Stolica.ru
Реклама в Интернет

МИХАИЛ ХАРИТОНОВ

ВОЗЬМИ ЧЕЛОВЕЧКА


Посвящается Альфреду Коху

 

- Да, Виталий Аркадьевич, именно что к вам. По известному вам дельцу, ага? Вижу-вижу, что сообразили. Позвольте, я присяду... Мальчику своему скажите, чтобы он за подмышку не хватался. Ой, какой милый у него пистолетик, чёрный такой, плоский… а на нём ещё какая-то штучка, наверное, глушитель, да? А как он называется, интересно? Ой, я в оружии совсем не разбираюсь. Совсем-совсем не разбираюсь. Не люблю, когда кровь, знаете ли. Да вообще-то - кто ж её, проклятую, любит? Изверги какие-нибудь разве что. Вот вы - кровь любите? Нет, нет, вы мне честно, как на духу - любите? Вот так вот, прямо: смотреть, смаковать... То-то же. Я всегда говорил: Виталий Аркадьевич - человек небезнадёжный. Грешный, да. Но небезнадёжный. С ним поговорить надо по-людски, он ведь всё поймёт, если к нему по-человечески-то... Ну не сразу, может быть, поймёт, потому что всё-таки, конечно, грешный, да? Вот вы сами же и признаёте, что грешны. Значит, есть же в вас что-то, и вы это чувствуете, ну не всегда, может быть, но чувствуете, правда же?

Меня шмальнуть? Это на вашем языке значит подстрелить? Вот так прямо взять и подстрелить? Хе-хе-хе. Ну попробуйте. Только, ради бога, не здесь. Тут народу много, люди испугаются, будет шум, гвалт, а я, знаете ли, не люблю, когда шумно. Знаете, это ж кошмар какой-то, когда все начинают кричать, пугаться. Так уж лучше не надо.

Я очень извиняюсь, но, с вашего позволения, я тоже закажу что-нибудь. Вы так вкусно кушали, просто прелесть какая-то. Да вы продолжайте, продолжайте. Я салатик какой-нибудь сейчас закажу, вот тут есть какой-то морской салатик с черепокожими. Черепокожие - это такие всякие рачки, креветочки, вот их мне можно кушать. Нет, мяса мне сейчас никак нельзя. И рыбки тоже нельзя, никак. Что ж вы хотите - Великий Пост, батенька, Великий Пост!

Что? Я, знаете ли, христианин. Православный, то есть. Верую в господа Иисуса Христа и почитаю Святую Церковь. А как же! Русскую Православную Церковь, да. Нашу, Московскую, так сказать, Патриархию. Хотя, в принципе, взгляды у меня на некоторые вещи более широкие, чем у них, может быть, принятно. Но это - тссс! - только между нами.

Что-что? Хе-хе-хе. Ну конечно, тут есть всякие свои сложности, и с символикой, и всё такое. Но ведь главное не это? Главное - это что у тебя там внутри... в сердце, если хотите. А символика эта вся... не знаю, не знаю. Хотя, конечно, народу это надо. Да и нам тоже, в общем-то, не вредно. Верите ли, даже меня - меня! - иногда так и тянет перекреститься...

Почему же нет? Вполне серьёзно считаю. Вот, если вы слышали, есть такое мнение - бандит, дескать, перекрестится на церковь, а потом спокойно пойдёт себе убивать, грабить... как это сейчас называют, рэкетировать... А я так думаю - лучше пусть перекрестится. Может, от чего-то это его удержит. А не удержит, так потом... напомнит. Я, знаете ли, после всего очень многое передумал, переосмыслил как-то. И что-то понял для себя. Это, знаете ли, дорогого стоит... Конечно, теперь-то уже поздно, но всё-таки, в каком-то высшем смысле, может быть, и нет. В доме Отца Нашего горниц много. Может быть, и нам с вами найдётся закуточке какой-нибудь, как вы думаете, а?

