознательном уровне воспринимаешь женщину только как добычу мужчины, как объект сексуального использования? - на сей раз в ней заговорил профессионал и она сразу почувствовала себя увереннее.

- Кисса, ты что, обиделась? - не понял незнакомец. - Я вообще-то человек простой. Вдруг тебе там скучно? Может, пообщаемся?

- Это... я не уверена, что это хорошая идея, - осторожно сказала Кисса, - но, по крайней мере, это оригинально...

В этот момент она услышала шорох. Осторожный шорох откуда-то из-за стены.

В её доме кто-то был. Кто-то вошёл, пока она разговаривала.

Кисса не испугалась. Скорее всего, это был какой-нибудь пациент, мучимый острым приступом когнитивного диссонанса или утратой доверия. Таким она обычно давала ключи от дома, чтобы они не тратили времени зря: даже самый обычный кризис идентичности может развиваться непредсказуемо и каждая минута может сыграть свою роковую, решающую роль. Доктор Кукис была ответственным специалистом.

Поэтому она просто сказала в трубку:

- Подожди. Кажется, у меня гости. Пойду посмотрю.

Она успела дойти до середины комнаты, когда откуда-то слева раздался негромкий хлопок, какой бывает, когда открывается бутылка шампанского.

Женщина успела вскрикнуть. Потом упала на колени. Тело завалилось на ярко-жёлтый ковёр, постепенно становящийся красным.

Щупленький тинейждер, осторожно держа перед собой тяжёлый пистолет с глушителем, прошёл по ковру, аккуратно обойдя неподвижное тело. Обмотал руку носовый платком и взял лежащий на кровати мобильник.

- Poka do sviazy nifigassebe! - выругался он в трубку.

- Na zdorovie v zjoppu, - ответил голос на том конце. - Сделано?

- Да. Всё получилось просто отлично, - тень улыбки пробежала по лицу юного убийцы. Она была страшна, как усыпальница Сталина сибирской ночью. Улыбка ребёнка, которого духовно искалечили, лишив доверия к горошку "Зелёный Великан", чувства ответственности и любви. Окончательно свет в его душе погасили сочинения Ростроповича и краткий курс отборной русской брани.

- Я хочу её, - сказал юный убийца. - Теперь, когда она мёртвая. Я всегда хотел взрослую белую женщину, которая не сопротивляется. Если уж я ел органическую пищу и читал "Нерегулярные самоотчёты киллера животных", я могу больше не стыдиться своих желаний, правда?

- Кхм... Кажется, это всё-таки лишнее, - озабоченно сказал голос в трубке. - Нет, сюда могут прийти полицейские. Возвращайся. Не забыл главное?

- Оставил прямо в замке, - разочарованно сказал мальчик.

- Хорошо, - констатировал голос в трубке, - жду. S legkhim parrom, - попрощался он по-русски.

ГЛАВА 20

 

- Ничего, - разочарованно констатировал Рой Бексайд. - Абсолютно ничего.

Стены убогой закусочной, в которой они встречались, откликнулись на эти слова коротким печальным эхом.

Люси ещё раз перелистала распечатку. В самом деле, пусто. Гениальная догадка, посетившая её в ресторанчике, оказалось пустышкой, золотом для дураков. Интуиция её обманула, поманив призрачным светом.

Детективу Уисли пришло в голову, что одиночество - ещё не самое худшее из лекарств, которыми нас пичкает жизнь. Одинокий остаётся наедине с собой. Но когда лучшая часть тебя, твой талант, не оправдывает возложенной на него ответственности, и ты перестаёшь доверять себе - это, пожалуй, страшнее.

Она сказала об этом Рою. Тот тяжело вздохнул: он понимал, о чём говорит Люси. Он сам переживал кризис доверия к себе, ибо в последнее время усомнился в своей ориентации, которую скрывал из-за Люси, но в которой раньше был твёрдо уверен. Увы, маска приросла к лицу. Ему и в самом деле начали нравиться порножурналы. Иногда ему приходили в голову фантазии о сексе с женщиной, и даже не всегда анальном.

Рой был расстроен, дезориентирован, но его поддерживала мысль о Люси. Так или иначе, он должен быть рядом и помогать ей справляться с комплексами и проблемами.

- Смотри, - повторил он. - Вот полные сведения по пострадавшим от сексуального насилия в том монастыре.

- Знаю. Семеро мужчин, восемнадцать женщин, сорок восемь детей разного пола, три кошки и хомячок, - повторила Люси. Она уже выучила эти данные наизусть.

- И вот данные из роддомов. Через девять месяцев никто из них даже близко не подходил к родильному отделению. Включая мужчин и кошек.

- Постой, - детектив Уисли сжала голову руками. - Тут что-то не так, но я никак не пойму, что именно. Вот что: посмотри, попадал ли хоть кто-нибудь из них в больницу на протяжении всего года.

- Зачем? - спросил Бэксайд, смотря на упругую грудь напарника. Ему пришло в голову, что сиськи могут быть не столь уж и противными.

- Не знаю. Но я чувствую, что здесь скрыто что-то важное.

- Один раз тебе уже казалось, что... - начал было Бексайд, но Люси его перебила. Она тоже в последнее время чувствовала смутное томление, которое должно было во что-то разрешиться.

- Рой, - очень быстро сказала она, опасаясь, что передумает. - Мы ведь сейчас не напарники, не так ли? Так вот, я давно хотела тебе сказать: ты очень напоминаешь мне покойного маму, пока он ещё была папой.

- Это то, о чём я думаю? - не веря себе, переспросил Рой.

- Да, - ещё быстрее сказала Люси. - Поэтому если ты сейчас же не поедешь ко мне на чашку кофе, я трахну тебя прямо здесь.

В этот момент над головой Уисли взорвалась лампочка и осыпала её мелким осколками стекла.

ГЛАВА 21

 

Владимирильич Лермонтов подтягивался на обрезке водопроводной трубы.

Его мышцы, окрепшие от тренировок и органической пищи, были тверды как сталь. Руки сжимали металл мощным хватом. Лермонтов был уверен, что сегодня он, наконец, сделает это сто раз и тем самым заработает входной билет в безумный мир неограниченного насилия.

Он сделал девяноста семь подъёмов, когда зазвонил мобильный телефон. В воздухе зазвенела зловещая мелодия "Майн Кампф".

Процедив сквозь зубы страшное русское проклятье "do svidannija", он бросил своё занятие, чтобы ответить на звонок. Потому что этот звонок мог исходить только от одного человека. Того, от которого зависело всё остальное.

Сначала в трубке раздался треск, потом гудение. Это включился скремблер, шифрующий разговор. Человек на том конце трубке позаботился о том, чтобы его не услышали люди, исполненные любви (из ФБР) и ответственности (из ЦРУ).

- Что там? - раздался голос в трубке.

- Уже, - ответил Лермонтов. - Я послал туда мальчика. Он всё сделал как надо.

- Он не забыл оставить там ту вещь?

- Он всё сделал как надо, - повторил Лермонтов.

- А потом?

- А потом я всё сделал как надо, - сказал Лермонтов, глядя на тихо синеющий труп несчастного отрока.

Он напоил мальчика органической водой с экологически чистым крысиным ядом. Яд придавал воде горечь, но ребёнка было легко обмануть - как и все нормальные американские дети, он никогда не пробовал органическую воду... Мальчик умер в ужасающих муках, которые доставили Владимирильичу несколько приятных минут.

- Хорошо, - ответил голос в трубке. - Теперь слушай. Больше никаких коробок не будет. Вчера они ввели в действие систему радиационного контроля.

- Они что-то подозревают? - уточнил Владимирильич.

Под кодовым словом "они" собеседники подразумевали федеральные власти. Это был приём маскировки коммунистических разведчиков, которому Лермонтова научила мать.

- Не думаю, - после небольшой заминки ответил собеседник. - Кажется, они получили финансирование, вот и всё. Но мы не можем рисковать. План надо реализовывать немедленно.

- Если у меня будет последний сегмент, я готов... - начал было Лермонтов, но собеседник его перебил:

- Ты привезёшь то, что нужно, по тому адресу, который я тебе дам. Там же ты получишь сегмент. Ты должен будешь обработать его вручную и вмонтировать его... увидишь, куда.

- Я уже наметил место, где оно будет размещено, - недовольно сказал Владимирильич.

- Нет. Мы сделаем иначе. Запомни или запиши, - голос продиктовал адрес, который не сказал Лермонтову ничего, кроме того факта, что это был самый центр города.

- И что я должен делать? - уточнил Лермонтов.

- Найди внутри бомбу. Я дам тебе то, чего не хватает, и помогу в работе. Не забудь замаскироваться и захвати топор.

На этом разговор прервался.

Владимирильич задумался: следует ли выносить из дома почти готовую бомбу и везти её в незнакомое место. Решил, что лучше послушаться. Человек, с которым он говорил, был его главным и единственным союзником.

К тому же ему всё равно нужен был плутоний, а другой возможности получить его не было.

ГЛАВА 22

 

Расстеленная постель напоминала зимний альпийский луг - белоснежный и нетронутый. Люси смотрела на простыни, готовые принять их с Роем тела, обнажённые и трепещущие, и странные чувства стесняли её грудь. Она была полна вожделения, но её терзало какое-то неясное предчувствие.

- Я должен тебе сказать одну вещь, - послышался из-за спины голос Роя. - Я раньше думал, что я... в общем... как бы это сказать...

- Ты гей, - не оборачиваясь, ответила Уисли. - Мне сказал Обадья Смит.

- Он знает? - голос Роя выдал волнение.

- Знает, раз сказал, - Люси повела обнажёнными плечами. - Кстати, ты ему тоже нравишься.

- О боже, я думал, что он натурал... Но как же мы с тобой? У меня может не получиться. Женщины меня не очень-то возбуждают... Разве что колготки. Прости, но я ещё и фетишист. Колготки - это единственная часть женского тела, которая меня привлекает. Но ведь ты их не носишь.

- Не переживай, - тень улыбки пробежала по бархатным плечам Люси, на лопатках заиграли лукавые ямочки. - Во-первых, на самом деле я такая же, как ты. Я лесбиянка, только скрываю это.

- Почему? - изумился Рой. - Это продвинет тебя по службе.

- Но испортит мой диагноз у психоаналитика. Кисса - отличный специалист, я не хочу ставить под сомнение профессиональную репутацию... Короче говоря, мы оба гомосексуальны! А это значит, что мы отлично подходим друг другу.

Рой посмотрел на Уисли с недоверчивым восхищением.

- А во-вторых, - Люси посмотрела нежно и лукаво, - посмотри, что я для тебя приготовила.

Она извлекла из сумочки тончайшие, цвета испуганного леопарда, колготки - и принялась неторопливо обволакивать ими свои очаровательные ножки.

- Ты готова их надеть... ради меня? - Рой Бэксайд не верил своим глазам, это было слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Люси закончила облачение, встала коленями на постель и изогнулась, маня. Нежный цветок её плоти, почти не скрытый паутинкой ткани, дурманяще приотворился.

- Я хочу тебя, - проворковала она низким, грудным голосом, исполненным мудрой и зрелой женственности. - Иди ко мне, мой пидарасик.

Эти простые слова глубоко тронули Роя. Он ринулся к Люси. Его член налился ответственностью - и устремился навстречу истекающему доверием лону.

В этот незабываемый миг мобильный телефон Уисли заиграл "Америка, Америка". Это означало, что звонит Носорог.

Чертыхнувшись, она взяла трубку. Не ответить на звонок начальника было бы нарушением инструкции. Люси приходилось нарушать инструкции - когда это было вопросом жизни и смерти. Секс не был вопросом жизни и смерти - поэтому она приняла вызов.

Это и в самом деле был Буллшитман. Голос его был сух, подобно ветру пустыни.

- Мисс Уисли, - сказал он, - Вы должны немедленно прибыть на своё рабочее место. Немедленно.

- О Боже, шеф, - выдавила из себя потрясённая Люси, - что случилось?

- Приезжайте немедленно, - повторил Носорог. - Или я буду вынужден послать за вами своих людей, а мне бы этого не хотелось. И поторопитесь.

В трубке раздались короткие гудки.

- Дерьмо, - Люси села на край кровати, бессильно свесив груди. - Ненавижу такие дни.

Рой уныло натягивал на себя трусы с изображением Микки-Мауса.

- Не хватало ещё, чтобы сейчас позвонил маньяк, - попытался пошутить он.

Телефон затрезвонил. Мелодия была обычная: звонил неизвестный.

Люси посмотрела на мобильник, как на гремучую змею, но всё же подняла трубку.

- Девочка, - сказал знакомый голос. - Девочка в больничке. Найди девочку.

- В какой? В какой больничке? - отчаянно закричала Уисли. Она сразу поняла, о какой девочке идёт речь.

- Ты знаешь. Больница святого хр - хр - хр... - в трубке что-то затрещало, потом звук пропал.

Детектив в недоумении покрутила трубку между пальцев.

- Дай я посмотрю, - попросил Рой, надеясь быть полезным хотя бы в этом.

- Аккумулятор разрядился, - разочарованно сказал он, отдавая Люси трубку.

- Странно, - задумчиво протянула Уисли. - Я заряжала его ещё утром.

- Лучше бы он разрядился пораньше, - неуклюже пошутил Рой, энергично вбивая свои крепкие ноги в узкие джинсы. - Тогда бы уж мы...

- Я надеюсь, - ответила Люси, одеваясь, - что это ненадолго. Мы сможем вернуться сюда ещё засветло.

Выходя на улицу, она на всякий случай прикрыла голову руками. Но напрасно: бутылка, брошенная неведомой рукой из соседнего переулка, просвистела мимо.

ГЛАВА 23

 

Открытие выставки было приурочено к дню рождения супруги Президента Соединённых Штатов Америки. Это было, можно сказать, тем невинным лукавством, которое позволяют себе устроители подобных шоу в надежде снискать благорасположение сильных мира сего.

Впрочем, на сей раз этот жест воспринимался, скорее, как дань традиции. Крупнейшая за всю историю Нью-Йорка выставка современного искусства - в новом, только что отстроенном корпусе - просто не могла не привлечь всеобщего внимания.

Владимирильич легко миновал многочисленную, но бестолковую охрану, уныло копающуюся в сумках и пакетах белых мужчин. Немного грима на лице и руках, роскошный спортивный костюм и золотая цепь, свисающая между ягодиц и прикреплённая к ширинке - последний писк "чёрной" моды - не оставляли сомнений в его солидности и благонадёжности. Даже тяжеленная сумка, заметно оттягивающая вниз тренированное плечо маньяка, не внушила подозрений.

Какой-то афроамериканец в форме попытался было остановить его, но Лермонтов окинул его презрительным взглядом и выругался по-русски. Полицейский, подумав, что перед ним нативный афроафриканец - внушительная фигура маньяка в этом убеждала, как и незнакомый язык - тут же назвал его "братом" и дружески порекомендовал туалет, где можно закупиться первосортным порошком, необходимым для восприятия шедевров.

Лермонтов поморщился. Он не доверял наркодилерам, так как сомневался в экологической чистоте их продукции.

Он шёл, краем глаза замечая тела коров, распятые на крестах из замороженной бычьей спермы, охлаждаемые жидким азотом, дароносицы с чёрной икрой, покрытой позолотой, фигуру Богоматери, сшитую из абортивного материала, и прочие работы, смело обличающие христанское мужское шовинистическое ханжество и лицемерие. Их одобрительно рассматривали мусульмане, иудеи и геи, смотревшиеся как органическая часть композиции.

В других залах шумели перфомансы. Кто-то отдавался механическому кентавру с огромным раскалённым паяльником под брюхом. Ещё один вытаскивал себе кишки при помощи китайских палочек для еды. Черноволосый худощавый тип с татуировкой под левой ключицей лежал в прозрачной ванне со смесью кислоты и анестетика и тихо, печально растворялся, шепча немеющими губами стихи Эмили Дикинсон.

Всё это не привлекало пресыщенную публику - только около ванны с кислотой стояли две девицы в солнцезащитных очках и обсуждали качество кислоты. Прислушавшись, Лермонтов понял, что речь идёт о ЛСД.

Дальше стало попадаться кое-что любопытное - электронные куклы из секс-шопа, занимающиеся друг с другом бесконечным куннилингусом, сияющий разноцветными огнями стеклянный муляж мозга с колонией тараканов внутри, или лабораторные лягушки и крысы, распластанные на каких-то приборах. Тут Владимирильич остановился послушать: судороги умирающих тварей обрабатывались электроникой и транслировались через колонки, что порождало любопытные музыкальные эффекты. Одна жаба с накрученными на вилку для спагетти внутренностями весело подыхала в стиле хип-хоп, другая, поджариваясь на электрической спирали, тянула длинную, заунывную мелодию - что-то вроде этно. Лермонтов протянул руку и ловко выковырнул ей ногтем глаз. Из динамика исторглась пронзительная синкопа, достойная золотого саксофона Чарли Паркера.

Далее он посетил залу, где каждый час взрывалась граната образца начала прошлого века, всего их должно было взорваться тысяча девятьсот четырнадцать - это был динамический памятник первой мировой войне. Корпус здания, укреплённый титановыми балками, ощутимо потряхивало. Критики, укрытые растрескавшимся бронестеклом, оживлённо обсуждали эстетические характеристики каждого взрыва.