Ой, что-то я много болтаю. Вы не обращайте внимания, это у меня от волнения. Да-да, если вы заметили, я тоже волнуюсь. Да-да, не только вы волнуетесь, но и я тоже. Это ж не так всё просто.

Вы, Виталий Аркадьевич, не в обиду вам будет сказано, всё-таки немножечко эгоист. Вы простите, что я вам так прямо это говорю, но ведь правда же, да? Вы вот сидите и думаете о себе любимом. Что вам сейчас, дескать, тяжело. А ведь не только вам тяжело. Мне в каком-то смысле тоже тяжело, да. Я ведь принимаю на себя ого-го какую ответственность. Так ведь - чик, и нету. А у нас с вами - это всё совсем, совсем по-другому. Это, фактически, что-то вроде, как вы это называете, "отношений" - ну вы понимаете, о чём я говорю, да? В общем, такая близость... Да, именно близость, очень хорошее слово. Близость. Связь. Это связывает, да. Даже на уровне чисто психологическом. Ну и, конечно, организационно... но мы об этом попозже поговорим, хорошо? После всего. Тогда и поговорим. Ладушки?

Да, я тут неудачно так очень оговорился, про это... ну, про "чик". Ну конечно же не "чик", это я погорячился. Нам ведь тоже живого человека... чик... вы как считаете, это нам как стакан воды выпить? Нет, конечно же. Это вы себе воображаете, что мы прямо уж такие монстры. Ничуть! Мы такие же как вы. Конечно, некоторые изменения происходят, тут уж ничего не поделаешь... Но вот скажите, по мне - видно что-нибудь? Нет, не видно. И, уверяю вас, про вас тоже не скажут.

Ах, какой чудный салатик. И, действительно, постненький. Что? Ну вот видите, я же кушаю... Нет, нет, что вы! Вы, наверное, думаете, что мы... Хе-хе-хе. Отнюдь нет, милейший Виталий Аркадьевич, отнюдь нет! Есть, есть и у нас свои маленькие радости. Вот, к примеру, салатик... или, скажем, рюмочка хорошего винца... Пост? Можно, хотя и не во всякий день. Однако нам-то в любом случае полагается послабленьице, как бы по немощи телесной... Вот сейчас и попрошу. Милочка, мне, пожалуйста, красненького... вот этого, пожалуйста, хе-хе-хе... Как так нету Петрю? В книжечке вашей есть, а по-настоящему - нету? Да, Петрю восемьдесят девятого. Очень люблю этот год. И вы хотите сказать, что - нету? А вы шепните на ушко Рафаэлу Аршаковичу, что, дескать, специальный посетитель требует красненького... Да-да, вот так и скажите, он поймёт.

Что-что? Э, батенька, а вот это всё теперь совсем не действует. Это и раньше не очень-то способствовало, ну а сейчас так и вовсе... Теоретически, конечно, оно можно... попробовать. Поселиться, хе-хе-хе, в келейке, рядом со старцем каким-нибудь... этаким Зосимою, да? Ну, вольному воля, попробуйте. А когда проснётесь с симпатичным таким засосом на шейке, попробуйте, скажем, к буддистам съездить... Так и будете ездить, пока не... Ну вы сами понимаете, да.

А, вот и красненькое! Дайте-ка мне пробку... Да, оно самое. Нет, ждать, пока оно продышится, мы не будем... а перелейте-ка нам это чудо в графинчик. Это, девушка, делается над пламенем свечи... Да-да-да, очень правильно. Вино, знаете ли, любит женские ручки, я всегда это говорил... Вот хорошо. Подождём немножко, а я пока салатик поковыряю...

Да, и мальчика своего всё-таки отошлите. Он тут стоит, слушает, а у нас тут разговор серьёзный, ага?

 

Вот теперь можно пить. Желаете ли, Виталий Аркадьевич, я вам плесну? Нет? А что это там у вас в бокальчике? Никак, Шеваль-Блан? Ах, ах, ах. Да вы, Виталий Аркадьевич, у нас гурман старой закалки. Я вот лично вас очень хорошо понимаю. Представьте себе, люди совершенно разучились есть! Помню, в Малом Ярославце... Эх, были времена!

Вы пока думайте, думайте. А я себе ещё чего-нибудь закажу. Милочка! Мне, пожалуйста, ещё вот этого... да-да, именно. Но только без соуса. Знаем мы ваши соуса, там наверняка сметанка какая-нибудь, а я, знаете ли, не хочу скоромиться. Мелкий грешок, а неприятно. Отец Григорий, мой духовник, он так говорит: мелкий грешок - как блошка: сидит и кусает, сидит и кусает... Что-что? Да, тоже из наших. У нас, кстати, в главном офисе своя церковка, совершенно чудесная. Конечно, никаких тебе крестов, икон - в общем, без всякой символики. Простота, строгость. Но при этом никакого тебе протестантского духа. Входишь и чувствуешь - ты не где-нибудь, а в Храме Божьем. Это, доложу я вам, дорогого стоит.

Что насчёт символики? Да как вам сказать... По работе это не то чтобы мешает, как и прочие штучки... но неприятно. Да, неприятно. Почему - это долго объяснять, всё равно не поймёте. К тому же тут всё очень индивидуально. Я вот, например, хуже всего переношу чеснок. Причём, что любопытно, ежели соус из него какой-нибудь - это нормально совершенно, даже люблю. Но вот в головках - очень неприятно. До болезненности. Но ведь у нас как: ежели кому невмочь, ему товарищи помогут. Работа есть работа, и она будет, сами понимаете, сделана. Не за страх, а за совесть, ага.

Как они хорошо всё-таки тут готовят. Надо будет Рафаэлу Аршаковичу - это, если вы не знаете, шеф здешний - передать сугубый комплимент. Милочка! Рафаэлу Аршаковичу передайте, что специальный посетитель никаких претензий не имеет и очень всем доволен. А то старик небось волнуется, хе-хе-хе... Так чтобы не волновался. И ты тоже, милочка, тоже не волнуйся. Всё у вас будет хорошо. Верьте моему слову, у меня интуиция - у-у-у!

Да, интуиция. Вот смотрю я на вас, Виталий Аркадьевич, и вот что думаю. Что ни говори, а вы, Виталий Аркадьевич, настоящий делец. Сейчас говорят - "бизнесмен", ну а мне старое слово нравится. Делец. Хорошо звучит, правда? Это я с восхищением говорю, а не с укоризной. Делец! Это ж как надо чтобы были мозги устроены! Я всегда в таких случаях говорю: настоящий делец - он всегда видит для себя какие-то новые возможности. Даже если стоит на ящике с петлёй на шее - он до последнего будет думать, что ему эта ситуация даёт, а не только что ему страшно и ужасно... Вот вы, к примеру. Не так уж долго беседуем, а вы уже и заинтересовались, уже обдумываете всякие варианты. Так вы не стесняйтесь, я вам всё расскажу, если что. Впрочем, какие-то основные вещи вы уже знаете, так что не выбирайте выражения, а говорите прямо. Называйте, так сказать, вещи своими именами.

Ну что вы, совершенно не против! Хоть горшком назови, только в печь не сажай. Хе-хе-хе... Мы сами, правда, это слово не используем. Не то чтобы не любим, а именно что не используем. Да, из-за этого тоже. И вообще, "вампир" - это как-то глупо звучит, вы не находите? Тем более, это современное кино ужасное про вампиров... Терпеть не могу. Нет, пока я был живой, я очень кино любил. Тогда это была, в некотором смысле, новинка. И, кстати, очень я любил кино отечественное. Вы знаете ли Веру Холодную? О, вот это была великая актриса! В России была своя, можно сказать, школа, да. А сейчас, увы, не смотрю... Насилие, убийство, кровь опять же на экране. Меня от этого, извините за такое выражение, тошнит. Да-да, тошнит.