Неплоха была и огромная, размером с надувной бассейн, раковая опухоль, выращенная в лабораторных условиях - багрово-сизая, покрытая сеткой сосудов, с многочисленными подключёнными к ней трубками и приборами, она внушала неподдельное уважение. Рядом стояла небольшая жаровня, на которой художник, выставивший опухоль, поджаривал её кусочки на маленьких шампурах и угощал шашлыком посетителей. Лермонтов тоже попробовал опухоль и нашёл её солоноватой, но вкусной. Он любил органическую еду.

Всё эти любопытные штучки, однако, не имели отношения к основной цели. То, что ему было нужно, находилось не здесь. Лермонтов начал нервничать.

- Вы что-то ищете, мистер? - услужливый охранник-филиппинец обратил внимание на его хаотические перемещения и проявил ответственность.

- Да. Мне нужна бомба.

- Атомная бомба, мистер? - уточнил охранник.

- Да, разумеется, - тень улыбки пробежала по бледному лицу Лермонтова, в тёмном провале рта зловеще засияли металлокерамические резцы.

- Это рядом. Третий павильон налево, - филиппинец указал направление.

ГЛАВА 24

 

Иеремия Буллшитман смотрел на детектива Люси Уисли, катая между губ обгорелую спичку. Смотрел он недовольно, свирепо и в то же время грустно и с недоумением.

Уисли хорошо знала этот взгляд шефа. Но он никогда не смотрел так на неё. Это было невозможно. То был особенный взгляд, которым Иеремия Амадей Каин Буллшитман обычно смотрел на подозреваемых в тяжких преступлениях. Более того - на подозреваемых, в вине которых он был уверен.

Хуже всего было то, что она чувствовала: сердце этого грузного, туповатого человека исполнено любви и отчаяния, но ответственность велит ему выполнить свой долг. Который на этот раз касается непосредственно её, Люси Уисли.

Наконец, он отвёл глаза в сторону.

В этот момент женщина поняла: грядёт ужасное.

- Девочка моя, - сказал он, вертя в руках ненадкусанную сигару, - я не спрашиваю, почему ты убила Киссу Кукис. Я всё понимаю. Отношения между пациентом и психоаналитиком приводят к эксцессам. Но я не понимаю, почему ты не позвонила мне. Я никогда не смогу тебе простить этого. Ты нарушила доверие. Ты предпочла ложь и безответственность.

- Шеф, - сказала Люси. - Это какая-то ошибка. Я не убивала Киссу. Я впервые слышу, что она убита. Вообще, я была совершенно в другом месте. У меня есть свидетели.

- Люси, - шеф наградил её тяжёлым взглядом. - Ты кое-что забыла. Кое-что очень важное. В другой ситуации я бы тебе, может быть, и поверил, но улика...

- О дьявол, какая ещё улика? - не выдержала Люси.

- Ключ. Твой ключ, которым ты открыла дверь в дом Киссы. На нём твои отпечатки пальцев. Только не говори, что ты его потеряла или у тебя его украли.

Люси на мгновение побледнела, но справилась с собой.

Подчёркнуто спокойно она положила на колени сумочку и, не торопясь, начала разбирать её содержимое. Она занималась этим десять минут. Наконец, все вещи были извлечены и разложены на столе шефа.

Ключа от дома Киссы в сумочке не было.

ГЛАВА 25

 

Серафима Найберн поливала цветы из домашней лейки. Ей было не очень удобно это делать - коляска не могла подъехать к подоконнику достаточно близко. К тому же цветы были искусственные: аромат настоящих цветов вызывал у художницы отёк лёгких. Тем не менее, Серафима ежедневно исполняла нехитрый ритуал поливки - это придавало ей сил, помогало бороться с обстоятельствами.

Она как раз закончила с голубыми орхидеями и принялась за бархатцы, когда зазвонил мобильник.

- Добрый день, - услышала она голос в трубке. - Вас беспокоят из полиции штата. Меня зовут Рой Бэксайд.

- О, - сказала Серафима, - вы по поводу моей дочки? Удалось что-нибудь узнать?

- Некоторым образом по её поводу... - голос в трубке потерял уверенность. - Мне нужно узнать одну вещь. Я имею в виду обстоятельства её рождения.

- Что именно вас интересует? - Серафима подняла подбородок, как бы защищаясь от неизвестной опасности.

- Всё. Но прежде всего - когда вы родили девочку. И от кого.

- А, вы про это... - художница слегка расслабилась. - Ну, вы знаете. Я жила в монастыре, где меня...

- Да, я уже навёл справки. Вы были в том монастыре, и вас изнасиловали. Ужасная история.

- Вообще-то, - смущённо призналась Серафима, - мне очень повезло. Вы знаете, у меня, среди всего прочего, аллергия на семенную жидкость. Но среди тех мужчин нашёлся один, на которого у меня, кажется, аллергии не было. И через шесть месяцев...

- Вы сказали - через шесть? - голос задрожал от волнения. - Именно через шесть?

- Да. Видите ли, у меня не было никаких шансов родить естественным путём, да и доносить плод тоже. Так что Биси из меня вынули немножечко пораньше. Уверяю вас, это ей не повредило.

- Вы оказали значительную помощь, - в голосе послышалась искренняя благодарность. - У нас была проблема с возрастом.

- Надеюсь, больше у вас нет проблем? - любезно поинтересовалась Найберн, тихонько нажимая на кнопку сервомотора. Коляска на медленном ходу поплыла вдоль подоконника.

- У нас сейчас очень много проблем, - сказал Рой уныло. - Но вы замечательная женщина и очень нам помогли. Держитесь. Успехов.

Серафима разочарованно вздохнула. Она рассчитывала на более содержательный диалог. Но чувство ответственности подсказало ей, что не стоит отвлекать от дела людей, которые пытаются спасти её единственное дитя.

Она снова взялась за лейку. Бархатцы закивали нейлоновыми головками, когда на них обрушились первые капли воды.

ГЛАВА 26

 

Маленькая Бисальбуминия открыла глаза.

Она лежала в больничной палате, на первый взгляд - самой обычной. Тело её было туго перебинтовано, но, кажется, не связано. Рядом стояла капельница - пустая, напоминающая медузу на вешалке.

- Проснулась? Как ты там? - раздался знакомый голос Зелёного Человека.

- Ничего, только живот побаливает, - честно ответила девочка.

- У тебя там чуть перитонит не образовался, - сказал Зелёный Человек. - Я тебя, вообще-то, вытащил с того света в последний момент. К тому же плутоний вреден для детского организма. Не знаю, как ты его там в себе держишь...

- Когда у меня идут плохие какашки, - сказала девочка, - мне немножко жжёт попку.

- Радиация, хуле, - буркнул себе под нос Зелёный Человек, возясь с какими-то непонятными предметами. - Кстати, что у тебя с волосами?

- А что с ними не так? - не поняла Биси. - Мама говорит, что женщин с такими волосами, как у меня, любят мужчины. Только такие женщины глупые, - вздохнула она.

- Твоя мама не различает цвета, - напомнил Зелёный Человек. - Мужчины от твоих волос должны шарахаться. И от всего остального вообще-то тоже.

- У нас в школе половина девочек ходит с такими волосами, - обиделась Биси. - А другая - с фиолетовыми. Это подчёркивает индивидуальность и свободный выбор.

- У этих дур волосы крашеные, а у тебя они, насколько я понимаю, настоящие, - проворчал маньяк, после чего перешёл на обычную маньяческую манеру речи: - Ну а теперь, миленькая симпампулечка, мы немножечко поспим, совсем-совсем чуточку... - он подошёл к Биси с блестящим шприцем в руках.

- Дяденька, - попросила Биси. - Может быть, вы будете со мной говорить по-нормальному? Мне, конечно, нравится, когда меня называют миленькая симпампулечка, - вежливо сказала она, хотя ей это совсем не нравилось, - но вы же не собираетесь напоминать мне об этом всё время?

- Ты слишком умна, - вздохнул Зелёный Человек, - для этого мира. Хорошо, не буду сюсюкать. Короче, сейчас тебе вколю снотворного, поспишь ещё часов пять-шесть. И я отдохну часок-другой. У меня сегодня ещё много дел, а мне пришлось долго копаться в твоих потрохах. Это, знаешь ли, выматывает.

- Но вы нашли то, что вам было нужно? - поинтересовалась девочка.

- Да. Оно-то и попало в аппендикс. Я, кажется, схватил дозу, пока вытаскивал из тебя эту штуку.

Девочка не поняла, что такое "доза" - то, о чём ей рассказывала мама, учительница и телевизор, касалось чего-то другого, но тоже плохого. Но спрашивать не хотелось. Хотелось спать.

Она послушно подставила ручку.

ГЛАВА 27

 

Бомбу размещалась в третьем павильоне, посвящённом постнеореалистическому искусству.

Выглядела она как самая обычная атомная бомба - сделанная, разумеется, в Китае, как и всё остальное в этом мире. На боку даже красовалось обычное для бомб этого класса "made in China" и "Merry Cristmas". Привинченная к никелированному корпусу табличка извещала, что экспонат, по мнению экспертов, имеет художественную ценность. На другой табличке указывался собственник: особый контемпорари-арт-полк US Army.

Владимирильич усмехнулся: он-то знал, почему и зачем в каждом американском музее выставляется хотя бы одна атомная бомба.

После того, как демократическая администрация в рамках борьбы с экономическим кризисом выделила несколько миллиардов долларов на поддержку американского искусства, Министерство Обороны - которому демократы срезали ассигнования - объявило все сколько-нибудь важные виды оружия произведениями современного искусства и потребовало участия в делёжке бюджета. После слушаний в Конгрессе было принято решение, что произведением искусства следует считать то, что выставляется в музеях. Поэтому военные, чтобы не потерять свою долю, регулярно устраивали экспозиции. Обычная американская практика.

Бомба лежала в каком-то закутке и выглядела сиротливо: около неё не было ни единого посетителя.

Лермонтову вдруг пришла в голову мысль, что одиночество - худшее из лекарств, которыми нас пичкает жизнь. Потом он вспомнил о своих планах и приободрился: в безумном мире неограниченного насилия люди будут бояться друг друга, а, значит, одинокими будут все; если же все будут работать над проблемой одиночества, кто-нибудь её решит, и оно перестанет быть проблемой.

Этот силлогизм, неопровержимый и сверкающий, подобно алмазу, был так хорош, что Владимирильич потратил лишние полторы секунды на его обдумывание и извлечение следствий - и ещё раз порадовался ясности своего ума.

- Вы хотите осмотреть бомбу? - раздался за спиной голос.

- Да, - ответил маньяк, поворачиваясь, ставя сумку у ног и окидывая взглядом нежеланного собеседника.

То был высокий худой человек, с ног до головы одетый в зелёное. На первый взгляд, он не представлял опасности, но на тонких, насмешливо-интеллигентных черты лица его лежал отпечаток какой-то грозной силы. В руке он держал сафьяновый саквояж.

- Простите, не представился, - сказал зелёный человек. - Меня зовут доктор Гейдар Джихад. Я специалист по современному искусству, по совместительству хирург. Или наоборот, это как угодно.

Лермонтов вздрогнул: он узнал этот голос. Он уже слышал его сегодня - в телефонной трубке.

- Рад познакомиться, коллега, - слегка поклонился доктор, не предлагая, однако, руки. - Насколько я понимаю, у вас в сумке лежит почти собранный ядерный заряд. Остался последний сегмент, не так ли?

Маньяк кивнул.

- Вот он, - доктор Джихад изящным жестом фокусника извлёк откуда-то свинцовую коробочку. - Монтажные инструменты со мной, - он хлопнул по саквояжу, - Приступим. Вы не забыли топор?

ГЛАВА 28

 

Люси Уисли думала о том, что одиночество - ещё не худшее из лекарств, которыми нас пичкает жизнь.

Гораздо хуже были наручники, стискивающие её тонкие, изящные запястья, и двое толстых полицейских по бокам. Ещё хуже была полицейская машина для перевозки подозреваемых - в которой она впервые в жизни сидела не за рулём и не рядом с водителем. Она была всего лишь грузом, охраняемым грузом.

Машина стояла в пробке. С улицы воняло выхлопными газами и горячими булочками. Принюхавшись, можно было учуять ароматы жареной курицы и соуса "Тысяча островов".

- Я голодна, и мне нужно в туалет, - сказала Люси, чтобы хоть что-то сказать.

Один из охранников ничего не услышал. Второй поправил звуковой аппарат в ухе, извлёк из широченного кармана огромный чёрный сотовый телефон, набрал номер и закричал в трубку:

- Шеф! Гы! У нас того!

Люси поморщилась - похоже, охранник был альтернативнослышащим. В прошлом году в рамках федеральной компании по трудоустройству альтернативно одарённых её участок взял нескольких сотрудников с особенностями слуха и интеллекта. Второе не особенно мешало службе, а вот первое создавало известные проблемы.

Из трубки - звук был выставлен на максимальную громкость - послышался рык Буллшитмана:

- Что стряслось, ребята?

- Она... эта... чё-та... - замямлил полицейский.

- Я хочу писать, - громко и отчётливо сказала Люси. - Мне нужно в сортир.

Это было не совсем правда, но Уисли вдруг захотелось настоять на своём хотя бы в этой мелочи. Ей внезапно стало наплевать на ответственность, а доверия к системе она перестала чувствовать, когда Иеремия защёлкнул на её запястьях наручники.

- Тир? Стрелять? - не понял полицейский. Он был вообще-то неплохим парнем, но, к сожалению, альтернативно воспринимал речь. Длинные слова не укладывались у него в голове - поэтому, слыша окончание слова, он часто успевал забыть начало.

- Я хочу пи-пи, - раздельно, по слогам проговорила Люси и повторила ещё дважды.

- Шеф, гы, она хочет пи-пи! - радостно заорал полицейский, охваченный восторгом неожиданного понимания. - Пи-пи! Пи-пи! Пи-пи! - заладил он, повторяя забавное словцо.

- Гррррм... - в голосе шефа послышалось нечто вроде смущения. - У вас есть переносной биотуалет. Откройте его и отвернитесь. Если она не осуществит своего права, у неё будут проблемы.

Тень улыбки пробежала по бледному лицу Люси Уисли. Два года назад состоялось очередное дело против полиции штата - некий наркоторговец подал иск против действий полиции, которая задержала его в момент отправления естественных надобностей. У него случился спазм мочеиспускательного канала, что повлекло за собой кризис идентичности. Наркоторговец, разумеется, был афроамериканцем, так что казна штата похудела на изрядную сумму. С тех пор к таким требованиям стали относиться с особой щепетильностью.

Полицейский даже и не пытался понять такую сложную фразу, но даже и последнее слово оказалось ему не по силам.

- Э... Про чего мы? - начал он выяснять.

- Переносной туалет, - повторил шеф медленно и размеренно, как молитву. - Ту - а - лет.

- Ту а... ту а... сколько лет? - заулыбался полицейский.

- Дебилы... - даже Люси услышала это слово, и внутренне сжалась: на шефа время от времени нападали приступы нетолерантности к альтернативной одарённости сотрудников. Конечно, все это знали и относились к этому недостатку ответственно - но иногда старик Иеремия подставлялся.

Видимо, шеф и сам понял, что сболтнул лишнего.

- Хорошо, - отрывисто скомандовал он. - Остановите машину вблизи какого-нибудь общественного здания. И проведите её в туалет. Стоять! - рявкнул он.

- Сто чего делать? - опять не понял полицейский, на этот раз не врубившийся в конец слова - но второй, более сообразительный, успел достать свой слуховой аппарат.

- Стоять? Остановить машину? Да мы и так стоим! Тут пробка! - закричал он в трубку.

- Тогда выходите, - очень, очень сухо распорядился Буллшитман.

Уисли чуть приподнялась, чтобы посмотреть в зарешеченное окошко. Судя по всему, они были невдалеке от Центра современного искусства.

Дверь открылась. Охранник вылез и протянул руки, чтобы помочь выйти Уисли. Тут на его лице отобразилось нечто вроде неприятного удивления: его ударил по макушке кирпич - то есть дорожный знак "въезд запрещён", каким-то чудом сорвавшийся с кронштейна.

Женщина отшатнулась. Такое количество совпадений не могло быть случайностью. Какая-то неведомая злая сила всё время пыталась убить её, Уисли. И каждый удар мог стать роковым.

- Я не хочу писать, - сказала она. - Отправьте меня в тюрьму, пожалуйста.

- Начальник сказал - отвести, - не понял ушибленный охранник. - У меня приказ. Вылазь.

Делать было нечего. Напуганная Люси вылезла на улицу, с опаской поглядывая на враждебное небо.

- Дерьмо, - с чувством сказал охранник, ковыряясь в ухе длинным волосатым ногтем. - Ненавижу такие дни.

ГЛАВА 29

 

Гаечный ключ звякнул о титановую оболочку. В музейном шуме и грохоте никто не услышал этого звука.

- Уффф, - сказал Владимирильич, вытирая пот со лба тыльной стороной кисти. Ему пришлось потрудиться.