О господи, ну конечно же нет! Никакой кровью мы не питаемся. Мы же не кровососы какие-нибудь. Я вам больше скажу: живая кровь для нас - ядовита. Да-да, ядовита самым натуральным образом. После каждого поцелуя лечится приходится. Вот, представьте себе, я вас поцелую, а мне же потом сутки в земле лежать, в себя приходить. И если мы кого и целуем, так исключительно по рабочей надобности, по прямому указанию начальства… Вот так-то. А вы - "кровососы". Ну хорошо, не говорили, а подумали. Всё равно ведь неприятно, да.

Почему? Так было задумано. Наша служба и опасна и трудна, и на первый взгляд как будто не видна - это вот точно про нас. Ну и сами посудите - что было бы, если б нам это самое... кровососание... доставляло нам какое-нибудь, прости Господи, удовольствие? Это ж что получилось бы? Всякий, э-э-э, вампир, чуть начальство отвернётся, набрасывался бы на невинных людей, и ну из них кровь сосать? Кошмар это был бы, сущий кошмар. Поэтому Великие, когда нас создавали, озаботились о том, чтобы это занятие было бы для нас по возможности неприятным. Так что насчёт удовлетворения - моральное, только моральное, никакое иначе. Чувство, так сказать, выполненного долга.

Да, разумеется, долга. Мы, вампиры, существа служебные, как и прочая нежить. А какая у нас служба, это вы, кажется, и сами сообразить можете.

Ну, можно сказать и так. Вообще-то, конечно, "тайная полиция" - это не совсем точно. Хотя... да ладно, не будем придираться к частностям, смысл получается тот же, а насчёт различий - это долгий разговор получится.

Ну, если это вам настолько интересно... Позвольте тогда, уважаемый Виталий Аркадьевич, познакомить вас с историей вопроса. Началось всё это во времена весьма отдалённые. Когда в Цха произошла демократическая революция... Что-что? Нет, я не кашлял. Это было такое древнее государство... вы его Атлантидой обычно называете... Ну конечно же была, почему же не быть-то ей... Да, затонула... Тут затонешь, когда по тебе так шандарахнет... Ой, вот этого не знаю. От тогдашних технологий рожки да ножки остались. И, положа руку на сердце, может, оно и к лучшему? Вот сейчас тоже. Напридумывали всякой дряни, вроде атомных бомб этих кошмарных. Ну кому от них лучше стало? Вам от них лучше стало? Нет. И мне не стало. И, уверяю вас, нам всем вместе взятым тоже нисколечко от этого удовольствий не добавилось. Так что ну его, любопытство это нехорошее. Не людское это дело, знать, как оно там в природе внутри всё устроено.

Так мы на чём остановились? Да, значит, случилась некогда в Атлантиде революция. И установился у них порядок, сильно похожий на то, что у нас сейчас называют, так сказать, демократией. Ну и что вы думаете, началось?

Да, да, да. Именно так. Даже капитал за границу вывозили, прямо как у нас. В Му. Это, знаете ли, был такой континент... Ну, его тоже сейчас нет. В силу тех же самых причин и соображений. Рыбка ищет где глубже, человек - сами понимаете - где лучше... В общем, безобразие. А главное - никакими законными методами, в рамках, так сказать, демократической модели, прекратить это было совершенно невозможно.

Вот тогда-то и появились мы. В качестве, так сказать, необходимого дополнения к гражданским свободам.

Может быть, к десерту приступим? Вы как, Виталий Аркадьевич, насчёт сладенького? Ну хорошо-хорошо, продолжаю. Значит, создали нас именно как тайную полицию. Судебно-карательный орган последней инстанции. Заметьте, совершенно неподкупный. Вот вы ведь даже и не пытались нам какие-нибудь деньги предложить - сами знаете, что для нас они ничего не значат... А что значит? Приказ вышестоящего начальства. У нежити с этим строго.

Ох, Виталий Аркадьевич, до чего же вы любопытный, всё-то вам надо знать. А ведь можно было бы и самому подумать, у вас голова светлая. Ведь правда, светлая? Ну понятно же, что мы не сами собой управляемся. Это было бы, так сказать, странно, да? Иначе, извините, мы бы рано или поздно вышли бы из-под контроля, а Великие этого совсем не хотели. Поэтому Посох может в руках удержать только живой человек. Причём облечённый законной высшей властью в государстве. Никак иначе. Вот если вам, например, Посох в руки дать, так у вас, извините, руки отсохнут. В самом буквальном смысле. Так что лучше и не думайте, да.

Ну конечно же, можно. Только сложно это, и времени требует. В России, чтобы изготовить новый Посох, десять лет мучаться пришлось. Иначе бы всё по-другому пошло, ага. Старый-то Посох силу потерял ещё при Андропове. А что ж вы хотите? Знаете, какие жертвы нужны, чтобы Посох освятить? Ого-го. Ну и не только жертвы... В общем, пока сделали, пока освятили, пока передали Президенту... Вот тут-то вы и разгулялись, господа хорошие. Разгулялись, силу почуяли, ага. То ли дело в Америке...

Что-что? Ну конечно, тоже! Любое государственное устройство, кроме явной диктатуры, в особенности же демократическое, держится на вампирах. Любое! Зарубите себе на носу. Другое дело, хорошо ли держится... Тут многое от инструментария зависит. Наши российские вампиры - это тебе не западные товарищи. Мало, мало нас, ну и возможности у нас так себе, средненькие. А в Штатах наша, так сказать, популяция, знаете какая? Ого-го! Да и Жезл Власти ихний - это тебе не российский Посох. Это, знаете ли, штука совсем другого калибра, ага.

Ну да что нам заокеанские дела мусолить. Время дорого. Ближе к делам нашим скорбным. Давайте, что-ли, посмотрим на вот какую сторону дела. Вы, Виталий Аркадьевич, на чём свои капиталы нажили, положа руку на сердце? На том, что, как бы это сказать, Родиной торговали. Кому-кому, говорите? Хе-хе-хе. Ну, не только им, конечно. Хотя, наверное, и им немножко досталось, а? Ну что вы, какой же я антисемит. Мы же с Вами, Виталий Аркадьевич, одной, так сказать, крови, помните, как это у Киплинга - мы с тобой одной крови, ты и я? Н-да, в нашем случае это звучит немножко двусмысленно, да. Не без того! Хе-хе-хе. Я, правда, выкрест. Смешное слово, правда? Выкрест. Но заметьте - совершенно не корысти ради. Даже, скорее, напротив. Меня ещё и отговаривали, да, а я упёрся: вот не приму вампирства без Святого Крещения, и делайте со мной что хотите. И, вы знаете, вняли. Мой папа... ну я так называю своего инициатора, у нас это принято... так вот, мой папа даже был мне крёстным отцом. Выдержать два часа в церкви, среди всей этой символики! Потом он, конечно, долго болел... а я казнился, поверите ли, Виталий Аркальевич, казнился! Что по глупости своей, по дури, подверг... Ну да мне быстро мозги вправили на сей счёт. Да, быстро.

Так насчёт бизнеса вашего, Виталий Аркадьевич. Ну мы же понимаем, когда в девяностые. Тогда время такое было. Власти нормальной нет, новый Посох только-только вырезали. Тогда все чем-то таким занимались, крутили, понимаешь, всякова-якова.

Хотя, знаете ли, тоже ведь нехорошо. Не то, что вывезли, а то, что за гроши продали. Да-да, это я о советском золотом запасе. Вы почём золотишко-то отдавали? Негусто, негусто. Это ж в двадцать раз ниже настоящей цены. В двадцать! Не совестно? И ведь с каким, так сказать, цинизмом провернули! Теми же самолётами, что сюда гуманитарную помощь возили! Ах, ах, ах. Ну да ладно, дело прошлое, тут уже ничего не попишешь. Не вы - так другой. Это и я понимаю, и начальство моё, оно ведь тоже не дурное, оно тоже понимает, да.