Сначала он при помощи топора и отборной русской брани отковал и обтесал последний кусок плутония. Вышло кривовато - виброваккумный пресс делал эту работу гораздо лучше, правда и времени на это уходило больше. Но результат был вполне удовлетворителен. В конце концов, все остальные сегменты были идеальны, так что небольшие погрешности не имели значения.

Потом настала очередь монтажа зарядного устройства в корпусе. Здесь пришлось потрудиться доктору Джихаду. Но потом началась возня с установкой, и тут стальные мышцы Лермонтова снова нашли применение. Особенно трудно было поднимать полуторатонный корпус бомбы, чтобы извлечь из-под него закатившийся десятицентовик. Лермонтов был аккуратным человеком и не хотел оставлять следов: на монетке могли сохраниться отпечатки пальцев. Разумеется, он понимал, что после взрыва бомбы и наступления безумной эры неограниченного насилия никто не будет расследовать это дело, к тому же сама монетка превратится в несколько квантов протонной протоплазмы. Но всё же не хотел лишних неприятностей на тот случай, если что-то пойдёт не так и бомба не взорвётся.

Гейдар Джихад тем временем устанавливал дистанционный взрыватель. Тончайшая отвёртка блестела в его пальцах, подобно серебристому жалу.

- Где ты научился всем этим штукам? - спросил Лермонтов. Ему очень хотелось поговорить с Джихадом - в конце концов, он впервые видел своего друга и союзника, и он намеревался узнать о нём как можно больше.

- В госпитале святого Витта, - процедил сквозь зубы доктор и подкрутил в устройстве какую-то детальку. - Просто я внимательно прочёл инструкции к атомной бомбе. Читать инструкции полезно.

- Интересный метод, - оценил Лермонтов. - А разве эти инструкции не секретные?

- В нашем госпитале, - ответил доктор, копаясь в заряде, - лежит один тип, воображающий себя лётчиком, сбросившим бомбу на Хиросиму. Чтение инструкций к ядерному оружию вызывает у него временную ремиссию: он понимает, что у него просто не хватило бы мозгов управиться с атомной бомбой. Поэтому Минобороны регулярно присылает на его адрес все инструкции и документы, связанные с атомным оружием: это сокращает время его пребывания в больнице и экономит бюджет. Это очень ответственная и дальновидная политика. Я тоже её оценил.

- Понятно, - сказал Лермонтов. - Теперь надо настроить таймер.

- Позже, - сказал доктор Джихад, почему-то пряча глаза. - Кстати, давно хотел тебя спросить: а зачем тебе понадобилось взрывать бомбу?

- Чтобы ввергнуть мир в безумие и хаос, - пожал плечами Владимирильич. - Это же очевидно.

- Странно. По мне, так в этом мире и того и другого в избытке. Впрочем, - добавил он с некоторым сожалением, - хуже уж точно не будет.

- Ну, - задумался Лермонтов, - в чём-то ты прав...

Ему внезапно пришло в голову, что задуманное может повредить ему самому. Несмотря на стальные мышцы и металлокерамические зубы, он не был уверен, что выдержит взрыв атомной бомбы и всё, что за ним последует.

- В таком случае, - решил он переложить тяжесть решения проблемы на чужие плечи, - зачем это понадобилось тебе?

- Мне? - спросил доктор Джихад, явно не понимая.

- Ну да, - заинтересовался Лермонтов. - Почему ты мне помогаешь?

- Из эстетических соображений, - подумав, ответил доктор. - Я так ненавижу современное искусство, что хочу уничтожить его гнездо. Вместе со всеми, кому оно нравится.

Владимирильич вспомнил изумительный вкус раковой опухоли и решил, что Гейдар Джихад чрезмерно консервативен. Но спорить с ним не хотелось. В конце концов, современное искусство основано на искажении, а Хаос и есть полное и абсолютное искажение самого себя - так что он и является полным и абсолютным воплощением самой идеи контемпорари-арта.

Эта сентенция, вычитанная то ли у Маркса, то ли у Ростроповича, а может быть, ещё у какого-то проповедника жестокости и насилия, так понравилась ему, что он подумал её ещё два раза.

Между тем доктор заторопился.

- Мне пора, - сказал он с напускной бодростью в голосе. - Надо бы пообедать, а потом поработать над новой статьёй. Извини, я побегу.

Он подхватил саквояж и направился к выходу.

- Таймер! - напомнил Владимирильич. - Мы не выставили время взрыва!

- А, ну да, что-то такое надо было сделать. Извини, я голоден и плохо соображаю, -как-то без особенного смущения заявил доктор. - Так что сейчас от меня мало толку, могу ошибиться и сделать что-нибудь неправильно. Ты же не хочешь взлететь на воздух? Пойду, посижу в какой-нибудь кафешке. Меня тошнит от этого дерьма.

- Как хочешь. Я не ем неорганической еды, - сказал Лермонтов, не понимая причин такой странной суетливости.

- Ну тогда извини. Покарауль пока нашу работу, что-ли, - бросил доктор, исчезая за дверью.

Лермонтов сел на постамент бомбы, осмотрел руки (он вспотел, и с них начала слезать чёрная краска, пачкая рубашку) и приготовился ждать.

ГЛАВА 30

 

Люси искала туалет.

Центр современного искусства был, разумеется, оборудован по последнему слову техники, в том числе санитарной. Увы, проблема состояла в том, что действующую кабинку было крайне сложно найти.

Для начала она потеряла своих охранников. Один засмотрелся на акционистку-феминистку, сдобную афробразильянку, пришивающую к своим огромным грудям крохотный кружевной лифчик - в знак протеста против мужской шовинистической культуры, заставляющей женщину стыдиться своего тела. Отвлечь его от этого зрелища было невозможно. Второй пропал несколько позже, случайно сунувшись в какой-то лабиринт с поднимающимся и опускающимся полом. Видимо, его вынесло на другой этаж.

Уисли бродила по залам, дурея от грохота хэппенингов и перфомансов и всепроникающего запаха фекалий.

Первый туалет, которую нашла Уисли, оказалась объектом современного искусства: унитаз был сделан из сухого льда, охлаждаемого жидким азотом. Люси, приседая, успела ощутить опасный холод и вскочить - иначе ей пришлось бы долго отрывать задницу от ледяной ловушки. В другом месте она обнаружила биде, схватившее её какими-то крючками и попытавшееся ввести в её тело огромный искусственный пенис с телекамерой на конце. С биде она справилась профессиональным полицейским приёмом - разбила его ребром ладони. Конечно, она понимала, что современное искусство предполагает смелый поиск новых решений и требует жертв, но не готова была становиться ею: в её ситуации это было бы безответственно.

Запыхавшаяся, растрёпанная, с раздувшимся животом, она обратилась к персоналу. Ей показали туалет, но справить нужду там было невозможно: в клозете шла бойкая торговля порошком, необходимым для восприятия шедевров, а все кабинки были заняты употребляющими. Люси еле отбилась от настойчивых предложений купить порцию обострённого восприятия по специальной цене.

Наконец, уже почти потеряв надежду, она всё-таки нашла обычный сортир со свободной кабинкой. Правда, на нём была табличка "Только для персонала". В другое время Люси не стала бы нарушать инструкции - но сейчас речь шла о жизни и смерти её мочевого пузыря.

Сидя на унитазе, она думала о том, что делать дальше. Все её жизненные планы рухнули. Ещё вчера она была детективом, любила свою работу и исполняла свои обязанности максимально ответственно. За последние сутки всё рухнуло. Она не нашла убийц папы-мамы, не оправдала доверия Серафимы Найберн, более того - её подозревают в убийстве Киссы Кукис. Наконец, на неё всё время покушается какая-то неведомая сила...

Этажом выше взорвалась тысяча девятьсот четырнадцатая граната, символизирующая начало первой мировой войны. Титановые балки не выдержали и дрогнули.

Из потолочного перекрытия туалета пулей вылетела тяжёлая плитка.

Удар пришёлся в самое темечко.

ГЛАВА 31

 

Доктор Гейдар Джихад не знал одиночества. Это было худшим из всех лекарств, которыми его обильно пичкала жизнь.

Сейчас он сидел за столиком у двери и ел вегетарианскую пиццу. Он не любил вегетарианской еды и мечтал о куске мяса. Но тот, кто жил у него внутри, был строгим вегетарианцем и к тому же не переносил алкоголя. Поэтому Джихад был вынужден воздерживаться от всего подобного. Как и от женщин: живущее в нём существо их ненавидело. Увы, мужчин оно ненавидело ещё больше. Оно ненавидело вообще всё, кроме ужаса, смерти и разрушения.

Гейдар Джихад терпеть не мог того, кто жил в у него под ложечкой. Тот платил ему тем же.

Он с отвращением жевал кусок теста. Стоило бы полить его соусом "Тысяча островов", чтобы сделать его сносным - но тот, в животе, мог в ответ на это скрутить ему внутренности узлом.

Наконец, он решился позвать официанта.

- Соус "Тысяча островов". И, пожалуйста, побыстрее, - попросил он, ожидая окрика, а то и приступа боли.

- Drecksau! - загрохотало внутри. - Я же говорил тебе, что это вещество содержит молочную продукцию. Я не ем ничего животного!

- Ох, ну послушай же меня хоть раз, - вздохнул доктор. - Я тебе тысячу раз объяснял, что это этот соус - идеальное изделие американской химической промышленности. Никаких животных жиров.

- Американская химическая промышленность? Verdamte Scheisse! - заявил голос. - Вы не смогли даже наладить производство качественных отравляющих газов...

- Хватит уже про это. Жить реалиями вчерашнего дня - идиотское занятие. В карете прошлого далеко не уедешь. Дай мне всё-таки полить салат соусом. Иначе я не смогу его проглотить, и мой мозг недополучит полезных веществ. И твой, кстати, тоже.

- Твой мозг ни на что не годен, - проворчал голос. - Ладно, жри свои помои.

- Может быть, - устало спросил доктор, - ты мне всё-таки объяснишь, зачем тебе понадобилось взрывать Нью-Йорк? У нас отлично шли дела. Ты великолепный арт-критик, а я неплохой хирург. Кроме того, твои способности по части электроники уникальны. У нас устойчивый доход и отличная репутация. Твоими стараниями, - он с отвращением покосился на салат, - я веду правильный образ жизни и здоров как бык. Чёрт возьми, да мы с тобой могли бы отлично устроиться! Если тебе не нравится эта страна, можно уехать отсюда куда угодно. Да хоть на твою историческую родину: я слышал, что там сейчас неплохо. Я даже готов выучить немецкий, лишь бы только больше не видеть этого дерьма. Вместо этого я занимаюсь именно дерьмом. То есть охочусь за какашками маленьких девочек и таскаю их маньякам с труднопроизносимыми именами.

- Du gehst mir ganz schoen auf den Sack. Тебе жалко этих людишек? - заурчало в животе. - Они всего лишь материал для исторического творчества.

- Если бы мне их было жалко, - заметил доктор, - я бы только и мечтал взорвать эту чёртову бомбу. Из милосердия, чтоб не мучились. Что касается исторического творчества, то мне трудно представить себе менее подходящий материал. Они тут все полны комплексов, неврозов, психозов, доверия, любви и ответственности. И у каждого второго кризис идентичности. Что из них можно сотворить?

- Ничего хорошего, - признал голос в животе. - Но бомбу необходимо взорвать.

- Э-э-э, - протянул доктор. - Этот момент меня всегда смущал. Не собираешься ли ты часом совершить самоубийство, прихватив с собой побольше народу, включая меня? За тобой, кажется, такое водилось...

- Dummes Zeug! - бухнуло в животе. - Ты не поймёшь величия моего плана. Верь мне. Я вытащил тебя из Лос-Ужоса, вытащу и из этого города.

- Хотелось бы верить, - пробурчал доктор, разделываясь с остатками салата. - Может, дашь мне съесть хотя бы хот-дог? Из соевого мяса? - с надеждой спросил он. - Мне нужны силы, чтобы оправдать твоё доверие, - сказал он, не особенно надеясь на положительный ответ.

- Под твою ответственность, - неожиданно смилостивился голос в животе. - Если у меня здесь что-нибудь разболится, ты за это поплатишься.

- Да-да, устрой мне в таком случае свой самый неиллюзорный Холокост, - доктор не верил своей удаче. - А сейчас дай пожрать спокойно.

Он торопливо подозвал официанта и заказал хот-дог, не уточняя насчёт сои. Он хотел мяса - и будь что будет.

ГЛАВА 32

 

Люси шла по лесной тропинке. Воздух был чист и свеж, вокруг колосились колоссальные родедендроны, под которыми возлежали страусы и лемуры.

Разумеется, она понимала, что никакой лесной тропинки, родедендронов, страусов и лемуров вокруг неё быть не должно. Но её это почему-то не беспокоило.

Из кустов радиолярий доносилась тихая, но очень приятная музыка. Кто-то наигрывал на неизвестном инструменте "Америка, Америка". Простая, безыскусная мелодия брала за душу.

Она углубилась в кусты и обнаружила там огромный рояль, за которым сидел белоснежный ангел. Точнее, он сидел спиной к роялю и играл на нём крыльями. Серебристые перья нежно касались клавиш, извлекая из них чарующие звуки, напоминающие пение арф и клавикордов.

- Здравствуй, - сказал он Уисли, продолжая играть. Уста его были прекрасны, как годовой бюджет "Майкрософта", но голос показался земным, и даже знакомым.

- Наконец-то ты здесь. В последнее время у тебя много проблем. И, наверное, накопились вопросы. Задай их мне.

- Да, чертовски много вопросов! Где я? Что со мной? Что я здесь делаю? - забеспокоилась Люси.

- У нас мало времени: ты можешь прийти в себя в любую минуту, - сказал ангел, не отрывая крыл от клавиш. - Вкратце: ты в раю, точнее, на седьмом небе, ещё точнее - в моём офисе. Тут, конечно, не такая крутая обстановочка, как в высших мирах, но тоже неплохо. Наконец-то я тебя сюда затащил. Я весь день пытался стукнуть тебя чем-нибудь покрепче, чтобы ты потеряла сознание и я мог войти в непосредственный контакт.

- А нельзя было это сделать без битья по затылку? - буркнула Люси.

- Нельзя, - вздохнул ангел. - Инструкция запрещает нам являться бодрствующим и вменяемым людям - только безумцам, умирающим, находящимся при смерти, или, на самый крайний случай, потерявшим сознание. Исключений не делается, даже когда речь идёт о жизни и смерти: как ты понимаешь, для нас эти проблемы не столь актуальны. Мы имеем право появляться - и то ненадолго - только перед коллегами, служителям Господа на Земле. Например, твоему дяде я смог явиться непосредственно. Кстати, твой папа-мама тоже видела меня. Когда умирала. К сожалению, он не успела тебе ничего толком объяснить.

- Мог бы позвонить по телефону, - буркнула Люси.

- Я звонил, - ангел пожал крыльями. - Кто, ты думаешь, кто тебе рассказывал про каки-завоняки? Но он подслушивал и срывал звонки, а потом испортил твой аккумулятор.

- Кто срывал звонки? И почему они были такими идиотскими, как будто звонил маньяк? - не выдержала Уисли.

- А как ещё-то? Детективы слушают внимательно только звонки от маньяков, это у вас профессиональное, - ангел предпочёл ответить только на последний вопрос. - Давай ближе к делу.

- Хорошо. Кто убил Киссу Кукис? - начала Люси.

- Мальчик, совращённый безумцем. Он же вставил в дверь ключ от её дома с твоими отпечатками пальцев. Потом безумец убил мальчика, чтобы замести следы. Но он не сам придумал этот ход. Ему приказал это сделать сообщник, который гораздо умнее и опаснее его самого. Кстати, говорил с тобой, собственно, он. Видишь ли, у меня с этим типом особые отношения, ментальная апперцепция. Когда я родился, то иррадиировал сквозь его мозг и могу видеть его замыслы...

- Родился? Иррадиировал? Что всё это значит, чёрт побери?! - не выдержала Уисли.

- Долго объяснять, - уклончиво ответил ангел. - В общем, я связан с этим типом. Я даже говорю его голосом, если ты заметила.

- Ах вот в чём дело! - Люси стукнула себя по лбу. Она поняла, где и когда слышала этот голос.

- Он на самом деле не злой, - быстро сказал ангел. - Но вот тот, второй, который живёт внутри него, очень опасен, особенно для тебя. Видишь ли, он обладает даром предвидения. В частности, он знает, что именно ты, Люси, можешь остановить его - и поэтому ищет способ тебя убить. Ему это почти удалось. Уничтожь его любой ценой.

- Почему бы тебе не сделать это самому? - не удержалась Люси. - Опять скажешь, что тебе это запрещает инструкция?

Ангел оторвал крылья от клавиш. Музыка умолкла.

- Я почёл бы за честь истребить такого врага, - неожиданно серьёзно сказал он. Но это воистину исчадие ада, Люси, и даже я боюсь его.

- Чего, собственно, хотят все эти маньяки и исчадия? - нахмурилась Уисли.