Да, и про международные кредиты, и про всякие хищные народности, которым вы оружие продавали... и про другие всякие дела, это всё тоже интерес представляет скорее исторический. Что было - то было. Мы ведь с вами не по этому поводу встречаемся.

Нет-нет, про приватизацию я вам рассказывать не собираюсь. Даже и не думаю. В этом вопросе вы, хе-хе-хе, дока. Вам бы книжки писать... Ничего, дай бог, время пройдёт, может, чего и напишете. Ну это уже совсем потом, для исторического, так сказать, интересу. Вы тогда на всё посмотрите под другим совсем углом зрения. Это я вам обещаю, ага.

Правильно, правильно, Виталий Аркадьевич, давайте поближе, как это вы хорошо пошутили, к телу. К телу, н-да... Позвольте, я начну издалека, мне так будет удобнее. Был я тут как-то в Италии, по обмену опытом с тамошними товарищами... кстати, чудесная страна Италия, правда? У вас там такой домик хорошенький... Так я о чём, бишь? А, ну да. Так вот в той Италии видел я статую - какую-то такую очень известного автора, не помню, как бишь его... - в общем, статую, символизирующую Счастливый Случай. По нашему говоря - фарт. Так вот, изображал он этакого крылатого, так сказать, мальчугана, или скорее юношу. И вы знаете, что там было самое интересное? У юноши спереди вихор такой торчит - а затылок гладенький. И местные товарищи мне объяснили это дело так: если фарт перед тобой - хватай его за вихор, а вот бегать за ним бесполезно, потому что сзади его ухватить не за что... Как вам аллегория?

Ну что ж тут не понимать, Виталий Аркадьевич, вы же умный человек. Вы ж первым почуяли, что в воздухе что-то такое изменилось, что-то начало меняться в стране, помните? И не в благоприятную вашим делам сторону. Как вы это игриво выразились, жопой чуяли, что фарт кончается.

Так надо было слушать свою жопу, мудак! Надо было отойти в сторону и не мешать! А ты полез! Ты на кого полез, мелочь воровская? Ты полез на власть! Ты решил, что ты самый крутой! Ну и получил по морде. Раз получил по морде, два получил по морде... последнему кретину уже ясно было, что надо ложиться! Но ты ведь оборзел! Ты борзо хрюкнул! Ты на власть хрюкнул, ты, мелочь воровская, вонь подрейтузная! Ты...

Милочка! Кофе нам, кофе и коньячок! Нет-нет-нет, только армянский. Шустовский, хе-хе-хе. Я кроме шустовского, никакого другого не пью, да и за коньяк-то не считаю. Так и передайте Рафаэлу Аршаковичу, хе-хе-хе... Нет-нет, всё это, что у вас в книжечке - этого я пить не буду. А вы намекните лично Рафаэлу Аршаковичу, что специальный посетитель желает капельку из старой бутылочки с белой этикеточкой... он поймёт.

В общем, так, Виталий Аркадьевич. Я тут недавно по работе встречался с одним вашим знакомым, ещё по золотым делам, ну вы понимаете, о ком я... Да, конечно, он давно у нас. Кстати, отличный работник. Так вот, он как раз настаивал на том, чтобы - вас - "чик-чик". Опасный, говорит, человек Виталий Аркадьевич. Очень опасный. Столько, говорит, людей положил ни за что. Не нравится ему человек, не доверяет он ему - так человека через неделю-другую уже и след простыл. Потом кой-кого находили - в подмосковном лесочке, в мокрой глине... Со следами, так сказать, физического воздействия на теле. Паяльники там всякие... гадость. Так вот, мы ведь паяльник к вашим разным местам прилаживать не будем. Я ведь сейчас что сделаю? Встану и уйду. А ночью - всенепременно вас посещу. И следующей ночью - тоже посетителей ждите. А потом будете вы лежать в лучшей клинике Цюриха, и будут у вас ручки-ножки, того... отгнивать. Знаете, как оно бывает? Вот вы лежите, живой пока, а пальчик у вас уже мёртвенький. И уже пахнет... А потом ещё пальчик, а потом ручка. А потом глазик. И будут на вас смотреть лучшие цюрихские доктора, ласково так будут смотреть. Они этих дел на своём веку навидались. Будут они на вас смотреть ласково, положат в лучшую палату. Подальше от остальных, чтобы нам вас посещать было удобнее. А если увидят у вас на шее крестик, или, скажем, чеснок какой-нибудь на стенах - сами же и снимут. Потому что за такие штучки мы можем и рассердиться на швейцарских лекаришек, понимаете, да? И, кстати сказать - следы нашего укуса не отслеживаются никакой, как это вы называете, биохимией. Синячок остаётся, но и только. А можно и без синячка, если нежненько... Я, например, всегда нежненько работаю. Ну, разве что засосик на память.

В общем, выбирайте, Виталий Аркадьевич. Или на тот свет - и, поверьте мне, не самой короткой дорожкой... и не самой приятной, да. Или - королевский поцелуй. И, соответственно, к нам.

Не буду врать, жизнь ваша поменяется. По внутренней своей сути - да, поменяется, как же без этого... Крутой вираж, так сказать, да, крутой, тут уж ничего не поделаешь. Но ведь это же лучше, чем "чик"? Всё-таки, знаете ли, ногами по земле ходить, а не под землёй лежать - это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Уверяю вас, лучше уж так, чем никак. В конце концов, вы сами знали, на что идёте, когда начинали этот бизнес, так ведь?

Вы имейте в виду, Виталий Аркадьевич, что мне от этого чистый убыток. Вампиры - существа долгоживущие, да и уничтожить нас весьма затруднительно... Что? Кол осиновый? Хе-хе-хе. Хотя , конечно, неприятно, очень неприятно, да. Или серебро... Неприятно, да. Но - терпимо. По крайней мере, в первые пятьсот лет. Дальше, конечно, сложнее... Но я не о том. В принципе, вампир может протянуть долго, очень долго, да. Всякие травмы физические для него, в общей перспективе, безвредны. Ну, полежит недельку-другую в земле, силы восстановит - и вперёд... А вот королевский поцелуй - он сокращает жизнь... вернее, то, что у нас вместо жизни.

Почему так? Ну, батенька, это опять же предусмотрительная мера. Мы ведь обычным путём не размножаемся, ага. Что и неудивительно, с точки зрения опять же контроля. Мы существа служебные, а значит - не должно же нас быть слишком много, понимаете? С другой стороны, некоторая естественная убыль всё-таки имеет место быть. Что? Да, есть способы убить вампира. Конечно, это не те детские глупости, которые в кино показывают. Тут надо владеть серьёзной магией - но, в общем, да, можно убить. Есть ещё и всякие катастрофические события. Огонь, вода... мало ли. В общем, как ни крути, а умножение рядов тоже должно иметь место. Отсюда и королевский поцелуй. Ну не принято у нас слово "укус", милейший Виталий Аркадьевич, не принято! К тому же, действительно, это и не укус вовсе. Да вы сами почувствуете, в чём разница...

Вот так оно дело и обстоит. Обычно вампира хватает на пять-шесть королевских поцелуев. Причём первый рекомендуется делать в молодости, в районе где-то около ста лет. Мне, например, самый возраст пришёл, да. Пора, пора мне уже и обзаводиться потомством.

Ага, у нас это так и называется. Ещё говорят - "избранник". Хорошее такое слово, старомодное немножко, но хорошее. Вот вы, Виталий Аркадьевич, будете мой избранник. Да.