- Взорвать атомную бомбу в сердце Нью-Йорка. Бомба находится здесь, в Центре современного искусства. Они вмонтировали в неё ядерный заряд, но не включили таймер. Они оба думают, что спасутся. На самом деле бомбу взорвёт тот третий. Он умеет контролировать электронику на расстоянии. Погибнут миллионы людей. А тот, который сейчас заперт в чужом теле, освободится и обретёт неслыханное могущество. Ты избрана, чтобы остановить его.

Уисли тяжело вздохнула. Она смотрела самые знаменитые голливудские фильмы и сериалы и знала, что уж если ты избран, то лучше по-быстрому исполнить своё предназначение, чем пытаться от него сбежать. Последнее было чревато такими карами судьбы, по сравнению с которыми даже самый острый кризис идентичности казался плюшкой или марципанчиком.

- О'кей, я влипла. Ладно. Что я должна делать? - только и спросила она.

- Сначала найти бомбу. Потом убей того, кто её охраняет. Потом - того, кто тебе звонил.

- Ты хорошо подумал? - не поняла Люси. - Я вообще-то безоружна, меня преследует полиция, к тому же любой мужик может без особого напряжения навешать мне по ушам.

- Я вдохну в тебя Силу, - пообещал ангел. - Просто иди вперёд, доверяй мне и будь ответственной.

Ангел попытался сказать что-то ещё, но вдруг изображение поплыло, поблёкло, и вместо прекрасного сада Уисли увидела грязный пол туалетной кабины. Голова раскалывалась от боли.

Пытаясь подняться, она мысленно взмолились, чтобы обошлось без сотрясения. И увидела краем глаза радужное сияние, коснувшееся её разбитого, окровавленного затылка.

Оно тут же и померкло. Зато вместе с ним ушла боль, страх и отчаяние. Люси встала, уже зная, что ей предстоит - и на что она способна.

ГЛАВА 33

 

Доктор Гейдар Джихад сидел перед огромной тарелкой с объедками и сыто похрапывал.

Официант не беспокоил выгодного клиента, в надежде, что он проснётся и попросит ещё чего-нибудь.

Всё было просто удивительно. Он съел заказанную сосиску. Наказания не последовало. Позабытый вкус горчицы взорвал его язык, а горячий мясной сок открыл целую вселенную ощущений. Осмелев, он заказал вторую - и голос в животе промолчал. Промолчал он и когда Джихад посягнул на говядину, и на пиво, и даже на двойной виски со льдом.

Отвыкшего от обильной еды и алкоголя человека быстро развезло и он отключился.

Блаженная улыбка плавала на лице доктора, подобно кинозвезде в бассейне дорогого отеля. Впервые за все эти годы он наслаждался одиночеством.

Гейдар Джихад был необычным психопатом. Честно говоря, он вообще не был психопатом, как большинство нормальных американцев. То, что терзало его мозг, было бесконечно ужаснее, чем обычные комплексы, фобии и психические заболевания.

Он был сыном араба и американки. Когда-то его мать - семнадцатилетняя блондинка из Кентукки - цинично спровоцировала своей мини-юбкой и накрашенными губами группу высоконравственной исламской молодёжи, которая, возмутившись непристойным видом развращённой белой женщины, осуществила над ней акт морального негодования. Врачи, тем не менее, сумели спасти ей жизнь, и даже, благодаря чудесам современной медицины. сохранили зачатого ребёнка.

Увы, в отличие от исполненной доверия к жизни Серафимы Найберн, безответственная и неблагодарная буржуазка не хотела рожать ребёнка от людей, преподавших ей полезный урок скромности и хороших манер. Она даже пыталась поставить вопрос об аборте, но её дитя спасли законы штата, которые запрещали узаконенное детоубийство. В положенное время она родила сына.

Когда мальчик, росший в белой протестантской семье, узнал свою историю, он, как нормальный американец, возненавидел мать и всем сердцем полюбил своего неизвестного отца. В знак солидарности с ним он сменил имя - глупая мамаша назвала его Джоном Смитом - на гордое арабское Гейдар Джихад, и примкнул к бунтарям и ниспровергателям авторитетов. Одно время он даже входил в секретную коммунистическую организацию, возглавляемую матерью Лермонтова. Потом, однако, он отверг коммунизм как недостаточно радикальное учение, перешёл от красных к зелёным и стал членом элитной террористической группы экологов-неоисламистов, шахидов Биосферы, ставивших своей задачей проявление любви и ответственности по отношению к лабораторным животным.

Группа имела агентов и сочувствующих везде, в том числе и в высших эшелонах власти. Поговаривали, что некоторые политики решают с её помощью административные и карьерные проблемы, но это не волновало пламенных борцов за освобождение живых существ.

Одной из целей группы стала тайная лаборатория в Лос-Ужосе, где, по сведениям, полученным от одного конгрессмена, велись бесчеловечные опыты над кроликами, крысами, тараканами и даже клопами.

В ходе теракта, однако, выяснилось, что опыты проводились исключительно над людьми. Группа отошла на исходные позиции, не совершив ничего противозаконного.

Единственной потерей стал молодой Джихад: его схватила охрана комплекса, когда он пытался освободить единственное страдающее животное - йоркширского терьера, принадлежавшего начальнику комплекса. Мерзавец кормил несчастного пёсика некачественной собачьей едой с повышенным содержанием белков и холестирина. Спасаемый, к сожалению, неверно интерпретировал намерения молодого эколога и громко залаял, когда тот попытался оттащить его от миски с вредными кормами - чем и привлёк внимание охранников.

Пылкий юноша заплатил за свою доброту страшную цену.

Пленённого Гейдара поместили в самый страшный блок Лос-Ужоса - десятый, он же блок X, точнее, HA-X. Там выращивали солдат для Horror-Army - ударных вооружённых сил ядерного Апокалипсиса. Мукой и генотерапией из несчастных лепили чудовищ, способных пережить ядерный удар, радиацию, страшный голод, лютый мороз ядерной зимы, ужасающую боль и кризис идентичности. Для этого солдат HA подвергали жестоким и необычным экспериментам, описания которых напоминали самые страшные страницы романов Ростроповича.

Вначале юношу использовали как бесплатную рабочую силу, в том числе - как ассистента при опытах. Он принимал участие в ужасающих эксперимента над людьми. Джихад видел, что делают в Ужос-HA-X и меньше всего на свете хотел оказаться на операционном столе в качестве подопытного материала. Поэтому он очень старался. За пару лет он приобрёл немалые познания и стал отличным хирургом. Он даже стал рассчитывать на карьеру... но то были тщетные надежды.

Пришёл и его черёд. Однажды его вызвали на очередную операцию, к пустому столу. На котором - после непродолжительной борьбы - ему пришлось занять место подопытного.

Операция была ужасна даже по меркам Лос-Ужоса. Сначала его облучили радионуклидными микроамперными волнами, а потом вскрыли без наркоза и пересадили в кишки слои размороженных нейронов.

То была сверхсекретная методика искусственного развития второго нервного центра, находящегося в брюшной полости. Когда-то её изобрел нацистский преступник, врач-садист Менгеле. Здесь, в Лос-Ужосе, её довели до совершенства.

В результате операции в тканях желудка и кишечника формировался полноценный чревный мозг. Он мог использовать органы чувств хозяина, видеть его глазами, слышать его ушами, и даже разговаривать, используя вибрации толстой кишки под воздействием газов. Но главное - чревомозг обладал особыми биологическими свойствами. Его клетки, подобно раковым, были устойчивы к радиации, и даже нуждались в ней. Это свойство брюшного ума хозяева Лос-Ужоса намеревались использовать в целях создания идеальных воинов Хаоса, которым предстояло пережить ядерный Апокалипсис, вступить в безумный мир неограниченного насилия и выжить в нём.

Гейдару Джихаду выпала особая, страшная честь. Как показали анализы, его ткани были совместимы с клетками, которые хранились в сосуде Дьюара ещё со времён второй мировой войны. Никто не знал, чьи это клетки. На эту тему избегали говорить даже самые преступные медики Ужос-HA-X-а, способные изрезать на кусочки самого дьявола. Но и у них тряслись руки, когда они пересаживали это в живое тело.

После пересадки чревомозга Джихад целый год находился в коме. Жизнь его едва теплилась. Все функции организма отказали. Он провёл год, подключённый к лучшей на то время аппаратуре жизнеобеспечения, и весь этот год его разум пребывал в аду. В частности, он полностью разочаровался во всех светлых идеалах юности и преисполнился мрачного, безответственного цинизма.

Он пришёл в себя он от звука в животе. Голоса чревомозга, прижившегося в теле.

То был низкий, тяжёлый бас, говоривший с неприятным акцентом. Но в нём была какая-то сила, противиться которой было невозможно. Гейдар и не пытался - тем более, что страшный насельник посулил ему самое дорогое: свободу.

И он исполнил своё обещание. Он нашёл способ уничтожить Лос-Ужос и освободить воинов Хаоса. Отвратительный способ, но он сработал.

Так начался путь, который привёл его сюда, к бомбе.

ГЛАВА 34

 

Детектив Уисли, окружённая радужным сидянием, шла сквозь стены.

Это оказалось нетрудно. Войти в стену можно, преисполнившись безграничного доверия к этому прекрасному миру, а выйти - приняв полную ответственность за свои действия. Аккуратно чередовать эти чувства у неё получалось не всегда, поэтому она иногда застревала между перекрытиями. Там было душно и пахло шлаком и пенопластовой пеной.

Удивительно, но её никто не замечал. Люди смотрели на неё, растерянно моргали и отводили взгляд - как будто видели что-то слишком хорошее, чтобы это было правдой. Только маленькая девочка на трогательных детских костыльках помахала ей ручкой с четырьмя пальчиками. Тень улыбки пробежала по напряжённому лицу Люси, и она послала девочке огромный воздушный поцелуй.

Бомба ждала её - огромная, чёрная, зловещая бомба, с чревом, беременным смертью. Рядом с ней находился человек, чья душа была чернее недр плутониевого ада. Но Люси его не боялась. Она вообще ничего не боялась: её переполняло спокойствие и уверенность.

Ангел находился где-то за спиной и одновременно внутри. Чтобы разговаривать с ним, слова были не нужны.

- Кто он? - спросила она, преодолевая стенку мужского туалета. Двое мужчин в кабинке проводили её недоумёнными взглядами, после чего продолжили свои занятия. Люси отметила про себя, что актив был без презерватива, и поморщилась - это было крайне безответственно.

- Доктор Гейдар Джихад, - прошелестело в её голове. - Вернее, то, что живёт в его животе. Оно хочет взорвать бомбу. Для него это единственный путь к свободе.

- Каким образом? - Уисли миновала бассейн с пиявками.

- Оно состоит, - ангел заторопился с объяснениями, - из мутировавших нейронов, чья генетическая структура изменена наподобие раковых клеток. Это бессмертный раковый мозг, способный к регенерации и неограниченному росту. Единственное, чего ему не хватает для...

Голос ангела вдруг задрожал и пропал.

Люси остановилась. Сияние вокруг неё ослабло, и она почувствовала, как ледяной холод коснулся кончиков пальцев.

- Он здесь, - прошептал ангел. - Он видит нас. Нам конец.

- Привет! - загрохотала тьма. - Мог бы быть повежливее, сынок.

- Не смей называть это... такими словами, - ответил ангел без уверенности в голосе.

- Почему же? В сущности, я был причиной твоего появления на свет, вернее, в свете, - голос креп, наливался тёмной силой. - Кто, как не я, надоумил твоих папочек перепихнуться?

- Ты убил их, - ангел возвысил голос.

- И тем самым породил тебя, Pickelschwanz, - заявил тот, из пустоты. - Ты - всего лишь щепотка генетического кода, растворённая в радиации. Кстати, взрыв был неплох. Я мог бы получить свободу уже тогда, но мне не хватило гамма-излучения. Потому что оно ушло на тебя, негодник ты этакий.

- Ты не взорвёшь бомбу, - голос ангела слабел, уплывал. Люси чувствовала его изнеможение: её незримый держался из последних сил. - Мы тебя остановим.

- Кто? Глупая девчонка и недоделанный ангел, сын двух мутантов-пидарасов?

Лежащий в бассейне с пиявками современный художник с удивлением поднял голову. Его единственный недовысосанный пиявицами глаз недоумённо вытращился. Уисли поняла, что она стала видимой - и что ангел почему-то не может защитить её.

Она поняла, что настал её час. Там, где не может выстоять чистый дух, должен сказать слово человек из плоти и крови.

- Кто бы ты ни был, - сказала она громко, во весь голос, - ты - призрак. Ты ничего не можешь сделать со мной.

И тут у Люси скрутило внутренности - да так, что на глазах выступили слёзы. Но ещё ужаснее было то, что выступило с другого конца её тела: словно кишки полезли наружу.

Чёрная бездна взорвалась хохотом. В этом смехе не было ничего человеческого: он отдавался в груди женщины ударами адского молота, и каждый удар высекал из трепещущего сердца Уисли искру безнадёжности.

- Это луч диареи, детка, - сказал страшный собеседник, отхохотавшись вволю. - Если я захочу, у тебя полезут кишки наружу, Miststueck!

- Нет, - прошептал ангел. - К чёрту инструкции. Ты её не получишь.

Измученное тело Уисли окутало радужное сияние, и она исчезла из мира живых.

ГЛАВА 35

 

Биси должна была лежать в палате, ожидая, когда разрезанный животик заживёт. Она и лежала, стараясь не двигаться, хотя ей было ужасно скучно. К тому же рана совсем не болела. Потом ей захотелось пописать, и ей пришлось встать.

В туалете она не удержалась и заглянула себе под бинты. Там ничего не было - только кривой красный шрам внизу живота.

Девочка не удивилась. Она знала, что ранки и ссадины на ней заживают почти мгновенно. А когда она однажды специально обварила себе руку кипятком, чтобы развить в себе непреодолимый ужас перед горячими чайниками и вообще горячим (это была очень престижная фобия, которую ввела в моду кинозвезда Ролли Стаун: кинозвезда настолько боялась чем-нибудь обжечься, что охлаждала в сухом льду даже любимый вибратор, пока не застудила придатки), обожжённая кожа слезла за полчаса, а боль прошла и того раньше - так что и на этот раз у маленькой Бисальбуминии ничего не получилось. Но она не думала, что после серьёзной операции всё пройдёт так быстро.

Умная девочка решила не тратить время зря и отправиться к маме. Скорее всего, Серафима волнуется: ведь её так долго не было дома. А вдруг ей принесли этот ужасный журнал, от которого можно умереть?

Биси постаралась раздуть едва затеплившееся пламя вины в комплекс, но у неё опять не вышло. Хуже того: в головёнке мелькнула мысль, что мама всё-таки зря так переживать из-за каких-то статей, и что это, в сущности, очень глупо. Мысль была плохая - из тех самых мыслей, которые лечатся психоанализом, лоботомией и электрошоком. Бисальмунемия, конечно, понимала, что это всё очень полезная процедуры, помогающие людям справиться со своими проблемами и стать объектом любви и заботы, но всё-таки не хотела с этим торопиться: в школе ей говорили, что лоботомию лучше делать после родов, а от электрошока портится цвет лица. Этого ей не хотелось.

Идя по узкому тротуару, она рассеянно разглядывала привычные нью-йорскские здания -госпитали, хосписы, сумасшедшие дома, полицейские участки и закусочные, из открытых дверей которых доносился аромат соуса "Тысяча островов".

Попадались вывески магазинов огнестрельного оружия и салонов технических принадлежностей, любимых маньяками. Биси заинтересовалась новенькой бензопилой Craftsman с развратно сверкающей цепью, натянутой системой EZ Adjust, со встроенным Turbo Air Cleaning, позволяющим избавляться от мусора и держать механизм пилы в чистоте, и системой облегчённого запуска Slim-Pull, возлежащую на витринной ступеньке, обтянутой красным пластиком. Она была так могуча, так лениво грелась в сиреневых лучах подсветки, что любого нормального американца тут же охватывало желание попробовать её на деле - отрезать ей кому-нибудь голову или хотя бы ногу.

Увы, у маленькой Биси было плоховато с фантазией. Вместо того, чтобы воображать себе крики и фонтаны крови, она просто смотрела на блестящую цепь большими чудными глазами и думала о своих проблемах.

Проблем было много. Слишком много.

Во-первых, неясны были намерения Зелёного Человека. С одной стороны, он был довольно любезен - например, сделал ей бесплатную операцию. Хотя ведь её особые какашки, наверное, чего-то стоили: ведь зачем-то они были нужны Зелёному Человеку. Всё-таки на настоящего маньяка он непохож, значит - притворяется. Но зачем? Может быть, он их кому-то продаёт? И сколько же они стоят на самом деле?

Во-вторых, неясно было, что говорить взрослым. Скорее всего, Серафима Найберн уже позвонила в полицию, и её теперь вовсю ищут. Если она вернётся домой сейчас, ей придётся давать показания. В полиции нужно обязательно говорить правду. Тогда ей придётся рассказать про Зелёного Человека. Он рассердится и напечатает ту статью в журнале, от которой мамочка может умереть. Мамочку было жалко, но не врать же полицейским?

В-третьих, ей ужасно хотелось есть.

Третья проблема, впрочем, оказалось решаемой. Девочка сама не заметила, как добрела до очередной закусочной, из которой пахло сосисками и соусом "Тысяча островов".