Конечно, я не сразу решился. Я ваше личное дело и так, и сяк изучал. Много было сомнений, да. А сердечко-то, сердечко-то - оно мне шепчет - "он! он! возьми, возьми человечка!" Ну что поделаешь, сердцу не прикажешь ведь, да?

Ох, Виталий Аркадьевич, я так волнуюсь. У меня это первый раз... Вы у меня, Виталий Аркадьевич, первенький. Это, знаете ли, как невинности лишиться, что-ли. Ой, я даже краснею. Хотя вам-то, наверное, смешно, да? Старый вампир, сто лет в обед... и как мальчишка. Смешно, право... Вот я себе тоже говорю, что не надо же так...

Милочка, вы карточки пластмассовые берёте? Эту, как её, "визу"? Или только наличными?

Ну да, не без этого, милейший мой Виталий Аркадьевич. У нас тоже есть свои обычаи, проверенные временем, хе-хе-хе. До тех пор, пока у вампира нет своего потомства, он находится в полном распоряжении родителя. То есть, хе-хе-хе, в нашем с вами случае - в моём. А вот я, напротив, выхожу из попечения своего, так сказать, папы. С самыми, заметим, наилучшими воспоминаниями и пожеланиями в его отношении. Я вас непременно познакомлю... Да, кстати, вы только не подумайте чего плохого! Мы, вампиры, существа несексуальные. Так что о девочках-припевочках и прочем таком трам-пам-пам можете забыть. Да и что в этом хорошего, скажите на милость... Я уж и думать об этом отвык. А вот королевский поцелуй... о-о-о. Это, знаете ли, очень, очень приятно... У меня, если честно, от одной мысли об этом клыки встают...

Вот сами посмотрите...

Что это вы, Виталий Аркадьевич, побледнели-то так? Скоро и у вас, милый мой, такие же будут. Это ничего, что у вас там сейчас короночки. Вырастут, ей-богу, вырастут! Будьте покойны, Виталий Аркадьевич, обязательно вырастут... А ещё у вас будет знаете что? Но это уже, хе-хе-хе, я вам шепну на ушко...

Куда это вы собрались? Ах, да, конечно. Ну давайте, давайте, я вас тут подожду. Естественная, так сказать, надобность...

Милочка! Извольте счёт. Спасибо! Это я к тому, что ваше вознаграждение - здесь, в книжечке. Нет-нет-нет, не за что, у вас тут всё так чудесно... непременно загляну ещё...

Что? Тот господин, который вот здесь сидел? Ахти боже мой, сейчас, сейчас...

 

...Разойдитесь, все разойдитесь! Это просто обморок. Самый обычный обморок.

 

...Ну вот мы и дома, милейший Виталий Аркадьевич. Это я вас довёз. Вы такой бледный... Заметьте, я уже отношусь к вам по-родственному. Уже сейчас, да. Я, как вас увидел - у меня просто сердце упало. Подумал самое худшее... Инфаркт там, или инсульт. Знаете, бывает...

Ну вот, дорогой Виталий Аркадьевич, вы уже в себя пришли. Вы не стесняйтесь, право. Нам теперь друг друга стесняться нечего, правда ведь? Потому что вы всё уже решили. И, надо сказать, правильно решили. Вы не пожалеете, Виталий Аркадьевич, нет, не пожалеете. Мы ещё, хе-хе-хе, всем покажем, да... Мы им всем покажем.

 

...Я ждал тебя сто лет. Я больше не могу ждать. Иди ко мне.

 

...Да, вот так. Нет, не надо раздеваться. Рубашечку только отодвинем, ага... Не хочется в такой момент - через одежду. Хочется чувствовать кожу. Голую кожу.

Ах, какая у тебя там синяя жилочка...

Ну, иди сюда, глупый. Это же совсем не больно.

Шейку...

Шейку...

 

вернуться на главную страницу   гостевая бука: оставьте своё веское слово!