Она подумала. Деньги у неё были - на телефонном счету, номер и код доступа к которому она помнила наизусть. В крайнем случае, если здесь не принимают электронные деньги, она сделает минет. Что это такое, Биси точно не знала, но девочки в школе говорили, что это стоит двадцатку. Биси ела немного - так что вряд ли счёт будет больше, а если и будет, что ж, она сделает это два раза, заодно и научится.

Ободрённая этими мыслями, она переступила порог заведения - и в страхе отшатнулась. За столиком у двери сидел Зелёный Человек.

Увидев её, он не удивился.

- Здравствуй, - сказал он. - Быстро же ты оклемалась. Ну ладно, садись. Расскажу тебе кое-что. Только тихо, а то он услышит.

С этими словами он показал на свой живот.

ГЛАВА 36

 

- Вы упустили! Вы упустили её, безответственные личности! - ревел Иеремия Буллшитман, потрясая объедком сигары.

Ему очень хотелось назвать своих подчинённых дебилами, безмозглыми кретинами и клиническими дегенератами, а также вонючими задницами, козлами и мазафакерами, но он понимал, что в данном случае это может быть воспринято как умаление их прав на альтернативную умственную и сексуальную идентичность.

- Шеф, при чём тут мы? Она сама куда-то убежала, - пожал плечами менее альтернативный охранник. Более альтернативный забыл включить слуховой аппарат, и просто стоял, широко улыбаясь

- Вы должны были её охранять! - Буллшитман в ярости откусил от сигары кусок, задев палец. Брызнула кровь, зато Иеремия пришёл в чувство.

- Да чего ей сделается, - махнул рукой полицейский. - Она такая умная, - уважительно сказал он.

- Вот именно, - пробурчал Иеремия, достал горсть миниатюрных папиросок, положил в рот первую и крепко задумался.

Ему очень не нравилось это дело.

С одной стороны, виновность Люси Уисли представлялась ему несомненной и очевидной. Всё как по учебнику, начиная от неопровержимых улик и кончая вполне очевидной мотивацией: что может быть естественнее желания убить родителей, друга, любовника или психоаналитика? Любой суд присяжных не колебался бы в установлении виновности Люси.

И тем не менее, сердце этого грузного, грубоватого человека точил червь сомнения - как раз в том самом месте, где находились старые добрые американские ценности.

Он не верил, что Люси способна на преступление. Не верил, потому что не хотел в это верить. Молодая Уисли была его лучшим детективом, по-настоящему ответственно относилась к работе и любила её, - а он платил ей за это почти безграничным доверием. Она не могла так подвести его, да ещё в конце месяца, когда столько дел. Она подождала бы с убийством хотя бы до закрытия квартального плана. Нет, нет, Люси невиновна. Но, дьявольщина - кто же в таком случае убил Киссу Кукис?!

Полицейские переминались с ноги на ногу, ожидая, когда шеф отвлечётся от раздумий.

- Идите, - Иеремия выплюнул недоеденную метоловую папироску: он принял решение, и был намерен исполнить его немедленно. - Оба, отсюда, - конкретизировал он.

Потом взялся за телефонную трубку и набрал номер Роя Бэксайда.

ГЛАВА 37

 

Биси уплетала горячую сосиску в тесте и слушала рассказ Зелёного Человека.

К сожалению, говорить приходилось шёпотом. Тот, кто жил в нём и кого он так боялся, сейчас находился далеко - не телом, но сознанием. Но всё-таки клетки его мозга находились здесь, и слишком сильная звуковая вибрация могла вернуть его дьявольский интеллект обратно. Тогда им обоим не поздоровилось бы.

Биси не очень удивилась и совсем не испугалась, узнав, что у её маньяка в животе обитает чудовище. По телевизору показывали куда более страшные вещи.

- Он у меня в брюхе, - тихо и быстро говорил Зелёный Человек. - Это меня, как ты понимаешь, не особо радует, но других вариантов не предвидится. Через вагус он подключён к моим органам чувств. Моими конечностями он управлять не может, зато внутренностями - очень даже. Ещё он может говорить, используя энергию вибрации прямой кишки под действием кишечных газов. С мной разговаривает моя задница, - грустно усмехнулся доктор Гейдар Джихад. - Но во внешнем мире он тоже не беспомощен. Перестроенные клетки могут испускать электромагнитные колебания. Это даёт ему особые возможности. Например, по части электроники. Он может на расстоянии сжечь или перепрограммировать любую микросхему. Вывести из строя датчик. Вскрыть электронный замок. Стереть запись с жёсткого диска. Когда мы бежали из Лос-Ужоса, это нам очень помогло. Кроме того, он умеет перемещать сознание. Сейчас его, например, здесь нет. То есть физически он здесь, а его ментальная проекция где-то далеко отсюда.

- А что он делает? - спросила Биси.

- Не знаю. Лишь бы только не пытался взорвать бомбу, - озабоченно сказал доктор. - Мы её собрали, но не установили время взрыва. У нас есть сообщник, бывший коммунист и настоящий психопат, - добавил он. - Этот тип, наверное, думает, что я вернусь и включу таймер. На самом деле в этом нет необходимости. Когда мы удалимся на нужное расстояние, он выпустит луч, и бомба взорвётся.

- На людей эти лучи действуют? - решила выяснить осторожная Биси. Она всегда интересовалась тем, что может причинить ей вред.

- Действуют, - доктор прижал палец к губам, прислушался к бурчанию в животе и продолжил. - Он может вызвать резонансные вибрации в клетках желудка и кишечника. Жуткая штука - как будто всё внутри скручивает. А если луч сильный, то лопаются сосуды внутри. Человек просто исходит на месте кровавым поносом - как будто задница взрывается кровью. Так он убивал полицейских, которые обложили монастырь... где была твоя мама. Ну ты знаешь, что там было.

- Вы очень негуманно обошлись с хомячком, - строго сказала Биси. Мама обычно рассказывала историю её зачатия вместо сказки на ночь: Биси её всегда просила об этом, надеясь, что от страшных рассказов у неё возникнет какая-нибудь психологическая травма, ну хоть малюсенькая. Ничего не вышло, но хомячка было жалко.

- Да, нехорошо получилось, - признал доктор Джихад. - Но чего ещё ждать от этих ребят? Их вообще-то готовили к существованию в постъядерном мире. В частности, прививали желание и способность трахать всё, что движется: это могло оказаться решающим преимуществом... Чего ты так смотришь на тарелку?

- Можно мне ещё одну такую сосиску, но не с горчицей, а с кетчупом? - вежливо попросила Биси. - Я ужасно голодная, а разговор такой длинный.

- Смотри, ты всё-таки после операции, побереги желудок... Хотя, - доктор махнул рукой, - если бомба всё-таки взорвётся, всё это будет без разницы. Так что наворачивай, не стесняйся.

- Кстати, я случайно не ваша дочь? - с надеждой спросила Биси. Зелёный Человек ей нравился, она не отказалась бы от такого отца. Главное же было то, что наличие папы помогло бы в развитии комплекса Электры, который полагается иметь каждой американской девочке. В крайнем случае, папа мог бы её изнасиловать - это было бы здорово: тогда их обоих отправили бы в какую-нибудь замечательную психиатрическую больницу, к святому Витту или святому Христофору...

Гейдар Джихад покачал головой.

- Увы, нет. Ты очень миленькая и я хотел бы такую дочь, - галантно сказал он, - но твоя мама не в моём вкусе: по мне так ножки очень украшают девочку. К тому же я сам появился в результате изнасилования, а я не люблю римейков. И, в конце концов, он не позволил бы мне развлекаться таким образом. Когда этот тип ходил по земле на своих двоих, он успел наделать всяких дел, при этом не переставая быть высокоморальной скотиной.

Это тоже не удивило Биси. В школе ей уже объяснили, что всё зло на Земле исходит от белых гетеросексуальных мужчин, в особенности высокоморальных. Судя по всему, загадочный он когда-то был одним из них. Интересно, как он попал в живот Зелёному Человеку?

- Ладно, - сказала она. - Что будем делать дальше?

- Ты мне нравишься... э-э, нет, не в том смысле, - быстро сказал доктор Джихад, заметив, что девочка принялась расстёгивать пуговички на платьице. - Я не собираюсь тебя насиловать, уж извини, я человек старых правил. Я имею в виду, что мне не хочется, чтобы ты умерла. К тому же мне может понадобиться сообщник, который знает о моей проблеме. Я не очень-то доверяю этому парню внутри. Поэтому... - доктор схватился за живот. - Кажется, он возвращается. Он не должен тебя видеть. Я зажмурюсь, а ты беги! Быстро!

Биси не нужно было повторять дважды. Она схватила последнюю сосиску и бросилась к двери.

ГЛАВА 38

 

- Дерьмо, - с чувством сказал Рой. - Ненавижу такие дни.

Он не ошибался. Вокруг было дерьмо, много дерьма.

Рой Бэксайд находился в Центре Современного Искусства, куда его закинул звонок шефа, давшего трудное задание: найди Люси Уисли, которая то ли потерялась, то ли убежала - во всяком случае, исчезла. Неизвестно было даже, находится ли она на территории Центра. Рой в этом сильно сомневался. По его мнению, нормальный человек предпочёл бы тюрьму. Впрочем, кто разберёт этих женщин.

Его путешествие по экспозициям нельзя было назвать ни удачным, ни приятным. Служители воспринимали его полицейский значок и расспросы как неудачный перфоманс, а его самого принимали за современного художника, аллегорически протестующего против полицейского произвола. Тем не менее, один из них припомнил, что женщина, похожая на Люси, вроде бы проходила мимо - кажется, она искала место с какашками.

Теперь несчастный Рой бродил среди художественно оформленных фекалий.

Сначала он наступил на одно произведение искусства, потом измазал локоть о другое. Дальше он чуть было не попал под извержение гигантской генетически модифицированной слонихи, испражняющейся бюстами великих политических деятелей: в него попал катых с лицом Мартина Лютера Кинга. После этого его занесло в зал, где выставлялись природоохранительные объекты из экологически чистых выделений редких и исчезающих видов животных. От тамошней атмосферы у посетителей резало глаза, и им выдавали респираторы. Он взял один, и ему стало легче.

Кроме того, ему мешали мухи. Они садились на лицо, лезли в рот, и вообще вели себя безответственно и не внушали доверия.

Несколько раз он натыкался на хепенинги и перфомансы, исторгавшие у него рвотные позывы. Рой знал, что это свидетельствует лишь о его нетолерантности и внутренних проблемах, но ничего не мог с собой поделать - от некоторых смелых художественных жестов его буквально выворачивало наизнанку.

Наконец, совершенно обессилевший, он присел на относительно чистый участок пола возле макета статуи Свободы, покрашенного в цвет маренго, почему-то без ноги. Вместо второй ноги торчала жёлтая кость.

Рой посмотрел на неё грустно и с каким-то недоумением, потом зажмурился, не в силах выносить окружающий мир.

- Ты отвергаешь реальность, - раздалось у него над головой. - Это инфантильный жест, говорящий о твоей слабости, комплексах и кризисе идентичности.

Бэксайд поднял глаза вверх и ошеломлённо застыл с открытым ртом. Говорила статуя.

- Простите, мэм, - выдавил он из себя и попытался подняться.

- Сиди, сиди, - статуя сделала повелительный жест. - Отдыхай. Скоро тебе понадобится вся твоя сила, воин Света.

- Что? - Рой сжал голову руками, не в силах справиться с чувствами. - Чего от меня все хотят? Я просто коп, и я, чёрт возьми, не понимаю, что происходит! Кто-нибудь может это мне объяснить?

- Посмотри на меня, - сказала женщина, мягко, но властно.

Рой недовольно поднял взгляд - и застыл на месте.

Два глаза уперлись в лицо молодому полицейскому. Левый - пустой и черный, как узкое игольное ухо, как выход в бездонный колодец абсолютной ответственности, и правый, с золотою искрой на дне, проницающий любого до дна души светом безграничного доверия.

- Как мне называть вас, мэм? - выдавил из себя потрясённый Бэксайд.

- У меня много имён, воин Света, - суровое лицо внезапно озарилось каким-то внутренним сиянием. - Сейчас я явилась к тебе в облике Одноногой Чернокожей Лесбиянки, Внематочно ВИЧ-Инфицированной Глухонемоальтернативномыслящим Геем-И-Евреем.

- Как вам угодно, мэм, - только и смог выдавить Рой, потрясённый таким сочетанием всевозможных совершенств.

- Знай же: я есмь Начало и Конец, Первая и Последняя, - произнесла Одноногая Лесбиянка торжественно и строго. - Я пребываю там, где растут биржевые индексы и где рейтинги взмывают ввысь, подобно птицам. Где открываются секс-шопы и снимаются бесконечные сериалы - там я благовествую. Я - там, где маньяку делают исцеляющую лоботомию, спасая его изнурённую мышлением душу. Где двое или трое педерастов соберутся во славу Мою, там и я среди них. Я - анус анусов и клитор клиторов. Я - истинная фукуяма истории, победа Бабла над Злом, Терпимости над Справедливостью и Доброты над Истиной. Я несу толерантность и обороняю от холокоста. Я - душа того мира, который ты поклялся защищать, Рой, когда стал полицейским. Этому миру грозит гибель, и я велю тебе спасти его.

Рой упал на колени. В сердце его как будто отворилась золотая дверь, доселе затянутая паутиной, и он увидел какое-то огромное светлое облако, сферу бесконечного сияния. Его простая, бесхитростная душа содрогнулась от любви и преданности.

- Теперь узнай, кто мой враг, - голос Одноногой исполнился отвращения. - Это дух исторического творчества. Он воплощается в человеческом облике от начала времён, и у него много имён. Каин, Тутанхамон, Агамемнон, Александр, Наполеон и Ленин - всё это он. Я не раз сокрушала его, но он возвращается. Последнее его воплощение было самым страшным. И на сей раз он избежал гибели. Его мозг жив и приобрёл мощь, доселе невиданную. Ты должен повергнуть его в небытие.

Она протянула руку. В ней сверкало маленькое круглое зеркало.

- Вот, - сказала она. - Когда ты встретишься с ним, ты поймёшь, что нужно делать, Рой. А теперь забудь о тех тайнах, которые узнал. Ты вспомнишь их потом... когда будет нужно. Во второй книге. Теперь же - иди и делай, что должен.

- Куда идти? - не понял Рой.

- Просто иди. Ты придёшь туда, куда нужно.

- Подождите, мэм! - взмолился Рой. - Вы... вы не поможете мне найти Люси Уисли?!

Одноногая Чернокожая Лесбиянка, Внематочно ВИЧ-Инфицированная Глухонемоальтернативномыслящим Геем-И-Евреем чуть приподняла подбородок, как бы указывая путь. Тень улыбки пробежала по её величественному лицу.

- Ты идёшь к ней, - сказала она. - Но её там уже не будет.

ГЛАВА 39

 

Владимирильич Лермонтов не любил терять время даром. Если у него не было какого-нибудь серьёзного занятия, он всегда его находил: растлевал молодёжь, изучал труды по теории хаоса или занимался физкультурой.

Увы, в данный момент вокруг никого не было, а труды по теории хаоса он обычно и вовсе не выносил из дома. Зато из стены торчали два металлических крюка, очень удобных для упражнений.

На этот раз Лермонтов твёрдо решил побить все свои рекорды и подтянуться сто раз. Он чувствовал себя достаточно сильным, чтобы явить миру мощь стальных мышц воина Хаоса. После такого подвига взрыв бомбы становился всего лишь формальностью, хотя и совершенно необходимой.

Первые пятьдесят подтягиваний прошли как обычно, но потом Владимирильич начал уставать. Более того, ему стало казаться, что он слышит какой-то голос - причём не где-нибудь, а в голове.

Как типичный безумец, Лермонтов дорожил своим умом. Поэтому он встревожился - но вовремя вспомнил, что находится в музее современного искусства, где неподготовленному человеку немудрено и свихнуться, так что лёгкая галлюцинация свидетельствует скорее о психическом здоровье.

К сожалению, галлюцинация была неинтересной. Голос бубнил что-то по-немецки, время от времени вставляя "fucking shit" или ещё что покрепче. Владимирильичу это надоело.

- Do sviazy, vperred, comrade, - поприветствовал он галлюцинацию, подтягиваясь шестидесятый раз.

- Это что ещё за Arsch mit Ohren? - невежливо отозвалась галлюцинация. - Что ты такое?

- Я воин Хаоса, - представился Лермонтов, тужась.

- А почему у тебя чёрная рожа и белые руки? - продолжал голос.

- Краска слезает, - процедил сквозь зубы Владимирильич: очередное подтягивание далось ему с трудом.

- Какой-то ты fragwürdiges Braunarsch, - процедила галлюцинация. - Что ты здесь делаешь?

- Упражняюсь, - выдохнул Лермонтов.

- Это-то я вижу, - недовольно пробурчала галлюцинация. - Я спрашиваю, почему и зачем ты находишься именно в этом месте именно в это время?

Владимирильич решил, что с галлюцинацией можно быть откровенным.

- Собираюсь взорвать атомную бомбу, - выдавил он из себя на выдохе, потом глубоко вдохнул, напружинил мышцы и снова потащил своё массивное тело вверх.

- Любопытно, - удивилась галлюцинация. - А, ты, наверное, помощник моего носителя. Ну, тогда ты зря стараешься. Видишь ли, бомбу взорву я.

- В бомбе... таймер... не включён, - оскалив зубы, Лермонтов выжался семьдесят седьмой раз. Обычно в этот момент к нему приходило второе дыхание, но галлюцинация мешала сосредоточиться на скрытых резервах организма.

- Сейчас я как раз его включу, - самодовольно сообщил голос. - Но мне нужно сконцентрировать внимание. Манипулировать электронными схемами на таком расстоянии трудновато даже с моими способностями. И ещё ты меня отвлекаешь своим дёрганьем. Может, убить тебя? Хотя ты и так умрёшь, как и все люди в этом городе.

Лермонтов ничего не ответил: наступил самый ответственный момент, когда силы, казалось бы, уже на исходе, а до результата ещё далеко.

- Мне нравится твоё хладнокровие, - признал голос. - Ты только что понял, что не успеешь спастись, и всё-таки продолжаешь свои дурацкие упражнения. В этом есть нечто достойное. Чем бы тебя вознаградить? Пожалуй, я дам тебе закончить.

Владимирильич кивнул. Говорить он не мог, все силы были сосредоточены в стальных мышцах рук, судорожно сжигающих остатки аденозинтрифосфата.

- А пока я расскажу, что будет дальше, - продолжал голос. - Сначала - вспышка и мощный поток радиации. Все, кто находится здесь, а также поблизости, умрут. В том числе и мой носитель, который мне изрядно надоел. Но мои собственные клетки от радиации только крепчают. Тогда я овладею остатками его тела и сожру его - как бифштекс. Он, кстати, будет изрядно подрумяненным. Потом я выберусь из его тела и начну пожирать трупы. Мои клетки усвоят всё. Когда я вырасту до размеров тираннозавра, я начну размножаться. Я создам множество мутантов и уродов, целую армию, и она под моим гениальным руководством захватит, наконец, эту маленькую планету.

- То есть... вы погрузите Землю... в Хаос? - уточнил Лермонтов, делая крохотную передышку перед очередным усилием.

- Ну, у нас это было принято называть Порядком, - усмехнулся голос, - но с обывательской точки зрения это будет безумный мир неограниченного насилия.

- Тогда отлично, - Владимирильич оскалился. Руки его блестели от пота, нестойкая чёрная краска пошла пятнами, марая рубашку.

- Кстати, - заметил голос, - для того, чтобы размножиться, мне понадобятся чьи-нибудь гены, кроме моих собственных. Мне хочется расплодить себе подобных, но не идентичных: я должен остаться единственным и неповторимым. Хочешь стать родителем моих детей?

- Отцом или матерью? - прохрипел Лермонтов, выжимая из мышц последнее.

- Гм... - голос задумался. - Вообще-то не знаю, как получится. Когда ты испаришься, радиационная волна перенесёт код твоей ДНК, а я её впитаю. Это похоже на оплодотворение. Ну, будем считать тебя отцом. Ты доволен?

Лермонтов попытался было ответить, но не смог - он вышел на последний десяток, сил почти не оставалось.

- Ладно, будем считать, что договорились, - сказал голос. - Ну, давай, парень, поднажми. Ох как рванёт. Люблю такие дни!

В этот момент в дверном проёме появился Рой Уисли. В правой руке он держал пистолет, левая была спрятана за спину.

- Ещё один спаситель мира явился, - усмехнулся голос. - Scher dich weg, haessliche Wichser!

- Эй, ты, дерьмо! Сейчас я пристрелю этого типа, - сказал Рой, поднимая пистолет и наводя его на Лермонтова. - А потом разберу на кусочки твою проклятую бомбу.

- Ты поздно спохватился, - в голосе прозвучала жестокая ирония. - Бомба взорвётся прямо сейчас. Ты умрёшь храбро, тихо и бесславно. Впрочем, если предпочитаешь помучиться - получи своё. Не захотел чистой смерти - сдохнешь с обгаженными штанами, Muttersoenchen...

Пока голос выговаривал это длинное, и, судя по всему, нетолерантное слово, Рой стремительным движением выбросил вперёд левую руку. В ней сверкнуло зеркало.

В тот же миг Владимирильич Лермонтов издал победный рык - он подтянулся последний, сотый раз - и мешком свалился на пол.

ГЛАВА 40

 

Уисли лежала на краю пропасти. Чёрная скала спускалась во тьму, тёмную и зловещую - но в этой тьме таилось нечто столь ужасное, что одна мысль об этом лишала воли и сил. Поэтому Люси старалась об этом не думать.

Она попыталась поднять голову и посмотреть на небо, но какая-то сила прижала её к земле.

- Не смотри туда. Здесь нет неба, - прошелестел голос ангела, тихий и печальный.

- Где я? - спросила Люси. - Что я тут делаю и как мне вернуться обратно?

- Мы, собственно, в аду, - сказал ангел чуть погромче. - Через мгновение бомба взорвётся и ты останешься здесь навсегда. Впрочем, не ты одна. Сейчас сюда отправится очень много людей. Ничего, на дне хватит места всем. И я тоже. В конце концов, я не выполнил задания, так что не заслуживаю снисхождения.

- Если всё так плохо, может быть, ты мне хотя бы теперь объяснишь, во что я ввязалась? - огрызнулась Уисли, пытаясь перевернуться на спину.

- Тогда не вертись, - сказал ангел. - Как только ты поднимешь голову и увидишь то, что тут наверху вместо неба - время снова пойдёт, бомба взорвётся, и у нас уже не будет возможности поговорить спокойно.

- А что тут наверху? - на всякий случай уточнила Уисли.

- То же, что и на дне пропасти. К сожалению, ты это очень скоро узнаешь, - вздохнул ангел. - А ведь мы чуть не победили его.

- Кого, чёрт подери? Что это за проблемный тип, с которым все так носятся? - Лиси чуть не заплакала, но взяла себя в руки.

- Ну, если это на что-то влияет, слушай, - вздохнул ангел. - Когда-то он был человеком. Его звали Адольф Гитлер.

- Гитлер? - попыталась вспомнить Люси недавно просмотренный телесериал. - Хм, а ведь, кажется, он был антисемитом! В таком случае его надо уничтожить.

- Да, ужаснейшим, - подтвердил ангел. - Он правил Германией, когда она была жестокой и нетолерантной страной. Вступив в союз с преступным кровавым маньяком Сталиным, он вместе с ним убивал евреев, а потом напал на Америку. Когда американцы стали побеждать, Сталин его предал и ударил в спину. Германия была разорена и растоптана красными ордами. К счастью, западные демократии её спасли от полного уничтожения: немецкий народ был освобождён Америкой. Тогда Гитлер решил исчезнуть. Не умереть, не бежать, о нет - у него на уме было кое-что другое! Фашистские врачи придумали технологию пересадки коры головного мозга в брюшную полость человека. Это сделали с мозгом Гитлера. Процедура требует особого облучения, в результате которой нейроны становятся раковыми. Зато они приобретают способность к неограниченной мутации, в том числе - к генерации радиомагнетических волн, деструктивно воздействующих на нервные узлы кишечника, а также вызывающие туберкулёз кожи. Проще говоря, раковый чревомозг испускает лучи поноса и золотухи. Кроме того, у них есть побочное действие: луч поноса убивает доверие, а луч золотухи - ответственность. Ты попала под луч поноса. Поэтому ты мне не доверяешь.

- Не понимаю, - Уисли попыталась скосить глаза, чтобы всё-таки рассмотреть пейзаж, но ничего толком не увидела. - Если это нервные клетки, то они где-то находятся? Почему же я слышу только голос?

- Неподалёку отсюда, - объяснил ангел, - спит человек, в чём теле скрывается Гитлер.

- А кто его туда, собственно, запихнул? - Люси поймала себя на том, что строит беседу с ангелом по традиционной схеме допроса. Профессионализм не покинул её даже в этот страшный, растянутый в вечности миг перед тотальным уничтожением.

- Люди из правительства, связанные с ФБР и ЦРУ, - объяснил ангел. - Они получили от немцев кору мозга Гитлера и пересадили её невинному человеку. Им казалось, что ум Гитлера пригодится для борьбы с коммунизмом. Они не знали, что коммунизм побеждается только любовью и доверием. Так оно и вышло: через год после операции Советский Союз развалился от любви его руководства к истинным ценностям. Всё это было напрасно, - крылья ангела печально зашуршали.

- В таком случае, - догадалась Люси, - носителя мозгов Гитлера держали в каком-нибудь секретном месте? Где именно? И как он оттуда выбрался?

- Ты уже знаешь, что это за место, - заметил ангел. - Гитлера и его носителя содержали в Лос-Ужосе, вместе с армией подопытных мутантов, которых собирались использовать для атомной войны. Некоторые в результате облучений приобрели способность вырабатывать радиоактивные вещества. У одного арабского мальчика семенные железы синтезировали короткоживущий изотоп технеция. Несчастному делали минет два раза в неделю, чтобы его мошонка не взорвалась. Причём этим занимались женщины, хотя он был геем, - сказал ангел с возмущением.

Люси горестно вздохнула: такое вопиющее попрание прав одного из самых уважаемых меньшинств как нельзя лучше характеризовало гуманитарную неполноценность бесчеловечных экспериментаторов.

- Гитлер узнал, что среди подопытных есть другой гей, кишечник которого источал радиоактивный газ. Его тоже ограничивали в правах: запрещали есть горох, заставляли пользоваться свинцовым унитазом, что вредно отражалась на состоянии кожи его ягодиц, и, конечно, лишали возможности жить личной жизнью. Хитрый Гитлер - точнее, его носитель, действующий по его наущению - познакомил их и каким-то образом свёл. Они занялись любовью, и сперма одного попала в задний проход другого, что привело к возникновению критической массы. Произошёл атомный взрыв, который разнёс половину комплекса. В этот миг на свет появился я, - закончил ангел.

- Появился? - не поняла Люси. - Как это возможно?

- Тела мужчин испарились в атомной вспышке, - объяснил ангел, - но электромагнитные отпечатки их ДНК попали в поток радиации и соединились. Объединение генетического кода двух существ порождает новое существо. У меня нет тела - я состою из колебаний электромагнитного поля. Но мои родители - люди, и я их считаю своими отцами. Один из них был армянином, его звали Арам. Другой - монголом, он носил традиционное имя Цам Цам. Я взял себе имена обоих родителей, так что можешь звать меня Арам Цам-Цамом.

- Я думала, ты настоящий ангел? - решила уточнить Уисли.

- Я и есть самый настоящий ангел, - ответил голос. - Нужно же где-то работать. Пока что я устроился ангелом-хранителем. Если бы нам удалось спасти мир, то добился бы повышения до ангел-менеджера. Потом бы я пошёл на курсы любви и доверия, сертифицировался и мог бы рассчитывать уже на большее...

- Твои карьерные планы просто великолепны, - сквозь зубы прошипела Люси, пытаясь хотя бы отодвинуться от края пропасти. - Но сейчас-то что делать?

- Даже и не знаю, - сказал ангел. - До взрыва осталась секунда. Разве что я перенёс бы тебя непосредственно к носителю мозга Гитлера, снабдил бы оружием, ну и так далее. Но это, к сожалению, невозможно: такой уровень вмешательства в материальный план бытия строго запрещён инструкциями. Правда, сейчас речь идёт о жизни и смерти всего нашего мира, так что, если ты проявишь ко мне немного доверия и возьмёшь на себя всю ответственность за возможные последствия...

- К чёрту инструкции! - закричала Уисли. - Я согласна спасти этот грёбаный мир. Если только ты вытрешь мне попу. И поменяешь грязные джинсы. И трусики.

По попе Люси прошла радуга.

- Джинсы я могу поменять, но ты должна их купить, - сказал ангел. - Одежда не входит в комплект.

- Сквалыга. Ладно, сними с моей кредитки, - распорядилась Люси. - Всё равно нужно менять гардероб.

- На что именно? - спросил Арам Цам-Цам. - Я бы предложил кое-что из последней коллекции Донны Каран. Одежда этой марки - идеальный баланс комфорта и роскоши, практичности и желанности. Джинсовая коллекция DKNY - отличный выбор для спасения мира. Это не только одежда, это образ! - а также очки, обувь, аксессуары и парфюмерия. Для отделки использованы кристаллы Сваровски. На всё - двадцатипроцентная сезонная скидка плюс ещё десять процентов за экстраординарные обстоятельства. В качестве эксклюзивного бонуса могу предложить парфюм Delicious Night. Он тебе понадобится: работёнка предстоит не только грязная, но и вонючая.

- Ладно, беру. И какой-нибудь огнестрел, - попросила детектив, ощущая, как её стройные бёдра обтягивает тонкая и прочная джинсовая ткань. - Насколько я понимаю, этот ваш Гитлер - живучая сволочь, и мне понадобится что-нибудь надёжное.

- Я дам тебе ручной автоматический гранатомёт, - пообещал ангел. - Извини, марку назвать не могу: производитель так и не проплатил мне услуги по продакт-плейсменту. Но оружие хорошее, годное. Я гарантирую это.

- В таком случае я готова, Арам Цам-Цам, - сказала Уисли.

Она, наконец, подняла глаза к тому, что здесь было небом - и исчезла в нём.

ГЛАВА 41

 

Биси не успела убежать далеко: из ресторанчика раздался крик, исполненный ужаса и боли. Бедная девочка с перепугу выронила сосиску.

Тем не менее, она немножечко подумала. Кричал, судя по всему, доктор. Видимо, с ним случилось что-то плохое. Значит, нужно бежать. Вопрос лишь в том, бежать к нему или от него.

С одной стороны, девочка была ответственной и понимала, что людям надо доверять. С другой - доктор Джихад всё-таки был странноватым человеком даже для маньяка. С третьей - крик был такой жуткий, что, если он повторится хотя бы пару раз, у неё может появиться шанс наработать непреодолимый страх перед кричащими мужчинами, а это вполне достойный комплекс, с которым не стыдно ходить в школу.

Последнее соображение перевесило все остальные. Бисальбуминия со всех ног понеслась обратно.

Она успела вовремя. На полу валялся доктор Джихад и, стеная, держался за живот.

Рядом с ним прямо из воздуха возникла женщина, окружённая радужным сиянием. В правой руке она сжимала ручной автоматический гранатомёт, левой - подтягивала розовые джинсы с чрезвычайно заниженной талией, украшенные стразиками.

- Где этот сукин сын? - зарычала она, подобно тигрице, защищающей своих детёнышей.

Биси немного подумала и сопоставила факты.

- Наверное, мэм, - вежливо сказала она, - вам нужен вон тот тип, - она показала на доктора Джихада. - Но вообще-то он ни в чём не виноват. У него там внутри...

- Знаю, Гитлер, - прошипела женщина подобно гремучей змее.

В этот момент доктор Гейдар Джихад снова закричал - в этом жутком зверином вое уже не было ничего человеческого - и сорвал с себя брюки.

- Дерьмо? - женщина, казалось, не поверила своим глазам.

Девочка всмотрелась в то, что вывалилось из штанов доктора.

- Дерьмо, мэм, - подтвердила она.

Куча зашевелилась - как будто внутри что-то ворочалось, пытаясь выбраться на свет. Из коричневой массы брызнула красно-бурая жидкость, потом кал раздвинулся и на Люси уставился сизо-багровый глаз.

Дерьмо смотрело на Люси в упор. Смотрело оно как-то недовольно, свирепо и в то же время грустно и с недоумением.

- Was glotzest du? - поинтересовалась Люси, вспомнив кое-что из любимых выражений своего дядюшки-раввина. - Ну ты и урод, приятель! - добавила она, поднимая ручной гранатомёт и прицеливаясь.

- Scheisse, - сказало дерьмо. - Ненавижу такие дни. Убери пушку, и мы потолкуем. Я могу быть полезен...

- Нам не о чем с тобой толковать, антисемит хренов, - сказала Люси, вложив в эти простые слова всю пережитую боль, весь ужас последних дней.

- Посмотрим, - заявило дерьмо, и у женщины скрутило живот - но уже не так сильно, как раньше. Она могла это пережить.

- И это всё, на что ты способен? В таком случае - катись в адик, Адик, - с этими словами Люси, подняла руку с автоматическим гранатомётом и всадила в дерьмо короткую, но убедительную очередь из четырнадцати выстрелов.

Извивающиеся клочья мозговых тканей, перемешанные с фекалиями, брызнули во все стороны. Они забрызгали бы все стены - но вспыхнувшее радужное сияние обратило их в невесомый пепел.

- Мы сделали это! - закричала Уисли вне себя от счастья.

- Вау, круто, - простонал с пола доктор Джихад. - Может быть, вы поможете мне подняться? И ещё: мне нужен туалет и душ. Или хотя бы умывальник. Есть здесь где-нибудь умывальник?

ГЛАВА 42

 

То, что совсем недавно было Владимирильичом Лермонтовым, несгибаемым воином Хаоса, лежало на каталке, упакованное в пластиковый мешок. Врач привычным движением застегнул молнию, укрыв труп от посторонних глаз.

- Доктор, - окликнул Бэксайд, - что вы скажете о причине смерти?

Врач скептически посмотрел на молодого полицейского.

- Самый обычный кардиальный гипертонический криз и сопутствующий инфаркт миокарда. Типичные симптомы, - наконец, сказал он. - Всему причиной больное сердце. Этому парню были категорически противопоказаны любые физические нагрузки, а он зачем-то стал подтягиваться. Чем себя и добил. А тебе-то какое дело, приятель? Он что, твой родственник?

- Я полицейский, - сказал Рой. - Этот тип мог быть свидетелем... Впрочем, уже неважно. Всё кончено.

Рой и в самом деле чувствовал нечто странное. Он откуда-то знал, что выполнил своё предназначение - но не мог понять, что же именно он совершил и как.

Бэксайд посмотрел на зеркало. Блестящая амальгама потускнела, стекло крест-накрест перечёркивали две кривые трещины, напоминающие какой-то знак.

"Зеркало отработало своё" - понял Рой. - "Оно больше не нужно".

Он вздохнул и поплёлся к выходу. Откуда-то он знал, куда нужно идти.

ГЛАВА 43

 

Серафима Найберн расчёсывала шерсть игрушечной кошки. У неё в доме не было животных, так как у Серафимы была аллергия на мочу, кал, шерсть, слюну, обрезки ногтей и дыхание домашних животных. Но её маленькое храброе сердце было исполнено любви и доверия ко всему живому, даже если оно было сделано из полимерных волокон.

В последнее время, после исчезновения Биси, Серафима много думала о том, чтобы завести ручную улитку - если только у неё не обнаружится аллергии на слизняков.

Она как раз отложила в сторону кошку и собиралась приняться за пластиковую обезьянку, когда её тело пронизало нечто вроде невидимой молнии, а голову окружило радужное сияние.

Кто-то пришёл за ней. Кто-то, кого она ждала всю жизнь.

- Здравствуй, - прошелестело у неё в голове. - Тут кое-что произошло. В общем, раз такое дело, я решил извиниться и кое-что сделать для тебя. Видишь ли... я отец твоей дочери.

Серафима сжалась внутри: ужасные воспоминания обожгли её мужественную, терпеливую душу, подобно огненному шторму.

- Нет, это не то, что ты думаешь, - быстро проговорил незнакомый голос. - Я не из тех маньяков. У тебя аллергия на сперму, ты не могла бы зачать от мужчины. Ты настоящий ангел, Серафима, и ты зачала от ангела: ведь ты была этого достойна. Увы, твоя дочь унаследовала фрагменты моего генетического кода, который сделал её не такой, как все. Из-за этого она подверглась огромной опасности. Но ответственность и доверие победили, и вы скоро будете вместе.

- Я не верю, - прошептала Серафима. - Это слишком хорошо. Так не бывает.

- В этом и состоит твоя проблема, - наставительно сообщил голос. - Ты веришь в хорошее, но не до конца. Именно поэтому ты не различаешь цветов. Твой дальтонизм имеет не физиологическую, а невротическую природу. В глубине души ты не хочешь различать цвета, потому что не можешь принять этот прекрасный мир во всём его грозном великолепии. Ты ограничиваешь себя клеткой невротического страха перед реальностью. Дальтонизм - это крепость, в котором укрывается твоё расколотое, одержимое страхами и комплексами "я", не желающее принять действительность как она есть, во всей её безграничной толерантности. Я могу разрушить эту крепость, актуализировать твою самость. Но это вызовет потрясение, которое перевернёт в тебе всё. Твой мир изменится, та уютная раковина, в которой ты пряталась от жизни, разобьётся вдребезги. Из гусеницы ты станешь бабочкой. Возможно, тебя ждёт тяжелейший кризис идентичности. Готова ли ты к этому, хватит ли у тебя душевных сил на преображение?

- Да, тысячу раз да! - выдохнуло маленькое храброе сердце художницы, открываясь, как расцветающая тубероза, тому новому, что ждало впереди.

- Да будет так. Я дарую тебе полноценное цветное зрение, Серафима Найберн, - торжественно сказал ангел, - и в качестве бонуса избавляю от аллергии на кошек, цветы, мясную и молочную пищу, арт-критику и алкогольные напитки!

Ослепительная вспышка чистого света озарила всё вокруг. На какое-то мгновение Серафима увидела мир как луч доверия, поток ответственности, безграничный океан счастья и доброты.

Колёса инвалидной коляски подломились, и тело женщины сползло на пол.

 

ГЛАВА 44

 

- И всё-таки, - сказала Люси, - мне не всё ясно.

Они сидели за двумя сдвинутыми столиками, заставленными едой. Пережитые потрясения разбудили у членов команды зверский аппетит. Испуганный хозяин заведения едва успевал подавать новые блюда.

В помещении пахло дерьмом, палёными мозгами, ароматом Delicious Night от Донны Каран и соусом "Тысяча островов". Это создавало неповторимую атмосферу доверия, которую ощущали все участники импровизированного ужина.

- Что неясно-то? - спросил Рой, отвлекаясь от чапли-кебаба.

- Ну например, - сказала Уисли, откладывая в сторону недоеденную ножку цыплёнка с карри, - зачем понадобилось убивать Киссу Кукис?

- Гитлер хотел повесить её смерть на тебя, - прочавкал доктор Джихад. Рот у него был набит тестом и ветчиной: освободившись от терзавшего его чревомозга, он навёрстывал упущенное за долгие годы, уплетая огромную пиццу. Рядом стоял пятилитровой баллон с кака-калой и бутылка виски "Четыре розы", к которой он уже успел приложиться. - Он приказал Лермонтову устроить так, чтобы она погибла, и подбросить улику. Кстати подвернулся этот ключ. На нём были твои отпечатки.

- Наверное, - предположила Биси, - он догадывался, что именно вы его убьёте, мэм.

- Кажется, - задумчиво сказал Рой, потирая лоб, - Гитлера убил я. Вот этим. Но чёрт меня подери, если я знаю, как я это сделал и почему.

Он извлёк из кармана потускневшее зеркало с кривыми трещинами.

- Интересная вещица, - сказал доктор Джихад. - Кажется, я понимаю... Зеркало отразило луч поноса, испущенный чревомозгом. Луч ударил мне в живот и вызвал отторжение пересаженных тканей. Я просрался Гитлером, а вы его добили. Кстати, откуда у тебя эта вещичка?

- Мне его дала... дала... - Рой потёр лоб. - Не помню кто. Но кто-то очень хороший, - неуверенно сказал он.

- Кстати о хороших, - доктор Джихад озабоченно почесал переносицу. - Что это была за радужная фигня?

- А, это ангел, его зовут Арам Цам-Цам.- ответила Уисли. - Он родился в Лос-Ужосе, когда вы с Гитлером взорвали... ну, скажем так, спермоядерную бомбу.

- Да, там что-то такое было. И где он теперь?

- Улетел, но обещал вернуться, - сказала Люси, накладывая себе горкой салат.

- И то верно, - вздохнул доктор. - Да куда он денется? Меня больше интересует, куда делись все посетители. Кажется, мы их напугали.

- Боюсь, - вздохнул Рой, дожёвывая последний кусок кебаба, - они сейчас названивают в полицию. Мы тут хорошо пошумели.

Подтверждая его слова, с улицы донёсся унылый вой полицейской сирены.

- Сейчас нас будут арестовывать, заковывать в наручники, зачитывать "миранду" и так далее, - зевнул Бэксайд. - Ну, мы-то с Люси полицейские, нас быстро отпустят, а вот вам, ребята - он покосился на Биси и доктора Джихада, - предстоит пройти через все круги ада. Конечно, мы постараемся дать показания, чтобы вас поскорей отпустили. Девочку надо отвезти к маме и всё такое.

- Дерьмо, - сказала Биси, недовольно тряхнув изумрудной гривкой волос. - Ненавижу такие дни.

ГЛАВА 45

 

- Нет, - сказала Серафима Найберн, разлядывая Биси. - Это не моя дочь.

- Подумайте ещё раз, - терпеливо повторила Уисли. - Это ваша дочь, урождённая Бисальбуминиия Найберн.

- Мама, - рассудительно сказала Бисальбуминия, - извини, конечно, но это и вправду я. Если хочешь, я принесу тебе тюбик с любой краской, какую ты назовёшь.

Серафима отшатнулась, схватившись руками за голову. Искалеченная инвалидная коляска возмущённо звякнула.

- Нет, нет, - шептала она, - это невозможно... Черты лица очень похожи, и она говорит, как Биси, но это не Биси! Посмотрите, вот моя дочь, вот её портрет, я сама его рисовала...

Она подняла взгляд на картину над дверью - где в окружении волшебных цветов и радуг играла на лугу светловолосая голубоглазая девочка - и горько зарыдала.

- Неужели, - не поверила Люси, - вы не знали, какого цвета глаза и волосы у вашей дочери? Ах да, - вспомнила она, - дальтонизм. Но как же сейчас?..

- Я была дальтоником, - Найберн обиженно поджала губы, - но это в прошлом. Теперь я вижу Божий мир таким, каким он был создан. Вы же не хотите сказать, что моя дочь - зеленоволосая? И что один глаз у неё карминово-красный, а другой оранжевый с просинью? И эти конопушки цвета маренго! Какое отвратительное сочетание цветов! Меня тошнит от одного её вида!

- Увы, это правда, - развела руками Люси. - Ваша дочь - мутант, существо с изуродованными генами. Поскольку вы не различали цветов, вы принимали её за голубоглазую блондинку. В школе она не отличалась от других девочек, потому что они раскрашивают себя ещё и похлеще того. Но, в отличии от них, она такая на самом деле. Теперь, когда вы это знаете, вы, вероятно, возненавидите своего ребёнка, что вызовет у вас обеих непреодолимое отчуждение, комплекс неполноценности, неврозы...

- Неврозы? - глазки Биси недоверчиво раскрылись. - Настоящие всамделишные неврозы?

- Истерические припадки на почве отвергнутости, системный кризис идентичности... - продолжала Уисли, пытаясь подготовить мать и дочь к неизбежному будущему.

- Неужели правда? - девочка потянулась к Люси. - И ко мне перед уроком будут подходить психологи? И я буду пить "Прозак" и всякие хорошие таблетки? А эта задавака Мэри-Сью умрёт от зависти...

- Ты будешь пить успокоительное литрами, - многообещающе подмигнула Люси. - А если твои комплексы и неврозы будут хорошо развиваться, с тобой будет работать настоящий психоаналитик... - она чуть запнулась, вспомнив Киссу, которая ей так помогала, и которая умерла из-за неё.

- Боюсь, что пить успокоительное придётся мне, - вздохнула Серафима. - Мне будет трудно привыкнуть к тому, что у меня такая дочь. Мне будет очень трудно её полюбить заново и принять такой, какая она есть.

- О Боже! - прошептала маленькая Бисальбуминия, не веря своему счастью. - Кажется, у меня полным-полно проблем!

ЭПИЛОГ

 

Иеремия Амадей Каин Буллшитман достал сигариллу и попробовал её на зуб. Сигарилла была мягкой и отдавала мёдом и мятой. Это ему понравилось, и он откусил верхушку. Табачный лист приятно холодил язык.

- Недурно, - сказал он, рассматривая картину. - У этой Найберн есть стиль. Кстати, - добавил он, обсасывая свеженадкушенную верхушку, - твоё дело закрыто. И дело доктора Джихада тоже. Всё забрали под себя ребята из ФБР. И засекретили. Похоже, - добавил он, - там что-то такое, во что нам лучше не соваться. В общем, завтра заедешь в офис, подпишешь документы.

- Я знала, что этим кончится, - сказала Уисли.

Она затащила шефа на новую выставку знаменитой художницы совсем не для того, чтобы говорить с ним о делах. Просто ей хотелось показать этому грузному, грубоватому человеку другую часть вселенной: мир искусства, высокого и чистого, подобно ослепительной горной вершине.

- Do sviazy! - раздалось над ухом.

Детектив Уисли обернулась и увидела доктора Гейдара Джихада, протягивающего руку.

Она пожала твёрдые пальцы, механически отметив про себя, что доктор начал поправляться: видимо, сказывалось усиленное питание, которым он стал злоупотреблять после избавления от чревомозга, контролировавшего его жизнь.

- Очень хорошо, что вы здесь, - сказал доктор, возбуждённо блестя глазами. - Я, собственно, хотел попрощаться.

- Вы уезжаете? - с печалью в голосе сказала Уисли. Несмотря на то, что доктор убил её папу-маму и Киссу Кукис, она испытывала к нему безотчётную симпатию: он чем-то напоминал ей отца в те ранние годы, когда он был не таким ответственным. Она искренне обрадовалась, когда с доктора сняли обвинения. К сожалению, они редко виделись: в последнее время у профессора завелись какие-то дела со спецслужбами.

- Да, уезжаю. Вот решил зайти. Не ожидал, что увижу вас всех сразу. Кстати, - обратил он внимание на картину, - интересное колористическое решение. Как называется это полотно?

- Это из католического цикла, - блеснула знаниями Уисли. - Кажется, "Мученичество святой Боэдромии".

- Грамотно всё нарисовано, - засвидетельствовал Носорог, доедая сигариллу. - Я видел что-то такое года три назад, когда мы искали того парня, Техасского Титькореза. Только он резал вдоль.

- Титьки, - механически поправила своего шефа Люси, - гендерно-шовинистическое слово. Лучше его не произносить.

- Вот новость, - вздохнул Носорог, - опять какие-то изменения. Титьки есть, а слова нету. Похоже, мне уже пора на свалку.

- Как я рада вас видеть, друзья, - зазвенел под потолком чистый голос Серамифы Найберн.

- Ох, - Носорог завертелся на месте, пытаясь найти источник голоса. - Вы где, мэм?

- Это микрофон, они тут везде, - рассмеялась Серафима. - Я еду по коридору. Меня везёт Биси. Я её очень люблю, - добавила она.

Люси вздохнула.

За последние полгода Серафима очень изменилась. Истинная внешность любимой дочери стала тяжёлым ударом по ранимой душе художницы. Пережив четырнадцать тяжелейших кризисов, пройдя через восемь попыток суицида, включая изощрённое самосожжение (Серафима облила себя соусом "Тысяча островов" и подожгла его при помощи увеличительного стекла), она всё-таки нашла в себе силы принять реальность и снова полюбить дочь.

Это радикально изменило её творчество. Отныне она рисовала совсем другие картины - исполненные величия и трагизма. Это были настоящие поэмы в красках. Критики сходили с ума, расточая комплименты. Особенно удачным оказался новый цикл - на религиозные темы. Художница впервые осмелилась изображать людей: пережитый травматический опыт излился в образах невероятной выразительности.

Позвякивающая коляска с художницей показалась в конце коридора. За спиной Серафимы можно было разглядеть изумрудно-зелёную гривку Биси.

Дочь Серафимы пока ещё не смогла стать настоящим невротиком, но уже наработала целых два комплекса: она глубоко переживала по поводу цвета правого и левого глаза по отдельности. Теперь каждый день перед уроками к ней подходили сразу два психолога, по одному на каждый глаз, и кормили её разнообразными стимуляторами и антидепрессантами, вкусными и полезными. К тому же её школьные подруги, и даже задавака Мэри-Сью, узнав, что она - не просто крашеная кукла, а самый настоящий радиоактивный мутант, прониклись завистливым восхищением. Популярность была приятна само по себе и к тому же помогала развитию невроза лидерства. Биси была на седьмом небе от счастья, но не почивала на лаврах, а продолжала работать над собой: девочка дала себе зарок, что к выпускному балу она приобретёт хотя бы один настоящий, полноценный невроз, а может быть, и психоз.

Радости добавляло и очередное повышение цен на плутоний. Американское правительство любезно согласилось скупать её плохие какашки для нужд атомной энергетики. Биси надеялась, что к совершеннолетию на её счету скопится сумма, достаточная для оплаты услуг самого лучшего психоаналитика Нью-Йорка.

Коляска Серафимы остановилась неподалёку от Иеремии, Люси и Гейдара Джихада.

- А вот и вы, - тень улыбки озарила счастливое лицо художницы, - я ужасно по вам соскучилась. Вы - настоящий ценитель искусства, профессор, я только теперь оценила ваши рецензии по достоинству.

- Кстати, - несколько смущённо сказал профессор Джихад, - я тут недавно разбирал старые бумаги. И нашёл черновик статьи про ваше творчество. Сами понимаете, писал он. Я собирался публиковать его в "Артс Америкэн", если вдруг Биси начнёт капризничать. Ну, чтобы... сами понимаете.

- Чтобы меня морально уничтожить? - уточнила Серафима. - Увы, я этого заслуживала. Во-первых, я была внутренне нетолерантна к критике. И, во-вторых, мои картины никуда не годились. Кстати, я посмотрела бы. Рецензия Гитлера - это в любом случае интересно.

- К сожалению, я бросил рукопись в огонь, - развёл руками профессор. - Я покидаю арт-критику. Без Гитлера в животе мне трудно быть настолько безжалостным, насколько этого требует профессия. Медицина мне тоже надоела. В общем, я теперь сотрудник ФБР. Буду работать в Гуантанамо. Завтра сажусь в самолёт - и прости-прощай, Нью-Йорк!

- Интересная работа? - вежливо спросила Люси.

- Ну как сказать, - доктор на секунду задумался, - я буду помогать людям говорить правду и проявлять доверие к американскому правительству. Будут востребованы мои навыки критика, хирурга и психолога. И у меня получается! Недавно я беседовал с одним неразговорчивым типом, неким Чехом Словаком. Помог ему минуты за две. Добрым словом и калёным железом можно достичь гораздо большего, чем просто добрым словом.

- Рада за вас, - искренне сказала Серафима. - Мы, художники, тоже помогаем людям осознать правду. Кстати, не хотите ли посмотреть мою новую картину? Я закончила её вчера ночью, сегодня её привезли. Она в соседнем зале.

Через несколько минут вся компания стояла перед огромным полотном.

Новое зрение художницы просветлило её стиль. Цвета стали уверенными и спокойными: солнце на картине было воистину золотым, каждая травинка - изумрудно-зелёной, капли дождя - серебристыми, кровь красной, кости - белыми, а отсечённые части тел - сизыми и багровыми.

- Это "Кастрация святого Бонифация", - представила полотно Серафима. - Я считаю её своей лучшей работой... на сегодняшний день, - последнее она сказала со сдержанной гордостью уверенного в себе мастера.

- Весьма любопытно, - раздался низкий мужской голос позади.

Уисли недовольно обернулась и увидела высокого тощего мужчину с седой головой, восседавшего на инвалидной коляске. Заметив её, он подъехал поближе, и стало видно, что у него нет правого уха, а вместо левой руки - изящный титановый протез. Из шеи торчала какая-то трубка, под пиджаком виднелись тонкие провода электростимулятора, подобранные под цвет сорочки.

- Простите назойливого старика, - церемонно сказал он, - но меня заинтересовало это полотно. Мне оно напомнило Вьетнам. Там в плену со мной проделали нечто подобное... Меня зовут Маккляйн, Джордж Маккляйн. Полковник Маккляйн, если совсем официально.

- Серафима, - представилась Найберн, разворачивая коляску. - Я нарисовала эту картину. Вы воевали во Вьетнаме, полковник?

- Ну не то чтобы воевал, - смутился Маккляйн, - я был тогда зелёным мальчишкой. По-настоящему я воевал в Гондурасе. Вот посмотрите, - он ловким движением извлёк из правой глазницы глаз, оказавшийся стеклянным, - это мне презентовал лично команданте Вильялобос в качестве извинения. Команданте несколько погорячился, когда допрашивал меня в полевых условиях, зато оставил на память красивый сувенир. Если бы это было уместно, - галантно склонил он голову, - я подарил бы вам его на память: я поклонник вашего творчества.

- О, что вы, не стоит, - проворковала Серафима, ловко разворачивая коляску. - Мои картины очень далеки от совершенства.

Старик смутился ещё больше.

- Я старый солдат, - пробормотал он, - я не знаю тонкостей искусства. Но я в восторге. И в отставке, - добавил он. - Печень, знаете ли, пошаливает, гемоглобин плохой, так что пришлось уйти со службы подобру-поздорову. Вот и трачу время на музеи. Люблю красоту. Хотя вон та вытянутая кишка у вас как-то очень провисает, - придрался он к второстепенной детали.

- Это потому, что она полная, видите вздутие? - Серафима нажала на кнопку, придвигая свою коляску ближе к стариковской. - Пустая была бы натянута сильнее. Я читала специальную литературу на эти темы. Но вы-то всё это видели в жизни? Как я вам завидую...

- Может быть, - набрался смелости старик, - мы продолжим в другом месте? Тут поблизости есть неплохое заведеньице с удобным пандусом для инвалидов... То есть, конечно, если вы не против и у вас есть время на старика...

- Я не против, - чуть кокетливо наклонила голову Найберн. - Совсем даже не против. Мне с вами хорошо и уютно... как будто мы давно знакомы.

- И у меня такое чувство, - признался старик. - Уж простите нас, молодые леди и джентльмены, - он неожиданно молодо и дерзко сверкнул зубной керамикой.

Полковник и художница поехали по коридору. Инвалидные коляски тёрлись друг о друга, как кошки, их моторы нежно мурлыкали.

Маленькая Биси мечтательно вздохнула: похоже, у неё скоро будет отец. Может быть, у неё разовьётся эдипов комплекс? Правда, эдипов компекс бывает только у мальчиков. Ну что ж: значит, она будет первой в мире девочкой с эдиповым комплексом. Она станет знаменитой и все будут ей восхищаться...

У Люси в сумочке зазвенел мобильный.

- Это ты? - спросила она с неудовольствием. - Извини, я в музее... Что? Поздравляю! Ну конечно же приду! Да, согласна! Прости, занята, перезвоню позже, всё обсудим, - торопливо сказала она и нажала на отбой.

- Рой Бэксайд звонил, - сказала она, запихивая телефон в сумочку. - Приглашал на свадьбу. Он выходит замуж за Обадью Смита. Ну того самого, которому недавно дали сержанта. Представь, даже это его не остановило! Предложил мне стать подружкой. Обязательно надену леопардовые колготки. И мини-юбку. Он это оценит.

- Послушай моего совета, не пренебрегай традициями, надень нормальное платье, - заворчал Буллшитман.

- Обойдусь, - легкомысленно заявила Уисли. - В конце концов, мы живём в двадцать первом веке!

- Все эти экстравагантности - не от большого ума, - затянул своё Носорог, настроенный консервативно. - Всё придумывают что-то новое, а зачем? Тут недавно по телеку показывали какую-то свадьбу в бассейне...

- А, - вспомнила Люси, - так это Ролли Стаун, кинозвезда. Снова вышла замуж. За дельфина.

- Опять молодого подцепила, - буркнул Буллшитман, не одобрявший Ролли и её образ жизни. - Надеюсь, парню уже есть семнадцать.

Люси попыталась запихнуть телефон в сумочку, но тот внезапно озарился радужным сиянием, а вместо звонка в воздухе повисли небесного звучания аккорды арф и клавикордов.

Девушка благоговейно приложила телефон к уху, немножко помолчала. Потом вздохнула и нежно поцеловала трубку.

- Мой ангел, Арам Цам-Цам, - объяснила она. - Он вообще-то предпочитает телепатию, но сначала всегда набирает номер. Очень мило с его стороны.

- Как у него дела? - поинтересовался доктор Джихад.

- Он закончил курсы любви и доверия, - сказала Уисли, - и скоро получит сертификат соответствия. Его забирает к себе на стажировку некая высшая сущность, очень и очень уважаемая... Похоже, у него всё хорошо.

- Слишком хорошо, - мудро заметил доктор, - тоже нехорошо. Это значит, что вот-вот случится какое-нибудь дерьмо.

Телефон Люси зазвонил снова. После райской музыки обычный звонок показался каким-то особенно резким и тревожным.

- Да что ж это такое! - сдвинул густые брови Буллшитман. - Они оставят тебя в покое или нет?

- Номер не определяется, - встревожилась Люси. - Что-то тут не так.

- Да ладно, какой-нибудь псих, - махнул рукой доктор, но в голосе его прозвучала озабоченность.

Телефон продолжал извергать трели, зловеще вибрируя.

РЕКЛАМА

 

Сенсация на книжном рынке! Новейшая книга Дивена Стринга! Шокирующее и доставляющее продолжение "Атомных Ангелов"!

...Из нищей антисемитской тоталитарной России в толерантно процветающие Соединённые Штаты эмигрирует доктор Шарек, праправнук безумного красного профессора Павлова. Его цель - продать выкраденную из сверхсекретного института страшную реликвию: гипофиз Иосифа Сталина, концентрирующий в себе дьявольскую харизму власти.

КГБ бдит: вывезти биологический материал из России почти невозможно. Доктор решается на пересадку гипофиза себе в ягодицу.

И вот доктор Шарек в Нью-Йорке - и в первый же день попадает в загадочную автокатастрофу, искалечившую его тело, зато познакомившую с детективом Люси Уисли, расследующей его случай. В ходе расследования выясняется, что за гипофизом Сталина охотится скандально известный сенатор, связанный с русско-китайской мафией, расист и шовинист, тайный враг свободы и демократии...

Кто оторвал доктору половину жопы? Зачем знаменитый математик с польской фамилией удочерил клонированную овцу? Почему из продаж исчезло животное масло? Может ли мёртвый афроамериканец стать президентом Национальной Баскетбольной Ассоциации и как победить гомофобию при помощи титанового лома?

На эти и другие вопросы Дивен Стринг даст ответы, которые потрясут ваше воображение.

Вы снова встретитесь с несгибаемой Люси Уисли, её шефом Иеремией Буллшитманом, прекрасной Бисальбуминией и её матерью, мужественным Арам Цам-Цамом и другими героями "Атомных Ангелов". Им предстоят тяжёлые испытания, но их руки и сердца, исполненные доверия и ответственности, снова спасут Америку. В этом им помогут силы земные, небесные и даже подземные.

Читайте продолжение "Атомных Ангелов" - "Ядерные Демоны"!

Послесловие переводчика

Как известно, русский язык катастрофически беден в сравнении с современным американским, особенно в сфере креативной амплификации, которой так богаты тексты Стринга. Я попытался передать полифоническое звучание оригинала заведомо негодными средствами, за что прошу прощения у взыскательных читателей. Таковым я могу - с полным на то основанием - рекомандовать одно: читать Стринга в оригинале. В переводе, даже хорошем, теряется та стилистическая изощрённость, которая вызывает восхищение у поклонников этого великого мастера слова.

Очень трудно было передать богатство языковой игры и незнакомых нам реалий. Увы, в нашем языке отсутствуют не только слова, но даже представления, связанные с повседневной жизнью современной Америки. Из-за этого пришлось идти на серьёзные искажения оригинала.

Тем не менее, некоторые переводческие решения заслуживают если не оправдания, то хотя бы объяснения.

ФРАГМЕНТЫ ТЕКСТА

- Dummkopf! Rotznase! - рявкнул голос.

Эти и другие немецкие ругательства, употребляемые Гитлером, оставлены без перевода. Смысл, который они несут - гомофобия, нетолерантность, отрицание любви и ответственности.

Люси не могла носить колготки.

В оригинале Люси не могла носить трусики (panties), а не колготки. Изменение понадобились, чтобы передать каламбурную оговорку.

В госпитале святого Мартина у Роя жила сестра, страдающая ретроамнезией после неудачной попытки вагинальной лоботомии, сделанной гинекологом-извращенцем, испытывавшим преступное влечение к женским мозгам... Увы, преступного гинеколога, помещённого в психиатрическую лечебницу, залюбил до смерти санитар-гермотрансвестит, бывший сержант, испытывающий сложные чувства к гинекологам.

Эти несколько строк - подходящий повод для того, чтобы продемонстрировать трудности, возникающие при попытках перевода на русский текста Стринга.

Так, термин "гермотрансвестит" является слабой попыткой передать реалии развитой гендерной культуры. Речь идёт о транссексуале, подвергшемуся хирургической операции по смене пол и гормонотерапии (post-op), но при этом не вполне отказавшемся от своей прежней идентичности, в частности, практикующим переодевание в одежду своего прежнего пола. Таким образом, сержант (точнее, детектив - см. ниже), залюбивший до смерти маньяка, был мужчиной, хирургически превращённым в женщину, но носящей мужскую одежду и выдающей себя за мужчину. Обычная американская история - увы, пока невозможная в нашей стране.

Расплывчатое выражение "залюбить до смерти", в свою очередь - слабая попытка указать на неизвестную у нас экстремально-криминальную психосоматическую практику, направленную на физиологическое провоцирование кризиса идентичности. Эта практика в своей аутентичной форме в России недоступна, за неимением у русскоязычного населения выраженной и осознанной идентичности. Ближайшим подобием таковой является использование раскалённого титанового лома, применявшегося в России в девяностые годы двадцатого века как инструмент экстренной приватизации или взыскания по долговым обязательствам.

Расплывчатым выражением "сложные чувства" я пытался передать непереводимое американское понятие "fuckingshitting".

Что касается вагинальной лоботомии, я не смогу раскрыть эту тему сколько-нибудь полно за недостатком места, а также медико-психологического и культурно-толерастического образования читателей.

 

С тех пор Рой страдал фобиями по отношению гермотрансвеститам и сержантам.

Снова проблемы перевода, связанные с американскими реалиями. Рой Бексайд испытывал трудности в отношениях с детективами, то есть своими коллегами. В американской полиции детектив - звание более низкое, чем сержант, но выше офицера (впрочем, по статусу они равны, но детективом быть несколько престижнее). В свою очередь, Люси не детектив, а офицер. Изменения понадобились, поскольку слово "офицер" у русскоязычного читателя практически не ассоциируется с работой органов правопорядка.

Тень улыбки пробежала по его бледному лицу...

Абсолютно непереводимое на русский язык словосочетание "N. smiled" везде передаётся принятым в русскоязычной переводческой традиции выражением "тень улыбки пробежала по бледному лицу N".

 

...отец Люси попыталась задушить дочку своими колготками...

Гендерная принадлежность отца-матери Люси маркируется в тексте сложным и необычным образом. Вместо обычных he/she (он/она) и his/her (его/её) используются американские гендерно-продвинутые конструкции s-he (можно перевести как "он/а"), hisr (что-то вроде "егоеё") и так далее.

Чтобы хотя бы отчасти сохранить это языковое богатство, я постарался передать это при помощи демонстративного рассогласования родов личных местоимений и глаголов: "он помнила", "он почувствовала" и так далее. Это не самое удачное решение, но я не нашёл лучшего.

Она могла есть только обезжиренные салатные листья и пила лишь дистиллированную кака-калу-лайт.

Я перевёл встречающиеся в романе шуточные искажения названия безалкогольного напитка "кока-кола", которое связывается автором со словом cock, словосочетанием "кака-кала". Смещение акцента шутки с генитального на фекальный больше соответствует традициям русской культуры с её выраженной германоцентричностью.

... попросил Серафиму, чтобы девочку назвали Бисальбуминией, в память о первой строчке диагноза его покойной супруги.

Бисальбуминия - заболевание крови. В сыворотке крови имеются две альбуминовые фракции с различной электрофоретической подвижностью - альбумин А и альбумин В.

Бисальбуминемия обычно считается наследственным заболеванием, однако существует и преходящая бисальбуминемия, связывавшаяся раннее с передозировкой пенициллина.

Статистически значимая зависимость между появлением в крови B-компонента альбумина и употреблением холестириносодержащей еды на свадьбах относительно недавно установлена британскими учёными.

"Раненый беляк покатился кубарем по гладкой и сухой траве, подпрыгнул кверху и жалобно закричал в зубах рассовавшегося пса..."

Цит. по изданию: И. С. Тургенев. Полное собрание сочинений и писем в тридцати томах. Т. 3. М.: "Наука", 1979.

...когда гороховые стручки созреют, специальная машина с железными зубьями - очень, очень острыми - едет мимо грядок и...

Лермонтов лжёт: зубья комбайна для уборки зелёного горошка никогда не делаются острыми, чтобы не повреждать стеблей.

Эта незначительная деталь как бы напоминает читателю, что любая тоталитарная идеология основана на лжи. Как сказал великий писатель-гуманист Эрнест Хемингуэй, "фашизм - это ложь, изрекаемая бандитами".

...остатки аденозинтрифосфата.

Аденозинтрифосфат (сокр. АТФ, англ. АТР) — нуклеотид, играет исключительно важную роль в обмене энергии и веществ в организмах; в первую очередь соединение известно как универсальный источник энергии для всех биохимических процессов, протекающих в живых системах. АТФ был открыт в 1929 году Карлом Ломанном, а в 1941 году Фриц Липман показал, что АТФ является основным переносчиком энергии в клетке.

- Was glotzest du? - поинтересовалась Люси, вспомнив кое-что из любимых выражений своего дядюшки-раввина.

Пожалуй, единственное место в книге, где Дивен Стринг проявляет дискурсивную безответственность. Ребе Шлёмиль, как высококультурная личность с доброкачественными генами, не может употреблять выражения типа "чё пыришься".

Сокращения в тексте.

Посвящение, в оригинале составляющее 14 страниц, сокращено до первой и последней строчки, также из текста полностью исключён раздел "Благодарности", занимавший, по американской традиции, последнюю треть книги.

Это сделано по просьбе автора, которому уже после выхода книги стало известно, что один из упомянутых в посвящении людей (некий Рэнди Марш, житель Соут-Парка) был замечен в расистских и ксенофобских высказываниях в адрес афроамериканцев. Мистер Стринг, известный своим абсолютным неприятием расизма и ксенофобии, обратился ко всем издателям с просьбой не воспроизводить посвящение и благодарности, пока его юристы не проверят всех упомянутых там людей на предмет их полной политкорректности. Разумеется, мы в точности исполнили пожелание автора, оставив только те имена, относительно политкорректности которых нет никаких сомнений.

Михаил Харитонов, 23 декабря 2009 года

 

вернуться на главную страницу   гостевая бука: оставьте своё веское слово!